Фото: EPA/Scanpix/LETA
Рано утром президент России Владимир Путин объявил о начале "специальной военной операции" против Украины. На линии соприкосновения и в разных городах Украины загремели взрывы, социальные сети заполонили фотографии танковых колонн. Портал Delfi поговорил с жителями Киева и Донецка о том, как они переживают начало войны и на что рассчитывают.

Пусть Путину пригорит, пусть Европа с НАТО не только красиво говорят!

Андрей Омельчук, специалист IT, 38 лет, Киев:

- Никто не верил до конца, что у Путина настолько не хватит мозгов, что он начнет 3-ю мировую. Мы в шоке, но боремся с этим чувством. Очень надеемся, что нам сильно помогут — сами мы такое не вывезем. У меня нет армейских навыков, но если придется — готов. Конечно, это было бы легче, если бы моя семья (она в Киеве) была в это время в безопасности. Моя жена из Горловки, она в Киев до войны перебралась, а теща приехала к нам вчера — на крестины внука, но похоже, придется отменить.

Не скажу, что тут паника. С четырех утра до полудня на дорогах были огромные пробки — люди боялись, что начнут бомбить город. Сейчас дороги свободны, через Днипро можно проехать. Были перебои связи, сети перегружены, но по сути все работает — магазины, банковские карты… Самолеты летают — я видел украинские, говорят, сбили российский беспилотник, а под Киевом две крылатые ракеты в воинскую часть попали — это совсем рядом. Кибер-атак пока не было, но у нас айтишники сильные — будут держать оборону. Надеемся, что не будут стрелять по женщинам, детям и невоенным. Люди готовы, если надо, спуститься в подвалы и паркинги. Но когда у обезьяны граната, трудно понять, что она с ней станет делать. И потом, он даст команду, а наемникам все равно, кого стрелять за бабки. Сидим на сумках и ждем.

Станет хуже — будем спасать детей и близких, чтобы они выжили и помнили, какая сволочь эта Россия. С жителями ДНР и ЛНР у нас нормальные отношения были, пока не началось — им придется отвечать, что они выбрали эту власть. Если бы они вышли на улицу, ничего такого бы не было. Конечно, пропаганда с двух сторон идет, но количество русских фейков порвало все границы: фашисты, бендеровцы, русский язык притесняют… Я всю жизнь живу в Киеве и говорю по-русски — мне никто не разу ни сказал, говори на украинском — это демократия и свобода: говори на каком хочешь, верь в бога в какого хочешь, выражай свои мысли, ругай президента — ничего тебе за это не будет.

С российскими друзьями я пока не говорил и не знаю как — это большая внутренняя борьба. Почему они ничего не делают? Почему молчат? Очень хочется, чтобы НАТО и вся Европа не только говорили красивые слова, но и что-то делали — чтобы они отвечали за свои слова о безопасности в Европе. Я против войны, но пусть Путину пригорит, пусть весь мир встанет против этого Гитлера лысого, а не мы тут своими жизнями платили за то, что у кого-то кишка тонка!

В первый раз чувствую себя защищенной — кто-то борется за мои права

Александра, учитель украинского языка, журналист, русская татарка, Донецк:

- Сейчас у нас есть связь, интернет, ходит транспорт — я с утра проехала через весь город, три района, в центре и на окраине — все спокойно. У меня на окраине мама, бабушка, 5-летний сын. Мама хотела ехать платить за коммунальные услуги — я не пустила. Сама была в поликлинике и магазинах, съела шаурму по дороге… Никакой авиации, военных машин, танков и русской армии сегодня я не видела. Слышна работа артиллерии — снаряды ухают на уровне 2015-2016 года, когда после подписания Минских соглашений стало потише.

Фото: No privātā arhīva
На фото Александры: так сейчас выглядит центральная улица Донецка — Артема.

В 2014 все было серьезнее. Но мы ни сейчас, ни тогда никуда не эвакуировались, несмотря на перебои со светом, водой и прочие лишения. Тогда я жила в Горловке — у нас был такой обстрел украинских "градов", что не могла подползти к раненому мужику, чтобы пережать артерию — он так и умер у меня на глазах… Сейчас обстановка намного спокойнее, прежде всего — эмоционально. Наверное, чтобы понять, как мы рады сейчас России, надо пережить такие 2014-2015 годы и восемь лет прожить в гетто, когда ты никуда не можешь выехать и лишен большинства своих гражданских и личных прав — наконец-то нам не страшно.

Из военных стихов Александры:
"…жизнь продолжается. снова обстрелы.
а я боюсь жужжания бормашины
и своего зубного.
а кто-то ставит стразик на зубы,
а где-то девочку везет скорая -
осколочное.
и все не в рифму -
не рифмуется девочка с девочкой.
и все без ритма -
то одиночные, то пол комплекта градов.
жизнь продолжается.
у меня еще дела в городе".
(2015)

Сегодня у меня российское гражданство, до этого было гражданство ДНР. До войны была гражданкой Украины — я родилась и выросла в Донецке, но мои корни из России: сюда приехали мои прадеды — один из-под Казани, второй из-под Брянска, третий из-под Рязани. Майдан у нас был в 2005 году — тогда был сильный всплеск политической активности, а потом — разочарование. Я тогда училась в Донецком университете, а вечером возвращалась из библиотеки — на автостанции объявляли результаты выборов, когда победил Янукович, наш кандидат — простые донецкие мужики от радости кидали вверх шапки. Но начался Майдан — радость сменилась апатией.

Национализм расцвел: меня в университете заставили пересдавать экзамен, когда я назвала более позднюю дату рождения украинского языка — со ссылками на ученых. Все взорвалось в 2014 году и вылилось в гражданскую войну. Я для себя на много лет выбрала внутреннюю эмиграцию, ушла в религию, преподавательство, благотворительность.

В 2013 году нас снова заставили погрузиться в политику и задуматься, украинцы мы или нет. Помню, вела экскурсию людей по Донецку — они удивлялись, что в Донбассе "не все быдло живет и на улицах чисто". Почва готовилась.

Случившееся сегодня ночью было для меня очень неожиданным. С одной стороны, я — против войны, так меня воспитали. С другой стороны, наконец-то, я не чувствую себя незащищенной и брошенной, чувствую, что мое государство за меня сражается, в том числе и так. Я готова к любому повороту событий. Я и до войны могла в любой момент сорваться в ночь автостопом… Я не хочу войны, но пусть горят склады с оружием.

"Это атака против всех, точка невозврата для отношений!"


Наталья Гуменюк, журналист, колумнист The Guardian, Киев:

- Несмотря ни на что, ты никогда не мог представить, что такое в принципе возможно в 21-м веке, в нашем поколении. Фактически, сейчас они атакуют все основные украинские города, все военные объекты, военные части, военные склады, аэродромы даже в маленьких городах, под Ивано-Франковском и Чугуевым, о которых никто толком не слышал. Понятное дело, что у них есть все советские карты, где это все находилось.

Фото: DELFI.ee
В таком режиме невозможно подсчитать число жертв, но уже столько часов, несмотря на все их десанты, украинцы везде отбиваются. И "джавелинами" ( переносной зенитно-ракетный комплекс) танки останавливают. Полномасштабный бой идет по всей стране. Насколько возможно, ситуация контролируется, все работают: армия, штаб, банки, компании, организации, местные власти, школы закрыты, но больницы работают… Да, люди активно идут за продуктами, были очереди в банкоматы, мобильная связь работает, электрика и вода есть… Паники нет.

Я все время отсматриваю прямые эфиры, включения журналистов на местах. Конечно, есть ожидание, что может быть хуже — у России столько оружия и столько силы! Но люди будут отбиваться до последнего. Не все, но кто может. На востоке из самых опасных районов какая-то эвакуация есть, но это даже не региональная история. Они бьют точечно по военным объектам, но есть мирные жертвы — в Харькове в жилой дом попало.

Как я понимаю, где отбили — там отбили, где это было невозможно — там они продвигаются. Да, что-то захватят, но люди будут сопротивляться, сколько можно — никто не будет сдаваться. Самое главное, что все люди категорически против — есть единогласное понимание, что это атака против всех, точка невозврата для отношений. И да, есть надежда, что мир должен заступиться — санкции или еще что-то.

Российский фашизм не пройдет!

Александр Фоменко, инженер, 63, Киев:

Проснулись в 4.30 от взрывов вокруг Киева. Русские атаковали крылатыми ракетами, очевидно, из Белоруссии нашу военную инфраструктуру и аэродромы, аэропорты. Где-то им удалось нанести ущерб и потери людей. Сейчас более-менее спокойно. Я сижу в офисе. Есть дела. Дима с Наташей почти доехали до Львова. Там друзья. Маму успокоил как смог. У меня настрой боевой. Готов защищать Батькивщину. Российский фашизм не пройдет! Украина была, есть и будет! Спасибо за волнения про нас.

Как ощутим реальную угрозу — уедем

Мила, хозяйка сувенирной мастерской, Киевская область:

- Я нахожусь в шести км от Киева, возле Вишневого — атаки фактически в 30 км от моего дома. Стараемся не паниковать, никуда не уезжаем. Знакомые утром хотели уехать — только спалили бензин в пробках и вернулись. На работу мы не вышли — занимаемся домашними делами, чтобы голову занять. Собрали вещи, документы и деньги, машину заправили до полного бака — сидим и ждем. Как ощутим реальную угрозу — уедем. Куда? Не знаю. В Европу, в Польшу. У нас одни знакомые из Одессы в Молдову перебрались, другие — со Львова в Польшу. На границах пускают без проблем.

Пока Украина держит удар. Были подготовлены к такому ходу событий. Хотя никто наверняка не знает, что творится в голове у Путина. Как и большинство украинцев, считаю его больным на голову. Хочу думать, что все остановится уже сегодня, хотя вряд ли мы будем спать спокойно. Не хочу даже мысленно допускать еще худшей ситуации.

У нас за последний час несколько раз пролетели военные вертолеты, был один взрыв. В остальном спокойно. Но в сети паника. Во всевозможных чатах выкладывают адреса бомбоубежищ рядом с нами. Люди пытаются туда пойти, но в основном все закрыто. Мы же семьей (я, муж, сын и коллега по работе) просто сидим дома.

"Все ждут ночью серьезный ракетный удар"

Катерина, журналист, 37 лет, Харьков:

- Утром в Харькове был обстрел, потом еще. В течение дня периодически слышим падения снарядов вдалеке. Люди боятся, конечно же. День был спокойным, все ждут, что ночью начнется серьезный ракетный удар. Мэр сообщил, что такая возможность очень вероятна и призывает население спускаться в метро. Мы с тремя детьми сейчас собираем вещи.

Читайте нас там, где удобно: Facebook Telegram Instagram !