Foto: Patriks Pauls Briķis, DELFI

Русские не задавались вопросом, что думают латыши, а латыши терпели — время русских потерпеть. Местных сторонников Путина надо не изолировать, а игнорировать — их немного. С Даугавпилсом надо говорить, а не показывать "красную карточку" — они свои. К войне надо готовиться — с надеждой, что ее не будет. Экс-президент Латвии Валдис Затлерс в программе ТЧК на rus.lsm.lv порассуждал об актуальном. Публикуем главное.

После окончания своего президентского срока Валдис Затлерс ведет активную общественно-культурную жизнь и охотно общается как с латышами, так и с русскими. Сегодня на ситуацию в Латвии он смотрит с оптимизмом. По его наблюдениям, "за время войны психоэмоционально мы стали намного сбалансированнее и сильнее: способны более холодным разумом реагировать на эмоциональные происшествия, чем год назад…"

О сносе памятника: что думают латыши, кроме угнетения русских?

По версии Затлерса, снос памятника оголил провода, но дал повод всем задуматься о сложившейся в стране и в головах людей ситуации, что может привести к усилению понимания через непонимание.

"До сих пор русские Латвии чувствовали себя как будто не того сорта, были немного обижены, не в правительстве, но никто не задавался вопросом, а что думают латыши, кроме того, что угнетают русских? — рассуждает он. — Со стороны латышей все 30 лет была такая толерантность: ну хорошо, нам памятник не нравится, но людям он нужен, они идут, кладут цветы, для их семейной истории это важно — будем дружно жить дальше. Война многое поменяла, многие латыши даже не верили: наконец-то нам не надо нести эту толерантность… И взаимопонимания стало больше. 30 лет большинство латышей носили… Теперь и русским тоже неприятно, есть много вопросов, но придется терпеть. Вследствие этого терпения, понимания через непонимание, жизнь будет становиться лучше…"

По версии Затлерса, послед сноса памятника всем требуется время для осмысления ситуации: "Никто не осуждает памятник Барклаю де Толли в центре Риги, нет ассоциации, что война 1812 года сделала что-то плохое местному населению, а война 1941-1945 года принесла много страданий и смертей. Мои родные, когда вернулись из Сибири до 1995 года ничего не говорили, заговорили, когда я вступил в Народный фронт — сказали: не иди туда, тебя убьют… И эти рассказы очень важны, чтобы понять: война — трагедия для всех. И война в Украине — трагедия для всех". Он предлагает сделать "местом для исторической памяти семьи кладбище, где реально похоронены воины и вспоминаются жертвы самой страшной войны".

Дата — 8 или 9 мая — не важно. Важно, чтобы человек чувствовал: он живет в мире, где была большая трагедия…

О местных путинистах: изолировать или игнорировать?

Затлерс предлагает их не трогать. "В основном это люди пожилого возраста. Это странно, что они за войну. Сами-то не воюют, а там гибнет молодежь. И их не изменишь". Тем же, кто говорит "я нейтрален", надо дать возможность подумать. После сноса памятника многие из них пережили сильное переживание, сейчас они в раздумьях — кто я, что я, почему здесь живу, почему я присоединяюсь к культурной жизни России, что мне с этим делать?

"Встает много личных вопросов, о которых люди не будут громко говорить. Надо им дать время — не перегибать палку…" По ощущениям Затлерса, многие в итоге выберут Латвию, потому что здесь имеют возможность чувствовать себя свободными.

Затлерс считает, что президент Левитс подобрал неудачное слово, предлагая изолировать ориентированных на Россию жителей. "Под этим можно понять что угодно. И естественно, что эта мысль обострила эмоции. Суть в том, что надо осознать, кто эти люди и игнорировать их. Дать им жить своими взглядами. Заставлять — это глупо и всегда неудачно. Если бы их было больше 10-12%, я бы стал нервничать, а 10% радикализма — это во всех государствах так. Если люди сидят дома, встречаются с друзьями-родственниками и обсуждают свои взгляды — это нормально, это их право. Но если они выйдут, не дай бог, с агрессивными акциями, это быдет караться законом, как пропаганда войны. Каждый сам делает выбор. Главное, не торопить события".

Об эмиграции и ВНЖ: могут быть и агенты

Затлерс объясняет, почему так сурово действуют латвийские власти в отношении бежавших из России эмигрантов — среди них могут быть и агенты.

"Мы никогда не будем строить фильтрационные лагеря, но точно будет ограничение визового режима. Гуманитарная часть, конечно, продолжится — мы гуманная страна, но все будет тщательно проверяться. С теми, кто уже тут живет, все сложнее. Надо понять, что до войны, 10 лет назад российские спецслужбы нагло вербовали латвийских подданных на свои службы. Это легко сделать: ты посещаешь свою маму в России или бизнес ведешь — и российские спецслужбы будут давить на этих людей без стеснений. Я знаю, что многие русские люди отказались от службы в латвийских спецслужбах, чтобы не быть двойными агентами. Я уважаю этих людей. В свободной стране человек уважает себя — не хочет быть агентом: не может служить в Латвии — лучше займется чем-то другим. Но на родственные связи давить легко".

О памятниках в Даугавпилсе: сносить, но без "красной карточки"

В противостоянии Министерства регионов и мэра Даугавпилса Андрея Элксниньша по сносам советских памятников экс-президент видит влияние личной семейной истории. Он обращает внимание на то, что "в Даугавпилсе очень сложное общество. И надо было найти отдельный более дипломатичный подход, а не просто угрожать красной карточкой. По закону так будет, но даст ли положительный результат — не знаю. Надо посещать эти места, немножко думать, говорить с людьми, объяснять, что и почему… В Даугавпилсе можно более дипломатично — это наш Даугавпилс".

Затлерс рассказал, что этим летом много общался с русскими Латвии и осознал, что "не надо рубить сплеча. Когда люди перегибают палку с Пушкиным и Сахаровым — остановитесь где-нибудь! Есть люди культурные, а есть люди, которые продуцируют то, что трудно понять, но равняется фашизму и нацизму".

О грядущих выборах: стакан наполовину мутен

Затлерс упрекает идущие на выборы партии в отсутствии свежих конструктивных идей: "Не вижу новых идей. Даже у тех, кто с помпой говорят, мы тут все поменяем. И у опытных — тоже. От каждых выборов у нас остается какой-то осадок. И он все время растет. Сегодня уже полстакана — ждать от них что-то нового трудно. Мы учимся. Люди будут очень прагматичны, потому что война — будут голосовать за партии, у которых больше опыта".

О призыве Арестовича готовиться к войне: молодежь у нас слабенькая

Из всех соседей опасна для Латвии только Россия, уверен Затлерс. Он вспоминает, что еще во время его визита в Москву в 2010 году президент Медведев просил его лоббировать, чтобы допустить россиян к системе противоракетной обороны — тогда бы они скорее двигались по программе модернизации армии к 2022 году.

"С этой точки зрения Арестович сказал правду. Нам надо понимать и изучать опыт Украины — как они справлялись с этой задачей. Как удержать РФ от военной атаки на нас. Это — то, что нам нужно сделать. Но что мне не понравилось в ответе министра обороны Артиса Пабрикса — что он сказал: это все чепуха, на нас не нападут! Я говорю — да, на нас не нападут в ближайшее время. Но нам надо понять, что риски там есть, и нам надо быть подготовленными. А не просто говорить — у нас все в порядке… Лучше говорить о войне до войны, чем после".

Затлерс призывает не связывать все надежды на мир с 5-м параграфом договора НАТО — если нападут, то проблемы начнутся раньше, чем она сработает. А у Латвии, "молодежь, к сожалению, физически очень слабенькая. Да и психологически. У нас тут и депрессия, и, извините, подтянуться на турнике не могут". Он предлагает всем молодым людям пройти физическую и моральную подготовку к возможной службе в Земессардзе или в армии.

Seko "Delfi" arī vai vai Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!