Foto: Publicitātes foto

Памятник в парке Победы можно и нужно было переформатировать, сделав его местом общей памяти и элементом общей политики памяти, полагает культуролог, профессор Академии художеств Денис Ханов. Об этом сообщает rus.LSM.

Процесс демонтажа памятника в парке Победы в Пардаугаве был начат 22 августа 2022 года. Стела мемориала была обрушена 25 августа.

Как отметил Ханов в передаче "Подробности" на Латвийском радио 4, латвийские политики поступили с памятником наиболее вредным способом, снеся его ради бонусов в предвыборной гонке.

"Мне не очень ясна цель [сноса]. Мне кажется, она была прежде всего продиктована предвыборной лихорадкой. К тому же, к сожалению, был выбран самый простой, самый поверхностный, но, увы, самый радикальный и с точки зрения длительной перспективы наиболее опасный вариант диалога с этим памятником, диалога с прошлым. Вернее, диалога не получилось вообще", — оценил Денис Ханов прошлогодний снос памятника в Пардаугаве.

Профессор напомнил, что политическая элита в этом вопросе не стала слушать представителей академической среды, скульпторов, архитекторов — партии просто поддались на вспыхнувшие на условной улице страсти националистического толка.

"В результате памятник был снесен по старинным советским традициям и законам: все, что нам не нравится, идеологически сложно и не подходит, представляет какие-то вызовы, просто уничтожается, сравнивается с землей, заливается бетоном. Нет памятника — нет проблемы. Но это глубочайшая ошибка", — констатировал собеседник "Подробностей"

По его словам, в современном мире политику памяти можно сравнить с микрохирургией глаза: это очень тонкая работа, которая требует медленных выверенных действий и, что важно, наличия консенсуса в обществе. Ничего подобного Ханов в Латвии не видел год назад, не видит и сейчас.

"У нас в обществе культура консенсуса вообще атрофировалась до такой степени, что, условно говоря, тот, у кого бульдозер, тот и прав", — считает он.

На вопрос, как же надо было поступить с памятником, Ханов ответил, что, во-первых, не надо было спешить его снести, а следовало организовать широкую дискуссию вокруг него. Но вместо этого получился форум наиболее крикливых и радикально настроенных. "В результате получилось совсем наоборот, все как не надо было", — заявил культуролог.

Он добавил, что памятник нужно было сделать "пространством нашей общей боли".

"Эта боль должна была стать основой для созидания общей политики памяти. Нужно было понять и признать, что этот памятник для кого-то был важен, но при этом он может быть наполнен рассказом о тоталитарном прошлом, о трагедия, преследованиях. ГУЛАГе и так далее. […] Это пространство должно было […] стать местом памяти, которое мы бы передавали дальше молодому поколению и рассказывали, что вот эти солдаты они существуют и в такой роли, но и в такой роли, они оккупанты и жертвы"., — рассуждает профессор.

"Нельзя исключать память, провозглашая ее неправильной. Это советчина. Тогда память будет тогда уходить в чуланы, в подвалы. […] И уничтоженный памятник все еще стоит в сознании этих людей там, где он был. Свято место пусто не бывает. Такая грубейшая работа с тончайшей материей, как память, будет вызывать только глухую неприязнь и то, что ученые называют сопротивлением памятью.

В результате я ставлю двойку политической элите с академической стороны. Это было абсолютно неправильная некачественная работа с памятью — только для того, чтобы обогнать другие партии перед выборами в Сейм", — заключил Денис Ханов.

Seko "Delfi" arī Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!