Foto: AP/Scanpix/LETA

На протяжении последнего года дипломатические усилия Киева сконцентрированы на реализации "формулы мира" Владимира Зеленского. Украинский президент не раз повторял, что только реализация всех ее десяти пунктов способна принести в его страну справедливый мир, а другие мирные планы Киев наотрез отказывается обсуждать.

Кульминация работы над "украинской формулой" — проведение Глобального саммита мира. По замыслу украинцев, на этом мероприятии лидеры десятков стран должны вместе обсудить формулу Зеленского и создать на ее основе некий четкий план достижения мира, который далее будет предоставлен Москве.

"Би-би-си" рассказывает все, что известно о подготовке этого мероприятия, о трудностях с его организацией, и чего именно стоит ожидать от саммита, который пройдет 15–16 июня в Швейцарии.

Десяток мирных планов

Переговоры о мирном урегулировании между Украиной и Россией начались буквально в первые дни после полномасштабного вторжения, в конце февраля 2022 года. Сначала делегации встречались на территории Беларуси, в марте переговоры перенеслись в Стамбул. Стороны даже вышли на некое рамочное соглашение, однако позже контакты между ними сошли на нет.

Почему именно провалились те переговоры, до сих пор неизвестно. В качестве возможных причин наблюдатели называли расхождения Украины и России в принципиальных моментах обсуждаемых документов; появление информации о зверствах российских военных в оккупированных Буче и других украинских городах и селах; надежды обеих сторон на то, что они все-таки смогут победить противника на поле боя; неготовность третьих сторон предоставлять гарантии соблюдения достигнутых без их участия договоренностей; абсолютное взаимное недоверие между переговорщиками.

Вероятно, в тот момент сыграли все эти причины в комплексе. В любом случае, уже летом 2022 года любые контакты между Киевом и Москвой прекратились: полуформальные переговоры до сих пор ведутся исключительно по гуманитарным вопросам – обмену пленными и телами погибших, а также возвращению вывезенных из Украины детей.

Foto: EPA/Scanpix/LETA

После провала тех переговоров задачу наладить общение между украинским и российским лидерами взяли на себя лидеры третьих стран.

Первую такую попытку в июне 2022 года предпринял президент Индонезии Джоко Видодо. Он совершил вояж по маршруту Киев-Москва и по его итогам заявил, что доставил Владимиру Путину некое послание от Владимира Зеленского и готов и в дальнейшем обеспечивать общение между ними. Киев тогда нервно отреагировал на слова Видодо. Пресс-секретарь Зеленского Сергей Никифоров заявил, что если бы украинский президент хотел что-либо передать российскому визави, он бы сделал это в своем ежедневном обращении. "Не нужно брать на себя то, чего ты точно не сможешь сделать", — сказал в интервью "Би-би-си" советник главы Офиса украинского президента Михаил Подоляк.

Примерно тогда же, летом 2022 года, Москва начала активно транслировать по всевозможным каналам месседж о том, что она готова к немедленному возобновлению мирных переговоров с Киевом. Об этом говорили не только Владимир Путин и Сергей Лавров, но и, например, экс-канцлер ФРГ Герхард Шредер или венгерский премьер Виктор Орбан, сохранявшие связи с Кремлем.

Параллельно в инфопространстве появлялись все новые данные о том, что та или иная страна или группа стран готовят собственные версии "мирных планов" для Украины и России. Только в конце 2022 – в начале 2023 годов о собственных мирных инициативах заявляли Китай, Индонезия, Ватикан, группа африканских государств под неформальным руководством ЮАР. В сумме с планами, о существовании которых не объявляли публично, в определенный момент количество таких инициатив достигло десятка, говорит "Би-би-си" собеседник из числа украинских дипломатов. В Киеве считали, что все эти планы на самом деле являются попытками "посредничества на стороне России".

Но на этом фоне коммуникации Киева выглядели не лучшим образом. Украинские власти, с одной стороны, отвергали все предложенные "партнерами" "мирные планы", с другой — говорили о готовности сесть за стол переговоров с Россией только после того, как последний российский солдат покинет международно признанную территорию Украины (включая Крым). Такая позиция казалась многим внешним наблюдателям ультимативной и нереалистичной.

Противоречивые оценки собрал и указ Владимира Зеленского о запрете ведения любых переговоров с президентом РФ Владимиром Путиным от 30 сентября 2022 года. Украинские комментаторы с пониманием отнеслись к этой, как они считали, эмоциональной реакции Зеленского на решение российской власти "присоединить" к России четыре региона его страны. Но, говорит "Би-би-си" источник в украинских дипломатических кругах, многие внешние наблюдатели восприняли этот указ как свидетельство недоговороспособности Киева, отсутствия у Зеленского желания заканчивать войну миром.

В этих обстоятельствах Киев, продолжает собеседник "Би-би-си", нуждался в собственном мирном плане, способном заглушить "какофонию мирных инициатив" и "очертить украинскую рамку, украинское видение того, каким образом должна закончиться война".

"Формула Зеленского"

В этих обстоятельствах все лето 2022 года украинцы разрабатывали, а осенью презентовали рамочное предложение, которое позже получило название "формула мира Зеленского".

Ситуация на поле боя в то время отнюдь не благоприятствовала россиянам. В сентябре украинская армия провела молниеносное Слобожанское наступление, в результате которого освободила сотни квадратных километров территории и десятки городов и сел в Харьковской, Донецкой и Луганской областях. Остановить дальнейшее продвижение ВСУ Россия смогла только наспех проведенной и явно непопулярной в российском обществе "частичной" мобилизацией. В начале ноября России пришлось прибегнуть к "непростому решению" — отвести войска из Херсона, единственного захваченного после начала полномасштабного вторжения украинского областного центра.

На эти неудачи Москва отвечала масштабными ударами по украинской энергетической инфраструктуре. В этих ударах не было никакого военного смысла, а если их цель состояла в том, чтобы усилить в украинском обществе антивластные настроения, то и она не была достигнута: эти удары лишь сплотили украинцев "вокруг флага".

В ту пору западные военные аналитики и политические эксперты часто констатировали, что Россия "потерпела стратегическое поражение", и всячески возвеличивали Украину и ее военное и политическое руководство.

Foto: AFP/Scanpix/LETA

Именно в таких обстоятельствах 15 ноября 2022 года, спустя четыре дня после освобождения Херсона, Владимир Зеленский презентовал в своей онлайн-речи на саммите "Большой двадцатки", который проходил в Индонезии, "формулу мира". Реализация ее десяти пунктов, говорил он, позволила бы достичь справедливого мира в Украине, обеспечить адекватное наказание агрессора и сделать невозможной новую вспышку конфликта.

Что подразумевает "Формула мира Зеленского"

  • Радиационная и ядерная безопасность;

  • Продовольственная безопасность;

  • Энергетическая безопасность;

  • Освобождение всех пленных и депортированных (в том числе украинских детей);

  • Выполнение Устава ООН и восстановление территориальной целостности и мирового порядка;

  • Вывод российских войск и прекращение боевых действий;

  • Возвращение справедливости;

  • Противодействие экоциду;

  • Недопущение эскалации;

  • Фиксация окончания войны.

Среди многих западных наблюдателей бытует мнение о том, что "украинская формула мира" фактически описывает условия капитуляции России, а ее реализация не дает Владимиру Путину возможности закончить конфликт, "сохранив лицо". А посему, продолжают они, план Зеленского является заведомо нереализуемым.

С другой стороны, эта формула вполне понятна в логике Киева (и украинского общества), согласно которой территориальная целостность Украины не является предметом каких бы то ни было переговоров, ибо малейший клочок территории страны под контролем России является предпосылкой для новой агрессии в будущем. В логике Киева Москва безусловно должна компенсировать Украине и ее гражданам убытки от войны, которую она развязала, а ответственные за военные преступления, изнасилования и убийства мирных жителей, бомбардировки гражданских объектов, конечно, должны понести наказание.

Foto: EPA/Scanpix/LETA

Именно поэтому в риторике Киева о том, что война должна закончиться "справедливым миром", настолько важным является слово "справедливый". Для Украины это вопрос не просто о торгах, уступках и компромиссах с агрессором, а о ценностях, приверженность которым декларирует цивилизованный мир, о миропорядке, основанном на правилах. И именно поэтому у западных партнеров Украины в публичной дискуссии нет аргументов для критики ее "формулы мира".

Официальная позиция "коллективного Запада" относительно окончания войны и мирных переговоров между Украиной и Россией состоит в том, что это Киев должен сам решить, в какой момент садиться за стол переговоров с Москвой и какие условия за этим столом выдвигать.

"Мирный план" Зеленского – это и есть формально озвученная переговорная позиция Киева в таких гипотетических переговорах. И эту позицию по факту поддерживают западные партнеры Украины – в публичной сфере они просто не могут позволить себе ничего другого.

"Формула мира президента Зеленского — это единственная инициатива, которая сейчас всерьез обсуждается международным сообществом. Другие инициативы упоминались, но сейчас они не являются актуальными", — заявил в октябре прошлого года глава дипломатии ЕС Жозеп Боррель.

Что такое саммит мира?

Еще в первой презентации "формулы мира" на саммите G20 в Индонезии Владимир Зеленский говорил о своем видении того, как именно могут быть реализованы ее пункты. "У нас уже есть позитивный опыт экспортной зерновой инициативы. Как она работает? Есть ООН и две стороны договоренностей: с одной стороны — Украина, Турция и ООН, с другой — Россия, Турция и ООН. Подобно этому может сработать выполнение каждого из озвученных мною пунктов, где сторонами могут быть различные государства, готовые взять на себя лидерство в том или ином [вопросе]", — говорил он.

Сегодня, после выхода России из "зерновой сделки" и обеспечения Украиной "зернового коридора" собственными силами, эту аналогию вряд ли можно считать до конца корректной, но эти слова дают понимание того, как теоретически устроен план Украины.

Согласно нему, государства-партнеры Киева могли бы сами выбирать, в реализацию какого именно пункта "формулы мира Зеленского" они хотят ангажироваться больше, а какие пункты являются для них менее важными или, скажем прямо, проблемными. По данным "Би-би-си", меньше всего энтузиазма, в первую очередь, среди государств Глобального Юга вызывают пункты о выводе российских войск с международно признанной территории Украины и о восстановлении справедливости, частью чего Киев видит создание спецтрибунала для осуждения агрессоров.

Творцом алгоритма дальнейших действий Украины по реализации "формулы мира" собеседники "Би-би-си" называют правую руку Владимира Зеленского, главу его офиса Андрея Ермака, одновременно выполняющего функции политического советника президента и его советника по национальной безопасности.

Foto: Zuma Press/Scanpix/LETA

Этот алгоритм предполагает, что работа по "формуле мира" ведется на трех уровнях. Первый — это регулярные, раз в неделю-полторы, встречи команды Ермака с послами, аккредитованными в Киеве.

Второй уровень — это "саммиты" советников глав государств. Их на данный момент состоялось четыре: в июне прошлого года в Копенгагене, в августе — в Джидде, в октябре — на Мальте и в феврале этого года в Давосе. В Киеве подчеркивают, что каждая последующая такая встреча собирала большее количество участников, чем предыдущая, и это свидетельствует о росте заинтересованности международного сообщества в "формуле мира Зеленского".

"Алгоритм — изобретение нашей команды. На уровне послов обсуждаются возможные варианты (реализации пунктов "формулы мира"), международные рабочие группы на их основе создают планы действий, на встречах советников эти планы финализируются", — объяснял в декабре прошлого года Ермак.

Самым высоким, третьим уровнем этого процесса, его кульминацией должно стать проведение Глобального саммита мира — съезда лидеров государств, в той или иной степени поддерживающих "формулу мира" Зеленского. На этом саммите, согласно задумке украинцев, его участники должны "принять за основу" конкретный мирный план, разработанный на основе "формулы". Затем этот план пункт за пунктом должны доработать специально созванные тематические рабочие группы или конференции.

"И уже когда разработанный партнерами совместный план будет финализирован, можно будет говорить о следующем саммите лидеров, на котором этот план может быть передан России", — объясняет "Би-би-си" Дарья Заривна, советница главы Офиса президента Украины, выполняющая функции операционного директора всех проектов, за которые отвечает Ермак, в частности, и "формулы мира".

Второй Глобальный саммит мира должен пройти не на европейском континенте, уже сегодня говорит Зеленский. По словам Ермака, на саммите, к участию в котором будут приглашены и россияне, должен быть принят международный документ, который зафиксирует окончание войны в Украине, то есть выполнение последнего, десятого пункта "украинской формулы мира".

"Для критиков и скептиков позвольте мне объяснить: проект — это не украинский перечень пожеланий, а тщательно [проработанное] и подробное предложение, имеющее огромную легитимность благодаря участию стран всего мира", — писал в январе об этом документе Ермак.

Об этом этапе схемы с "формулой мира" в Киеве говорят в максимально обтекаемых формулировках. "Это не значит, что Россия примет этот документ… Но мы говорим, что этот документ будет представлен переговорщиками российской стороне, и мы будем ко второму саммиту готовы к соответствующим дипломатическим шагам… Мы предложим [Путину] площадку, на которой он сможет согласиться, что для него это (война против Украины — прим. "Би-би-си") было ошибкой", — заявил Зеленский в феврале.

Foto: Reuters/Scanpix/LETA

Что будет, если Россия откажется от реализации разработанного без ее участия плана? Осведомленный собеседник "Би-би-си" из украинской власти загадочно отвечает: "В таком случае будут включаться другие страны, которые принимают участие в процессе, не только Украина".

Впрочем, о втором саммите мира до проведения первого говорить, очевидно, рано. Тем более, что сроки проведения первого — в Киеве его предпочитают называть инаугурационным или учредительным — неоднократно переносились. Среди возможных мест проведения саммита называли, в частности, Данию, Францию, Италию, Нидерланды и США.

"Мы не хотели проводить саммит ради саммита, мы хотели, чтобы он принес конкретные результаты. А во-вторых, мы хотели достичь максимально широкой представленности на нем стран Глобального Юга, поэтому нам нужно было дополнительное время для убеждения, для донесения до них своей точки зрения. Но по дипломатическим меркам все происходит очень быстро для проекта такого масштаба: меньше года назад мы провели первую встречу советников в Копенгагене, а сейчас уже готовим саммит лидеров", — говорит "Би-би-си" Дарья Заривна, занимающаяся этой темой с самого начала.

В январе президенты Швейцарии и Украины договорились, что хозяйкой учредительного саммита мира станет именно Швейцария. Позже были озвучены дата и место этого мероприятия: оно пройдет 15–16 июня этого года на курорте Бюргеншток близ Люцерна.

Кто приедет, а кто нет?

Прямо сейчас организация саммита – это внешнеполитический приоритет номер один Офиса украинского президента. Звонки со швейцарскими коллегами по этому поводу происходят практически в ежедневном режиме, подтверждает Заривна.

В ближайшее время потенциальным участникам саммита будут разосланы официальные приглашения. Даже этот, казалось бы, протокольный шаг не стоит недооценивать. Ведь именно состав участников саммита, уровень представленности на нем разных государств мира в огромной степени будет определять значение и возможные результаты этого мероприятия.

Собеседник "Би-би-си" из Офиса украинского президента говорит, что для Киева принципиально важно, чтобы участвующие в саммите государства были представлены первыми лицами. Из этого организаторы исходили, определяя тайминг саммита. Во-первых, он состоится через неделю после выборов в Европейский парламент, и снимет часть чисто политической нагрузки с плеч лидеров европейских государств. Во-вторых, он состоится спустя считанные дни после саммита "Большой семерки", который пройдет 13-15 июня в итальянской Апулии. Это обстоятельство должно облегчить логистику для лидеров стран G7, прежде всего, президента США Джо Байдена, присутствие которого в Бюргенштоке автоматически придаст мероприятию статус глобальной важности.

Отдельная интрига связана с участием в "украинском саммите" партнеров России по БРИКС. Им, несомненно, будут посланы приглашения, однако вовсе не факт, что все они на них откликнутся, уже сегодня признают информированные собеседники "Би-би-си".

Foto: Zuma Press/Scanpix/LETA

Максимально успешной реализацией плана для организаторов "мирного саммита" стал бы приезд в Швейцарию китайского лидера Си Цзиньпина. Более того, на каком-то этапе надежды на полновесное участие Китая в мирной инициативе Зеленского выглядели вполне обоснованными. Летом прошлого года представитель официального Пекина принял участие во встрече политических советников в саудовской Джидде.

"Участие Китая в саммите в Джидде стала доказательством того, что мы способны объединять Запад и Глобальный Юг вокруг видения справедливого мира. Для россиян это было больно и неожиданно", — резюмировал Ермак.

Однако на последующие саммиты советников китайцы не приехали. Позиция Китая ныне заключается в том, что Запад должен немедленно прекратить посылать оружие на поле боя в Украине, боевые действия должны заморозиться на нынешней линии соприкосновения, а Киев и Москва должны незамедлительно приступить к мирным переговорам.

В Киеве такой подход принципиально отвергают. "Простое прекращение огня сегодня было бы равносильно легитимизации захвата земли Россией и проложило бы путь к еще одному замороженному конфликту — сценарию, который одновременно является несправедливым, опасным и, более того, нежизнеспособным", — написал в декабре прошлого года Ермак в статье для Politico.

Относительно июньского мирного саммита позиция Пекина не до конца ясна. С одной стороны, в марте этого года посол Китая в Швейцарии Ван Шитин не исключил участия его страны в этом мероприятии. С другой — примерно тогда же издание Politico со ссылкой на высокопоставленные источники сообщило, что Китай "пытается убедить Европу позволить России сесть за стол мирных переговоров — возможно, уже в Швейцарии, — иначе Пекин будет игнорировать такие встречи".

Официально МИД Китая заявляет, что Пекин поддержал бы "организацию в надлежащее время мирной конференции с равноправным участием всех сторон" — следует читать, Украины и России.

Foto: AFP/Scanpix/LETA

О целесообразности конференции, в которой участвовали бы и Киев, и Москва, говорят и ряд других стран. В марте этого года на переговорах с Зеленским турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что его страна готова "возобновить процесс переговоров, который раньше состоялся в Стамбуле" — то есть принять мирный саммит с участием представителей и Украины, и России.

"Мы не видим, как можно приглашать [к переговорам] людей, которые все блокируют, уничтожают и убивают. Мы хотим получить результат. Результат — справедливый мир для Украины. Поэтому сначала цивилизованные государства разработают план, а уже потом будут привлекать представителей России, которые захотят справедливого мира", — довольно резко ответил на это предложение Зеленский.

О необходимости привлечь к разговорам о мире в Украине Россию говорят и в Европе — причем речь тут идет не только о представителях Венгрии и Словакии, считающихся "троянскими конями Путина" в Евросоюзе. В январе этого года о том, что "мы должны найти тот или иной способ привлечь Россию" к переговорному процессу, заявил министр иностранных дел Швейцарии Иньяцио Кассис. Но речь здесь, скорее, идет о далекой перспективе: на июньском саммите представителей России явно не будет.

"Проблемы с Россией нам ни к чему"

Перечень стран, которым будут разосланы приглашения, публиковать не будут. В феврале этого года Ермак говорил, что такие приглашения будут высланы в 160 мировых столиц. В начале апреля Bloomberg писал, что участвовать в саммите будут "80-100 стран". Источник "Би-би-си" в Офисе президента говорит, что приглашения будут направлены в более чем 160 государств, а приедут в Швейцарию представители "более ста стран".

По словам Заривной, организаторы не стремились достичь максимального количества участников: исходили, прежде всего, из логистических ограничений принимающей стороны. "Это же огромного масштаба задача, это как Генеральную ассамблею ООН организовать", — сетует она.

Собеседники "Би-би-си" не исключают, что из-за ограниченных возможностей приема такого количества высоких гостей часть участников мероприятия присоединятся к нему в онлайн-режиме. Весьма вероятно, что окончательный список стран-участниц "саммита мира" станет известным прямо в день его открытия.

Такие меры секретности не удивляют тех, кто давно следит за перипетиями вокруг "формулы Зеленского". Точно так же не публиковались и списки участников встреч советников в Джидде, на Мальте и в Давосе.

Организаторы грядущего саммита объясняют, что вынуждены прибегать к таким мерам предосторожности из-за того, что Россия всеми возможными способами пытается надавить на государства, которые потенциально могли бы принять участие в мероприятия, — прежде всего речь идет о представителях Глобального Юга — с тем, чтобы они не ехали на организованные украинцами встречи.

"Многие страны Глобального Юга так и говорят: мы-то, конечно, на стороне добра, мы вас поддерживаем, но и проблемы с Россией нам ни к чему", — говорит "Би-би-си" собеседник из Офиса президента Украины.

Foto: AP/Scanpix/LETA

"У нас есть точная информация от разведки, конкретные данные о том, что Россия не просто хочет сорвать "саммит мира", а у нее есть конкретный план: как это сделать, как уменьшить количество [участвующих] стран, как действовать чтобы мира не было еще дольше", — заявил на прошлой неделе Зеленский на встрече с иностранными и украинскими послами в Киеве.

Отдельно украинский лидер пообещал поделиться с дипломатами разведданными на этот счет, однако публичных комментариев ни от Зеленского, ни от иностранных дипломатов не поступало.

Украинские СМИ сообщали, что российский МИД в преддверии совещаний по украинской "формуле мира" проводил беседы с послами стран Глобального Юга, требуя от них игнорировать эти заседания. "Би-би-си" не может независимо подтвердить эту информацию.

"Язык ультиматумов"

Официальную позицию Москвы относительно июньского "саммита мира" проще всего описать как "агрессивный игнор". Формально Москва продолжает использовать условно "конструктивную" риторику о готовности в любой момент приступить к переговорам с Украиной.

"Готовы ли мы к переговорам? Да, готовы. Но только мы готовы к переговорам, не основанным на каких-то "хотелках" после применения психотропных средств, а основанным на тех реалиях, которые сложились, как в таких случаях говорят, на земле", — заявил в марте этого года Путин, имея в виду, очевидно, признание Украиной территориальных потерь в виде Крыма и четырех областей, территории которых Россия не контролирует полностью.

Наблюдатели предполагают, что на этом список требований Путина для окончания горячей фазы войны с Украиной может не исчерпываться. Недавно Wall Street Journal написал, что западные союзники Киева опасаются, что целью России остается замена нынешней украинской власти на руководство, которое будет более чутким к требованиям Кремля. В Украине широко распространено мнение о том, что стратегической целью Москвы является ликвидация украинской государственности как таковой.

О существовании украинского мирного плана в Кремле, разумеется, в курсе — и называют его не иначе как, выражаясь словами главы российского МИД Сергея Лаврова, "пустой ультимативной так называемой формулой мира Зеленского".

Foto: AFP/Scanpix/LETA

Проведение саммита в Швейцарии посол России в этой стране Сергей Гармонин называет "бессмысленным". "С Россией нельзя разговаривать на языке ультиматумов", — пояснил дипломат в интервью швейцарской прессе в январе.

"Обсуждать планы мирного урегулирования ситуации на Украине без участия России, что предлагает украинское руководство, довольно странно и смехотворно", — заявил в феврале пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков.

А 13 марта официальный представитель российского МИД Мария Захарова сказала, что Россия откажется от участия в швейцарском саммите, даже если представителей Москвы туда пригласят.

Чего ожидать от саммита?

Пожалуй, главная проблема будущего саммита в Швейцарии — это завышенные ожидания относительно его результатов, сформированные официальным Киевом, по крайней мере, внутри Украины.

Так, в августе прошлого года в интервью латиноамериканским СМИ Владимир Зеленский назвал свою "формулу мира" не только "единственным дипломатическим путем достижения мира" в Украине, но и универсальной основой для прекращения других вооруженных конфликтов на планете.

"Драгоценным камнем в короне дипломатии" называл будущий саммит министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба. В рамках подготовки этого материала "Би-би-си" обратилась к главе украинского МИД за комментарием, однако не получила ответа на свой запрос.

Оптимизм украинских топ-политиков передался гражданам их страны, свидетельствуют социологи. Проведенный в январе этого года соцопрос Центра Разумкова показал, что почти 80% украинцев поддерживают инициативу провести международную конференцию на наивысшем уровне по вопросу достижения мира в Украине. При этом 58% респондентов соглашались с тем, что Россию звать на такое мероприятие не стоит (за приглашение Москвы выступают 22%).

Однако первейший вопрос к саммиту как таковому: какого вообще прогресса на пути к окончанию войны можно ожидать от собрания, на котором не присутствует одна из сторон этой самой войны?

Собеседники "Би-би-си" в Киеве советуют для ответа на него поменять оптику и не воспринимать саммит в качестве инструмента окончания войны. "Этот саммит — о том, каким мы хотим видеть послевоенное мироустройство. Если искать аналогии в прошлом, то мы можем вспомнить Тегеранскую конференцию, на которой фактически был заложен фундамент ООН. В ней не принимала участие Германия", — говорит "Би-би-си" директор программ безопасности совета внешней политики "Украинская призма" Анна Шелест.

Тегеранская конференция — это саммит при участии Иосифа Сталина, Франклина Рузвельта и Уинстона Черчилля, состоявшийся задолго до окончания Второй мировой войны, в конце 1943 года. На этой конференции, к участии в которой действительно не были приглашены представители Третьего Рейха, обсуждались как стратегия борьбы против Германии и ее союзников, так и фундаментальные вопросы послевоенного мироустройства.

"Обсуждать какие-то вопросы без участия России можно, а то и нужно, если мы хотим сформулировать свою позицию на будущих мирных переговорах, которые будут проходить уже за одним столом с Россией, и согласовать эту позицию с теми, кто видит мир так же, как мы", — продолжает Шелест.

Foto: ZUMAPRESS.com/Scanpix

Задачу-максимум "мирного саммита" еще в сентябре прошлого года сформулировал заместитель главы Офиса президента Украины Игорь Жовква. В интервью "Укринформу" он заявил, что проведение этого мероприятия должно утвердить "монополию" именно украинского мирного плана. "После этого саммита не появится уже ни одного другого альтернативного плана!" — заявил тогда он.

Реалистичной задачей учредительного "мирного саммита" собеседники Би-би-си называют разработку конкретного предложения, которое, с одной стороны, охватывало бы максимальное количество пунктов "формулы мира", а с другой — под которым прямо сейчас готовы были бы подписаться максимальное число стран мира (и, соответственно, чтобы их обязательство поддерживать Украину в соответствующих сферах и в будущем было документально зафиксировано). Таким образом, осторожно предполагают собеседники "Би-би-си", результатом саммита вполне может быть определенная модификация "формулы мира Зеленского".

В любом случае, интенсивная и многосторонняя работа над проектом итогового документа саммита продолжается прямо сейчас. "Есть определенные трения", — констатирует источник "Би-би-си", прямо причастный к его подготовке. И добавляет: не исключены различные конфигурации. В частности, итоговый документ может и не приниматься на саммите официально, а стать основой, дорожной картой и дорабатываться в рабочих группах. Может быть и так, что финальные формулировки этого документа будут разработаны прямо в Швейцарии на протяжении двух дней работы саммита.

"Конечно, хотелось бы выйти на конкретный документ. Максимально простой, четкий и ясный, пусть он состоит из пяти пунктов, но чтобы его нельзя было прочитать как-то иначе, чтобы в нем нечего было обсуждать, чтобы это не было повторение Минских соглашений и Нормандского формата", — говорит источник "Би-би-си".

"Наш главный переговорщик - это ВСУ"

Собеседники "Би-би-си" убеждены, что главным фактором, который будет влиять на то, чем закончится Глобальный саммит мира, станет ситуация "на земле", то есть на поле боя на востоке и юге Украины. "Наш главный переговорщик — это Вооруженные силы Украины", — сказал об этом в эфире "Радио Свобода" бывший посол Украины в США и России Владимир Ельченко.

Сейчас инициативой по всей линии соприкосновения владеют российские войска. Более того, в своих публичных заявлениях Зеленский и глава украинской военной разведки Кирилл Буданов анонсировали подготовку Москвой нового масштабного наступления на украинские позиции в конце мая — начале июня.

Вдобавок к этому западные СМИ предполагают, что Путин принципиально не заинтересован в любых изменениях своей "украинской политики" до намеченных на ноябрь президентских выборов в США. Возможную победу на них Дональда Трампа в Москве якобы связывают со значительным ослаблением поддержки Киева со стороны Вашингтона.

Однако расчет (или надежда) украинцев сегодня связаны с тем, что уже в ближайшие дни в страну начнет поступать военная помощь из принятого на прошлой неделе масштабного американского пакета. Дополнительным фактором, способным склонить чаши весов на сторону Киева, называют принятие украинским парламентом закона об усилении мобилизации.

Символическим жестом, который, тем не менее, тоже может усилить позиции Украины, стало бы и применение на поле боя еще перед началом саммита современных западных самолетов. Ранее сообщалось, что первые истребители F-16 могут прибыть в Украину до конца весны.

Foto: EPA/Scanpix/LETA

Собеседники "Би-би-си" отмечают: если к середине июня Украина будет демонстрировать пускай даже относительные успехи на поле боя, она сможет рассчитывать на более сильные формулировки в итоговом документе саммита. В таком случае, рассчитывают в команде Зеленского, среди участников саммита найдутся те, кто сможет представить Москве его наработки, а дипломатическое и политическое давление на Россию со стороны в том числе Глобального Юга заметно усилится.

Если же участники мероприятия не будут уверены в военных перспективах Украины, велика вероятность того, что прямо на саммите Зеленского будут призывать к немедленным переговорам с Москвой на российских условиях, а само мероприятие, весьма вероятно, закончится без принятия итогового документа.

Впрочем, говорят собеседники "Би-би-си" в экспертных кругах, отсутствие результата тоже можно будет считать результатом. В таком случае станет понятно, что, по крайней мере, на данном этапе войны "формула мира" Зеленского "не взлетает", и Украина просто будет вынуждена открыться для обсуждения альтернативных форматов урегулирования.

Уже сейчас собеседники "Би-би-си" не исключают вариант, при котором в случае неудачи "мирного саммита" в Швейцарии в некоем другом месте будет созван другой "мирный саммит" — под эгидой, например, того же Китая или других адептов замораживания конфликта на нынешней линии соприкосновения.

Гипотетически в нем может принять участие Россия, но крайне маловероятно, что на него приедет Киев. Более того, собеседники "Би-би-си" допускают, что могут найтись государства — причем не обязательно представляющие исключительно Глобальный Юг, — которые примут участие в обоих саммитах, и в "украинском", и в "российском". В перспективе эти страны могут стать посредниками в новых мирных переговорах между Украиной и Россией.

Впрочем, сейчас ситуация выглядит так, что Украина абсолютно не готова обсуждать сценарии развития событий в случае своего военного или дипломатического поражения, а ее президент демонстрирует убежденность в победе над Россией. "Мы должны победить. У нас нет альтернативы. Я не знаю, какой будет эта победа, я не знаю конкретного дня. Я не знаю, как именно это произойдет… Но я знаю, что у нас нет альтернативы. Поэтому мы должны победить. И мы победим", — сказал Зеленский на прошлой неделе в интервью Fox News.

Seko "Delfi" arī vai vai Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!