Foto: AFP/Scanpix/LETA

Все не задалось с самого начала. Британский премьер Риши Сунак вышел во двор своей резиденции объявить о досрочных выборах, которые практически неизбежно станут концом и его премьерства, и 14-летнего правления его партии тори. Над ним тут же разверзлись небеса.

Мокрый до жалости премьер-министр ядерной державы начал было перечислять свои забытые заслуги времен пандемии ковида, но тут из мощных колонок за воротами Даунинг-стрит, 10 грянул танцевальный поп-гимн оппозиционной партии лейбористов, которым почти гарантирована победа на первых за почти пять лет выборах в парламент.

Главное объявление в политической карьере британского премьера стремительно превращалось в унизительный фарс.

Дальше было только хуже.

За первые две из шести недель скоротечной и неожиданной предвыборной кампании Сунак произвел невероятное даже по меркам ярких неудачников количество мемов.

Он успел сфотографироваться у надписи "на выход" (на фото выше) и выступить с речью у верфи в Белфасте, где был построен "Титаник". После первой встречи с избирателями выяснилось, что вопросы от народа задавали ряженые функционеры его же партии.

А после первых теледебатов Сунак вынужден был отбиваться от обвинений в откровенной лжи в адрес оппозиции о том, что ее приход к власти якобы обойдется каждой британской семье в 2 тысячи фунтов новых налогов.

Оправдания он оформил в телеинтервью, но и тут вышел скандал. Ради этого интервью Сунак досрочно уехал с празднования 80-летия высадки союзников в Нормандии, куда съехались все лидеры Запада, включая американца Джо Байдена и француза Эммануэля Макрона.

Позже, подумав, Сунак извинился. Но дело было сделано. Оппозиция дружно заклеймила Сунака позором, обвинила в неуважении к ветеранам, в наплевательском отношении к истории и величию страны, победившей нацистов. А это уже серьезно.

"Прошло две недели, а Сунаку уже надо объясняться, почему он: 1) объявил досрочные выборы 2) забыл зонт 3) навестил "Титаник" 4) наврал про 2 тысячи фунтов 5) и раньше времени уехал из Нормандии", — отмечает авторитетный британский эксперт Мидж Рахман из исследовательского центра Eurasia Group.

"Это полный провал. Предвыборная кампания Сунака превращается в посмешище на поколения вперед, — написал обычно сдержанный Рахман. — Не исключено, что всему этому есть несложное объяснение: просто он — слабый политик".

Почему не любят Сунака и тори

Сунаку нечего терять, потому что выигрыш ему не светит, а поражение консерваторов на этих выборах гарантировано. За королевскую оппозицию в лице лейбористской партии и ее лидера Кира Стармера собираются голосовать 41%, а за тори вдвое меньше — 19%, согласно свежим опросам.

Почему?

Консервативная партия у власти уже 14 лет, и за эти годы уровень жизни британцев не вырос, а качество и доступность госуслуг — от здравоохранения до социальной поддержки — зримо упали. Приватизированные при консерваторах водоканалы безнаказанно заливают пляжи фекалиями, а приватизированные железные дороги ненадежны и дороги.

Тори обещали сократить иммиграцию до десятков тысяч в год, но она бьет рекорд за рекордом — почти 800 тысяч чистой разницы между приехавшими и уехавшими в 2022 году и еще плюс 700 тысяч в 2023-м.

Дела у тори шли неважно еще 10 лет назад, когда они решили урезать социальные расходы после мирового финансового кризиса.

Волна недовольства подняла популярность правых популистов, которые обвиняли во всех бедах иммигрантов и Евросоюз. В надежде победить новых конкурентов тори согласились вынести брексит на референдум — и неожиданно для себя проиграли. Восемь лет назад, в июне 2016 года, британцы проголосовали за выход из ЕС.

Резко возросшая роль идеологии в политике позволила тори удержать власть и зачистить партию от умеренных тяжеловесов. На передний план вышли оппортунисты — и с тех пор Консервативную партию сотрясают скандал за скандалом.

Сначала ковидные вечеринки на Даунинг-стрит и коррупция при госзакупках в пандемию довели популярного премьера Бориса Джонсона до отставки.

За этим последовало мимолетное, но катастрофическое премьерство Лиз Трасс, чуть не разорившее пенсионную систему страны. Ей на смену и пришел Сунак — внутренним решением партии, а не по итогам всеобщих выборов.

Теперь Сунак пытается убедить население в том, что скоро все исправится. У Стармера задача проще — он предлагает дать шанс оппозиции, раз за 14 лет тори не справились.

Почему Сунак в любом случае проиграет

Даже если бы британский премьер не мок под дождем, не говорил глупостей и не становился объектом насмешек и благородного гнева, он проиграл бы эту кампанию. А значит, у него развязаны руки.

Он застал соратников врасплох, объявив выборы сейчас, хотя по закону мог подождать до декабря. Но на горизонте нет ни одной хорошей новости, способной переломить ситуацию в стране, у которой денег все меньше, а проблем все больше.

Игра по таким правилам отличается от игры на победу. Поэтому у Сунака нет четкой платформы, но есть набор пусть неожиданных, но ярких предвыборных обещаний, вроде возвращения к всеобщей социально-воинской повинности для 18-летних британцев, среди которых за тори собирается голосовать 8%, а за лейбористов — 60%.

Провалы Сунака на виду, однако они не играют определяющей роли в этой кампании.

Британия не Америка. Тут выбирают не президента, а парламент — 600 с лишним депутатов. При этом для победы в округе достаточно простого большинства — кто набрал больше голосов, тот и победил.

В каждом округе свои проблемы, свои любимчики, свои интриги. Где-то ультраправые оттянут на себя голоса тори, чем помогут лейбористам, где-то тактическое голосование позволит одолеть более популярного общего противника.

Помимо лейбористов и тори, шансы на успех имеют кандидаты двух главных альтернативных партий. Первая — либерал-демократы, популярные среди образованного и обеспеченного среднего класса. Их рейтинг сейчас — 11%.

Вторая — партия "Реформа" правого популиста и идеолога брексита Найджела Фараджа. У нее пока больше сторонников, 16%, однако во многом это объясняется эйфорией после выступления Фараджа на этой неделе, в котором он объявил, что передумал и все же будет баллотироваться в парламент. Это его восьмая попытка, все предыдущие семь раз он проигрывал, несмотря на высокие рейтинги партии.

Что еще раз доказывает, что исход выборов не гарантирован, и будет определен в результате сотен мелких схваток в каждом из избирательных округов. Если партия-победитель получит большинство, она сформирует правительство из депутатов своей фракции, а лидер партии станет премьер-министром.

Итоги выборов 4 июля мы узнаем уже вечером того же дня. Как только закроются участки в 22:00, появятся результаты экзит-полов, которые последние полвека — с 1974 года неизменно точно каждый раз предсказывали победителя.

Seko "Delfi" arī vai vai Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!