Foto: Reuters/Scanpix/LETA
После начала вторжения РФ в Украину появились различные российские низовые гражданские инициативы, которые выступают против войны. Deutsche Welle рассказывает об их деятельности.

"Когда случилось вторжение России в Украину, мы поняли, что если не возьмем на себя ответственность за дальнейшие события, то никто не возьмет. И мы организовали первые митинги, которые были в феврале-марте. Сейчас много чего поменялось, но мы все равно ищем пути для антивоенного движения", — рассказывает Богдан Литвин, федеральный координатор демократического движения "Весна".

Эта организация — одна из нескольких низовых гражданских инициатив в России, которые сейчас выступают против войны в Украине и разными способами продвигают антивоенные идеи. На прошлой неделе во время Конгресса свободной России в Вильнюсе они презентовали свою работу, однако не получили должного внимания со стороны организаторов — главные спикеры мероприятия покинули зал во время панели, посвященной этому вопросу. DW выяснила, что из себя представляют антивоенные инициативы в России и чем они занимаются.

"Весна": митинги и сервис для обращений к депутатам

Организуя первые после начала вторжения митинги, активисты "Весны" думали, что смогут, воздействуя на общество и власти, хоть как-то повлиять на ситуацию. После того, как митинги в России стали невозможны, "Весна" запустила проект "Видимый протест", в рамках которого собирают фотографии граффити, расклеенных листовок и плакатов на антивоенную тему. "Это кажется тем, что еще можно делать — кто-то увидит эту листовку, и это повлияет на мнение людей. Еще формы видимого протеста поддерживают активистов и моральных дух тех, кто против войны", — поясняет Богдан Литвин.

Также у инициативы сейчас есть кампания против закона о "фейках" про российскую армию — недавно начал работу сервис для обращений к депутатам Госдумы. "Мы не думаем, что если завалим депутатов обращениями, то закон будет отменен. Но это работа по оказанию давления, по демонстрации несогласия в том виде, в котором мы можем себе позволить, учитывая, что митинги невозможны", — добавляет Литвин, выехавший за пределы РФ.

Комментируя ситуацию на Конгрессе свободной России, он отмечает, что, к сожалению, есть разрыв между низовыми антивоенными активистами и верхушкой Конгресса: "Есть люди типа Гарри Каспарова, которые говорят правильные вещи, но не могут ответить на вопрос людей, а что им делать. А есть активисты, которые уже что-то делают. Этот разрыв надо преодолевать, ведь идет война. Большое упущение этих людей, что наша коммуникация не сложилась".

"Движение сознательных отказчиков" собирает материалы о призыве

Консультированием призывников, которые не хотят служить в армии и быть направленными на войну в Украине, занимается "Движение сознательных отказчиков от военной службы".

Однако его представитель Александр Белик, перебравшийся в Эстонию, уточняет, что это не основная деятельность движения: "Мы собираем все материалы, которые касаются призыва, в каталог. Там есть инструкции, различные образцы, которые могут помочь призывникам самостоятельно разобраться в тонкостях призыва. Сейчас очень много желающих получить консультацию на эту тему, поэтому мы стараемся сделать так, чтобы база материалов была доступной для всех".

Кроме того, как рассказывает представитель движения, у инициативы есть Youtube-канал, где проводятся стримы с разъяснением, как освободится от призыва, а также администрируется сообщество сознательных отказников, где таковые сами могут друг друга проконсультировать, ответить на вопросы и поддержать. Кроме того, инициатива работает в коалиции с другими правозащитными организациями над телеграм-каналом "Призыв к совести" и чат-ботом @agsnowarbot.

Феминистки в России организовывают акции и помогают украинцам

Феминистское антивоенное сопротивление (ФАС) возникло на второй день после начала активной фазы военных действий в Украине — активистки написали манифест и предложили другим женщинам, разделяющим их ценности, объединиться и противостоять вторжению. "Нас много лет всерьез не воспринимали, и пока большая часть оппозиционеров и активистов сидели или были выдавлены из страны, у нас было кому мобилизовываться", — рассказывает координатор ФАС Лилия Вежеватова, находящаяся сейчас в Ереване.

У ФАС сейчас уже 60 ячеек в России и около 30 за рубежом. После 25 февраля инициатива организовывала митинги и акции — например, "Женщины в черном", а также активно занимается информационной работой. "У нас есть самиздат-газета "Женская правда" — мы там аккуратно и без обвинений даем информацию. Проект рассчитан на более возрастную аудиторию, мам и бабушек, и получает очень хорошие отзывы", — говорит Вежеватова.

Кроме того, ФАС помогает украинцам на территории России: "Наши волонтеры работают с лицами, находящимися в пунктах временного размещения. Мы помогаем украинцам, давая им информацию и поддержку, чтобы они могли выехать с территории России".

"Черный февраль" — картотека антивоенного преследования

Обеспечить огласку всех административных и уголовных дел, возбужденных за антивоенную деятельность, призван правозащитный проект "Черный февраль". По сути, это своеобразный инфохаб-картотека о фигурантах антивоенных уголовных дел.

Foto: EPA/Scanpix/LETA

"Проект появился в мае, когда я с Сашей Старость и еще несколькими активистами сделали сайт в поддержку Саши Скочиленко — это история нас сильно зацепила, ведь мы несколько лет писали про ментальное здоровье. Позже возникла идея создать более масштабный проект, где мы бы рассказывали о всех фигурантах антивоенных дел, ведь многие имена были не на слуху и оставались неизвестными", — делится активист Ян Непомнящий (имя изменено по просьбе собеседника. — Ред.).

При этом сам активист довольно критически оценивает собственную работу: "Хорошо, что мы даем освещение малоизвестным делам, но я понимаю, что максимум нашего вклада — это уменьшить эффект репрессий, указав адрес и реквизиты для писем и переводов политзаключенным". Помимо прочего, "Черный февраль" выпускал памятки, как вести себя, если на вас завели административное или уголовное дело, а у вас хроническое заболевание.

Непомнящий также отмечает, что их проект — чисто волонтерский, который его участники в России делают в свободное от работы время. Именно поэтому его так расстроило поведения организаторов на Конгрессе свободной России: "Когда люди, которые могли бы поддержать гражданские инициативы, ушли пить кофе — это не хорошо. Получается, что никакой поддержки у нас нет и не предвидится".

"Медиапартизаны" дают задания на расклейку листовок и наклеек

Инициатива "Медиапартизаны", отмечает ее участница Ольга Демидова, возникла тогда, когда выходить на улицы с антивоенными митингами стало небезопасно из-за массовых задержаний: "При данной ситуации мало что можно сделать, выходя на улицу. Поэтому наша идея — направить протест в креативное русло, чтобы спасти людей от автозаков, но дать возможность выговориться".

Foto: DELFI

У "Медиапартизан" сейчас семь проектов, самые важные среди которых — Telegram-канал с антивоенным творчеством и инструкциями, как безопасно распространять листовки и наклейки, а также бот "Храбрые партизаны" (@bravepartizan_bot), где можно получить задание на перформанс или расклейку листовок. "Еще есть небольшой проект "словарь новояза" — там мы собираем высказывания подконтрольных Кремлю медиа, в которых "хлопок" — это взрыв", — рассказывает Демидова, до сих пор остающаяся в России.

Также инициатива администрирует чат в Telegram с 9 тысячами участников: "Наша цель в том, чтобы люди могли найти способ высказать свое мнение, заявить, что они против. Мы понимаем, что стикерами и плакатами войну не остановишь, но сердце человека согреешь. А когда начнется хаос в стране после развала существующей власти, у людей будут единомышленники, которых они найдут в процессе "партизанских" вылазок, они будут не одни".

Seko "Delfi" arī Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!