Foto: EPA/Scanpix/LETA

Электоральные аналитики после каждых выборов в России ищут аномалии в данных о явке и распределении голосов — фальсификации можно доказать математически. В этот раз анализ данных с участков показал признаки беспрецедентных подтасовок.

Женщина заползает на избирательный участок на коленях. В руках у нее пакет с бюллетенями. Встав на колени возле урны, она запихивает бюллетени в прорезь. Чтобы расправить стопку внутри урны и сделать фальсификацию менее заметной, женщина обнимает урну, тянет ее на себя и ложится на спину, будто выполняя экзотическое упражнение на пресс. Полицейский, увидев происходящее, отворачивается и уходит, вместо того чтобы вмешаться.

Происходящее на участке в Петербурге засняла камера — и таких видео могло бы быть намного больше, если бы власти оставили видеонаблюдение общедоступным, как было с 2012 года.

"Голос" заявил, что выборы президента прошли со множеством нарушений, из-за которых реального волеизъявления не произошло. Впрочем, ЦИК с этим не согласен. "У нас нет жалоб и нарушений", — сказала Элла Памфилова журналистам после окончания выборов.

Далеко не все нарушения смогли зафиксировать наблюдатели — на эти выборы их фактически не пустили. Но тут на помощь приходит математика, позволяя выявить фальсификации на больших числах.

Распределение голосов — только ненормальное

Физик Сергей Шпилькин еще в начале 2010-х предложил метод отделения объема честных голосов от сфальсифицированных по открытым данным с участков, которые публикует ЦИК. Результаты голосования он сравнивал с кривой Гаусса, или нормальным распределением — оно характерно для случайных процессов, то есть честного голосования.

На двумерной диаграмме распределение УИКов по явке и результату кандидата должно выглядеть как одно симметричное, округлое пятно. Выборы 2024 года — первые, на которых нормальное распределение голосов было фактически стерто. В результате фальсификаций одновременно повышаются явка и итоговый процент голосов за кандидата от власти. Если по одной оси продолжить явку, а на другой — процент за Путина, то вместо пятна получается "хвост кометы".

"Честное" пятно голосов на последних президентских выборах практически или полностью отсутствует в 41 регионе России, рассчитала "Новая газета Европа". Еще в пяти регионах за Владимира Путина вбросили более трети голосов, следует из их анализа.

Члены ЦИК в 2018 году возражали против оценки российских выборов по кривой Гаусса, настаивая, что этот метод вообще не подходит для оценки голосования. Элла Памфилова настаивала, что европейские выборы тоже не пройдут такую проверку. Впрочем, журналисты "Медузы" (признана в РФ "иноагентом") тогда проанализировали выборы в Германии и Франции этим же методом, и кривая Гаусса там вполне получилась.

Пила Чурова превратилась в дикобраза

Еще в 2011 году возмущенные фальсификациями на думских выборах шутили про "пилу Чурова" — по имени тогдашнего главы Центризбиркома. Кривая голосов за кандидата на выборах при нормальном распределении похожа на колокол. "Рисование" голосов и явки на графике отображалось частыми пиками, похожими на зубья пилы, потому что при придумывании результата человек склонен вписать красивое, ровное число, а не приписывать десятые и сотые процента. По статистике, столько "красивых" результатов само получиться не может.

"Пила мутировала до дикобраза", — замечает электоральный аналитик Иван Шукшин, который разбирал данные по нынешним выборам, в том числе по методу Шпилькина. В этот раз аномальные пики намного больше и заметнее, чем даже по данным 2018 года: в 2024 году от формы колокола мало что осталось.

Сколько вбросили?

Число аномальных голосов за Путина при голосовании бумажными бюллетенями — 22 миллиона, считает Шукшин на основе своего анализа.

Причем в анализ не включено электронное голосование: ДЭГ совершенно непрозрачен для оценки, к тому же известно, что голосование через ДЭГ во многом было несвободным: именно туда "загоняли" бюджетников.

К таким же выводам пришли журналисты "Новой газеты Европа": они тоже анализировали данные с участков методом Шпилькина и тоже насчитали 22 миллиона украденных голосов. По их прикидкам, реальный процент Путина на этих выборах может быть около 57%: комиссии могли не выбрасывать бюллетени за президента, а перекладывать из стопки в стопку, то есть засчитывать голоса оппозиции Путину. Такие фальсификации метод Шпилькина высчитать не может.

Результаты других кандидатов тоже изменили?

Результат кандидата от "Новых людей" Владислава Даванкова был занижен, считают аналитики: кандидата, которого несогласные с властью выбрали для протестного голосования, нарочно отправляли на третье место. По данным, выкачанным с сайта ЦИК, выходит, что на участках с реалистичной явкой Даванков идет вторым, обгоняя Леонида Слуцкого (ЛДПР) и Николая Харитонова (КПРФ). А в районе нечестных 80% явки он оказывается уже ниже коммуниста.

"До явки в 75% его кривая примерно вдвое выше остальных, это и есть его результат, он получил голоса порядка 11% россиян", — пишет аналитик Иван Шукшин.

Где фальсифицируют больше всего?

Независимые наблюдатели за выборами давно выделяли на карте России "электоральные султанаты", где результат выборов традиционно "рисуют", и регионы с другой культурой выборов — те, где было сильное движение наблюдателей, а в УИКи пробились люди, стремящиеся считать голоса честно.

На этих выборах стало намного меньше регионов, где голоса считают относительно честно. "Новая газета Европа" выделила 13 регионов, где вбросов за Путина меньше 10%. "На предыдущих президентских выборах в 2018 году "честных" регионов было в три раза больше (41), а в 2000-м — в 4 раза больше (59)", — подсчитали журналисты.

Математические методы непригодны для учета всех фальсификаций. Например, этот анализ не покажет тех, кого начальство на работе заставило проголосовать "за кого надо". Не учитывает он и того, что на выборы не допустили даже мало-мальски оппозиционных кандидатов.

Seko "Delfi" arī Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!