Foto: Privātā arhīva foto
30 января в Баренцевом море в результате несчастного случая погиб моряк из Латвии — 36-летний Роман Соловьев. Его тело спасатели и полиция не могут найти уже третью неделю. В Лиепае у Романа, отдавшего тяжелой работе в море 16 лет, остались жена и двое детей, которым нужна помощь.

Трагедия на борту MS Hunter

Информация о том, что случилось в тот роковой день 30 января на борту судна MS Hunter, очень скупа: 31 января норвежские СМИ сообщили, что примерно в 100 морских милях к востоку от острова Хопен, который является частью полярного архипелага Шпицберген, за борт упал член экипажа — гражданин Латвии. Несчастный случай произошел во время ловли краба-стригуна.

По предварительным данным, Роман мог оказаться за бортом, во время подготовки лески и снаряжения на ловушки для крабов. В это время на кормовой палубе, согласно отчету судовой компании, находился еще один член экипажа, правда, в момент трагедии он стоял к Роману спиной. Однако это лишь предварительная версия, поскольку расследование еще находится в активной стадии, а тело моряка обнаружить пока не удалось.

Норвежское издание Fiskeribladet указало, что экипаж судна в одиночку искал Романа несколько часов, прежде, чем прибыла помощь.

Что сказали эксперты?

В ходе расследования Норвежское морское управление, которое на время проверки задержало судно, констатировало, что на MS Hunter не было барьеров, препятствующих процессу падения члена экипажа за борт. Чтобы решить эту проблему в краболовном флоте, который ходит по флагом Норвегии, власти уже распорядились провести специальные проверки всех морских судов, занимающихся промыслов крабa.

Проверки должны гарантировать, что на каждом судне провели надлежащую оценку рисков и уменьшили выявленные опасности, включая установку "физических барьеров, защитных и предохранительных устройств и противоскользящих средств для устранения риска падения за борт".

Кроме того, исходя из результатов первоначального расследования, особое внимание в дальнейшем будет также уделено обеспечению того, чтобы каждое судно имело единый рабочий язык общения (английский) и чтобы члены экипажа могли свободно на нем общаться. По информации Fiskeribladet, следователям полиции потребовалось несколько переводчиков, чтобы допросить весь многонациональный экипаж MS Hunter.

Также Норвежское морское управление собирается в будущем проводить внеочередные проверки океанских судов, занимающихся промыслом краба, чтобы убедиться в том, что они должным образом заботятся о безопасности экипажей. Особое внимание будет уделено рабочему языку и общению между членами экипажа, а также организации на борту надежных систем связи.

Представители судоходной компании, которой принадлежит MS Hunter , решили воздержаться от комментариев до тех пор, пока не завершится официальное расследование.

Без мужа и папы

О том, что же на самом деле произошло в Баренцевом море, до сих пор не знает и жена Романа — Виктория Стразда. Она рассказала, что муж отдал работе в море 16 лет своей жизни. Раньше он ходил в море в Ирландии и Шотландии, а в свой, как оказалось, последний рейс он отправился на норвежском судне. 23 февраля Роману должно было исполниться всего 37 лет.

"30 декабря прошлого года мы его проводили в рейс, ровно через месяц — 30 января — его не стало. Помню, что вечером 30 января отправила ему видео. Легла спать, отправила утром еще одно сообщение. А потом ко мне на работу приехала полиция и рассказала, что с мужем случилось", — вспоминает Виктория.

По ее словам, тело Романа все еще не удалось найти, но расследование продолжается. Правда, на какой оно стадии — Виктории трудно сказать, потому что никто ничего толком пока не знает.

"Мне позвонили из норвежской полиции, сказали, что дело открыто. Пообещали информировать, но пока никаких новостей нет… Роман был очень заботливым, не позволял мне поднимать даже самый легкий пакет. Eсли у нас были какие-то трудности, он их старался решать, даже находясь за тысячи километров. Дома в свободное время занимался фотографиями. Отцом Рома был строгим, но справедливым, и дети всегда его слушали", — рассказывает Виктория, у которой на иждивении остались двое сыновей.

На трагедию в семье Романа откликнулись экипажи других судов. В социальной сети Facebook команда траулера Kasfjord открыла сбор пожертвований для семьи погибшего, и первыми перевели деньги сами члены экипажа.

"Все, кто был лично знаком с Романом, знают, что он был очень хорошим человеком, добрым, отзывчивым и всегда улыбающимся. Он также был хорошим работником и, по-видимому, очень любил свою работу, проработав в море 16 лет, и, конечно, у него был большой опыт, (я до сих пор не понимаю, как могла произойти такая катастрофа). Все это очень страшно. Те, кто работает на море или в нашей области, понимают, что я имею в виду. Но, к сожалению, это произошло, мы все в шоке, это большой шок для нас. Но самая большая беда постигла его семью, у Ромы осталось двое детей Никита и Артем, а также жена Виктория", — говорится в сообщении члена экипажа судна.

"Наша семья благодарна всем за помощь и поддержку, что не остались равнодушными к нашему горю", — поблагодарила Виктория Стразда.

Помочь семье Романа Соловьева можно, переведя пожертвования на счет его супруги или коллеги:

LV37HABA0551031911963
Viktorija Strazda

или

LT123250049613024510
Igors Sopins 52801047
04-00-75

Seko "Delfi" arī vai vai Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!