К Айвару Аксеноку Kb пришел с вопросами "по хозяйству". Но в тот день как раз решался вопрос по установке в Риге памятника Петру I. Решился, как известно, не в пользу Петра. А дебаты по нему продолжались дольше, чем, к примеру, по вопросу о долгосрочном плане развития города. Так что не мы начали.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
— И как долго дума намерена разбираться с памятниками?

— Памятники — это тоже хозяйственные вопросы. Речь идет об установке, ну и об облике города. Однако, согласитесь, дума занимается не только этим. На первом заседании рассматривались вопросы, связанные с землями, с финансированием различных проектов, предпринимательской деятельностью. Да, прежняя дума оставила много вопросов, по которым решения так и не были приняты. До выборов не хотели ими заниматься, считая в какой-то степени непопулярными. Нам приходится все это разгребать.

— И все же именно вы задали тон этой кампании. В одном из первых интервью в качестве мэра вы заявили BNS, что не видите никаких оснований для установки в Риге или Латвии памятника Петру I.

— Знаете, как появляется большое количество материалов в информационных агентствах? Должностное лицо идет по коридору, подбегает журналист, задает вопрос, вырванный из темы. Вот вы пришли, и у нас действительно беседа… А что касается памятников, то их ставят тем, кто это заслужил. У каждого народа есть право устанавливать памятники и решать, в каком случае устанавливать. Общество имеет право решать.

— Общество не раз уже высказывалось по этому поводу. В ходе многочисленных опросов более половины рижан высказались за установку. Так ваше мнение — устанавливать или нет?

— Почему Рига должна чтить память Петра I?

— Достаточно упомянуть, что он заложил первый общественный сад — нынешний сад Праздника песни…

— Однако история сложилась так, что этот памятник в свое время сняли. История беспощадна — много архитектурных памятников, памятников культуры и истории в силу разных исторических событий погибает, уходит. К тому же восстановленный памятник — не аутентичный. Поэтому, повторюсь, заново устанавливать неправильно, нужно устанавливать в честь кого-то.

— В том же разговоре с BNS вы сказали, что нынешнее место памятника Барклаю-де-Толли — не лучшее. А где лучшее?

— Этим, скорее всего, будет заниматься комитет развития. Я занят другим.

— Судя по нескольким решениям, среди тех вопросов, которыми вы заняты, — азартный бизнес. Вы говорили, что нужно не запрещать азартный бизнес, а ограничивать экономическими рычагами. Но у думы таких возможностей нет.

— Да, такие возможности есть у Сейма. Мы должны обращаться туда со своей инициативой. Кстати, об этом думал и мой предшественник Гундар Боярс, и наши позиции во многом совпадают. Есть, конечно, различия. Боярс считал, что этот налог нужно передать самоуправлениям. Я же думаю, что налог должен остаться у государства. Самоуправление должно получить право определять какой-то коэффициент. Если мы хотим, чтобы азартный бизнес развивался в конкретном месте, можем сделать, чтобы там коэффициент был ниже.

— А где должен быть выше?

— В историческом центре, в жилых районах. Но, кстати, в большинстве этих мест заниматься игорным бизнесом уже запрещено. В то же время в историческом центре есть дорогие отели, вот там вполне можно оставить такие заведения.

— Когда в Сейм будут поданы документы, позволяющие городу определять коэффициенты к налогам?

— Комитету развития до 8 июня поручено разработать пакет документов.

— А почему затягивается конкурс на финансирование Южного моста?

— Речь идет о проекте стоимостью свыше 82 миллионов латов. Такого финансирования в городе еще не было. Естественно, предложение — а на конкурс было подано только одно — требует серьезного анализа, как юридического так и финансового.

— Социал-демократ Янис Диневич считает, что правящая коалиция сознательно тормозит проект. Ведь он был успешно начат предыдущим составом думы.

— Диневич лжет. Состав конкурсной комиссии, сроки подведения итогов конкурса были разработаны при нем. В любом случае строительство Южного моста будет продолжаться. Мне трудно предсказать итоги конкурса, но тормозить строительство мы не будем. Самоуправление заключило договор с компанией Dienvidu tilts, и мы должны эти обязательства соблюдать.

— Ваш коллега, глава фракции "Новое время" Олаф Пулкс не исключает, что смета строительства очень высокая и ее могут пересмотреть.

— Ни в коем случае. Был конкурс. Это предложение можно было либо принять, либо отвергнуть. Сейчас уже что-то менять невозможно.

— Как полагаете решить вопрос с пробками? Есть новые идеи?

— Мы серьезно работаем над вопросом строительства Северной переправы. Не обещаю, что строительство начнется в течение ближайших четырех лет, но серьезные подготовительные работы проведем. Кроме того, будем заниматься и менее масштабными проектами. В этом году реконструируем отдельные перекрестки, изменим организацию транспортного потока, чтобы не создавались искусственные пробки. Рижане почувствуют улучшения.

— На трассе строительства Северной переправы немало частной земли, которую в случае начала строительства городу придется выкупать. Например, обширные луга Спилве купил бывший глава Сбербанка Арнолд Лакса, ныне спонсор "Нового времени". И вот вы реанимируете этот проект…

— Место для строительства еще не выбрано. Над ним будут работать не только наши, но и зарубежные специалисты. Исходить они будут лишь из определенных критериев: это должно быть дешевле и удобнее для транспорта. В нашей стране, в городе вошло в привычку рассматривать муниципальные и госзаказы под одним углом: кто и сколько за это будет иметь. Я в своей работе намерен руководствоваться только критериями профессионализма. И поэтому такие вопросы мне можно не задавать. Согласен, что по строительству Северной переправы сложилась парадоксальная ситуация: предыдущая дума заключила договор на сумму 10 миллионов латов с зарубежной фирмой по надзору за строительством. А ясности с самим строительством никакой.

— Прежняя дума разрабатывала проект строительства паромной переправы между Вецмилгрависом и Болдераей, это должно было разгрузить центр от грузовиков…

— Для его реализации прежняя дума и пальцем не шевельнула. Были лишь громкие заявления, что осенью линию можно запускать. Сама идея хороша. Не исключаю, что мы ее реализуем.

— А что с запуском низкопольного скоростного трамвая. Когда он может появиться?

— Это реальный проект, но его стоимость довольно высока, нужно исходить из возможностей города. Не будем забывать, что мы должны заниматься мостами, жильем. Допускаю, что этот трамвай может быть запущен, но лишь к концу работы думы. Ведь чтобы открыть линию, необходимо не менее 20 трамваев.

— В политическом плане сюрпризом новой думы стало сотрудничество правой коалиции с блоком Dzimtene/Соцпартия.

— Они решили, что их работа в Рижской думе станет в какой-то степени продуктивнее и они смогут выполнить обещания, данные избирателям, если будут конструктивно работать. В коалиции — конкретные партии, с которыми мы совместно решаем все вопросы. Но в отдельных случаях Dzimtene поддерживает те решения, которые мы выносим.

— А вас не смущает сотрудничество с социалистами Рубикса, от которых в других ситуациях правые шарахаются как от чумы?

— Рижская дума решает хозяйственные вопросы, и здесь нет деления на левых и правых.

— Но Рижская дума выдает разрешения на шествия 16 марта. Это какой вопрос?

— Это комплексный вопрос — вопрос истории, оценки истории. На него однозначно ответить очень трудно. Нужно понять людей, которые это делают в контексте истории… Информация, которая есть у меня, свидетельствует, что последнее шествие было достаточно спокойным…

— Значит, дума и дальше будет давать разрешения на эти шествия?

— Не исключаю.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form