В минувший понедельник в прямом эфире радио MIX FM 102,7 гостем очередной программы Григория Зубарева из цикла "С властью — по-русски" был бывший спикер латвийского парламента Альфред Чепанис. Предложенной к обсуждению теме — "Взгляд старого коня на новую борозду" — он не удивился.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Мастадонт-"раскольник"

Г-н Чепанис, политики — как лошади: одни скачут, другие проявляют чудеса дрессировки, третьи — тягло. Иные гарцуют перед почтеннейшей публикой до последнего, иные — уходят на покой. Несколько лет назад вы ушли из большой политики, ныне возвращаетесь. Сравнение со старым конем в борозде не обижает?

Ничуть. С качеством борозды можно быть спокойным, правда, среди дам распространено мнение, что старый конь к долгой паходе не пригоден.

Тогда уточним еще один момент. На самом-то деле вы не латыш Чепанис, а литовец Чепонис, чьи предки на нашей благословенной земле появились совсем недавно — во времена Первой республики, не так ли?

Это так. Мой папа, Казимир Казимирович Чепонис, приехал в Латвию в 1934 г., в 1934 г. получил гражданство и был принят на работу на железную дорогу.

Экзамена на натурализацию папа сдавал?

Вроде нет, но язык знал.

Спасибо, что за сравнение со старым политическим конем не обиделись, но в интернете вас и вовсе мастадонтом называют и спрашивают: "Признайтесь, КПСС оставили сознательно, или приспособились к новым условиям?"

В 1990 г., незадолго до образования так называемой независимой Коммунистической партии Латвии, из рядов КПСС меня исключил мой тезка, Альфред Петрович Рубикс, естественно, при единогласной поддержке всех членов бюро ЦК Компартии Латвии с формулировкой "за раскольническую деятельность".

Вопрос из интернета: "Помогает ли партийное прошлое в благоустройстве собственной жизни в современной Латвии?"

В этом плане мне никогда особо не везло. На обустройство собственной жизни времени никогда не хватало, обустраивал по мере способностей и возможностей жизнь населения республики. Не просто это было. Я верой и правдой служил Коммунистической партии, и нелегко далось решение голосовать за восстановление независимости Латвии. А решающим стало то, что я к тому времени располагал совершенно конкретной информацией о том, кому служил на самом деле.

Верой и правдой служил КПСС? А на чем базировалась ваша вера, и в чем вы видели правду в этом служении?

Вера моя базировалась на молодости, в КПСС я вступил в 21 год, то есть через два года после 22 съезда, объявившего Программу строительства коммунизма. И кто же из молодых тогда не хотел к 1980-му году построить собственными руками "светлое будущее всего человечества"! А принципы, записанные в Моральном Кодексе строителей коммунизма, разве не были они приемлемы и заманчивы для молодого человека?! И если бы все — и в первую очередь верхушка КПСС — этим принципам следовали, мы бы, наверное, и в те времена жили бы по-другому.

Г-н Чепанис, но когда в нашей стране компартия признана преступной организацией, а вы публично заявляете о служению делу КПСС верой и правдой, не означает ли сие, что "старый конь" собственными "копытами" роет себе политическую могилу?

Не смущает меня это, не беспокоит меня мое политическое будущее. А волнует будущее моих внуков. А что касается веры и правды, то и тогда, и сейчас все делаю от души.

Так и в юности вы, видимо, трактористом землю пахали от души, потом от души руководили комсомольской организацией, затем райкомом партии и, в конечном итоге, глава советского правительства Латвии Вилнис Бресис пригласил вас от души поработать своим замом. И на какой из этих должностей была наибольшая потребность именно в душе, а где в элементарной человеческой осторожности, чтобы творить общественное добро?

Души не может быть больше или меньше, будь то кабина трактора или кабинет вице-премьера. Она, душа, или есть, или ее нет. Если человек не терял человеческого достоинства, то есть сочувствия к своим согражданам, то с душой он работал везде. Добро можно творить во все времена, будь они прошлыми или настоящими. А про осторожность не скажу — не мое.

Кое-что о Рижской думе

Тогда о добре. Видит ли "старый конь" из своей "конюшни" возможность в нынешние времена делать добро жителям этой страны вне зависимости от пятой графы, формы носа или языка общения?

Не только возможно, но очень нужно. Поэтому после шести лет жизни вне активной политики решил в нее вернуться. В субботу будет съезд, на котором на базе общественной организации "Cita politika" будет создана партия. Я приму в этом участие. И по мере своих сил и возможностей я буду стремиться к тому, чтобы politika в нашей стране стала cita.

А что это означает для обычного человека?

Да хотя бы то, что власть будет его слушать, что, если он позвонит в государственное учреждение, ему ответят; а сейчас вы попробуйте дозвониться хотя бы до Рижской думы — на половине телефонов в рабочее время трубки не снимут. Cita politika на бытовом уровне должна выражаться хотя бы в том, что чиновник не станет вас отфутболивать с вашими проблемами, а станет их решать.

Альфред Казимирович, но ведь после смерти депутата Лакиса вы в порядке ротации стали членом Рижской думы. И тьма новых должностей в столичном самоуправлении появились уже при вашем депутатстве?

Да, это так. Некоторые структуры выросли численно в несколько раз. Петериса Лакиса я сменил фактически в этом году, убедился, что перемены нужны не только в государстве, но и в Риге, поэтому и решил реально вернуться в политику. А Рига — это такой организм, что если насморк у столицы, то чихает вся страна.

Вопрос из прямого эфира: "Как вы оцениваете перспективы создаваемой с вашим участием новой партии в плане управления государством? Сколь реально не допустить к повторному приходу к власти недальновидных политиков типа Репше?"

Ну, кто и что может по поводу Репше обещать или гарантировать?! Все в руках избирателей, и не надо закрывать глаза на то, что в Латвии многим нравятся и стиль г-на Репше, и методы его руководства. Что же касается управления страной по-другому, то говорить об этом будет уместно перед следующими выборами в Сейм, пока же следует думать о выборах в самоуправления будующей весной. Если нам в Риге удастся сделать что-то толковое, то появится возможность претендовать на нечто значительное и в парламенте. Нет другого пути.

А что толковое нынешний состав Рижской думы не сделал, а Чепанис со товарищи смог бы?

Бюджет Риги превышает 220 млн. латов. Эти деньги можно было бы более эффективно использовать в интересах рижан, хотя бы по улучшению состояния дорог. Но нельзя не заметить и то, что государство изрядно сдерживает развитие столицы. Например, около 40 млн. латов Рига отдает развитию дорог в стране, столице же из этих денег остается 5-6 млн. И далеко не все из перечисляемых нами средств используется по прямому назначению.

Так вы же работаете в думском комитете по финансам…

…И на последнем заседании пришлось рассматривать заявление организации с веселеньким названием "Я сегодня трезвый" о выделении из городского бюджета несколько тысяч латов на проведение концерта. Я глубоко убежден, что цель этой "акции" — выманить деньги мз бюджета; слава богу, у членов комитета хватило ума просьбу не удовлетворить; потеряли лишь время, так и не получив ответа на вопрос, а почему трезвый именно сегодня, а не каждый день?

Послушайте, Академия наук Франции сама себе запретила рассматривать проекты вечного двигателя, отчего же финансовый комитет Рижской думы обсуждает явную дурость?

Определение вы дали правильное, но под претензией на получение денег "сегодня трезвыми" стояли подписи некоторых депутатов думы, внесших "актуальный" вопрос на рассмотрение.

А не назвать ли вам пофамильно депутатов, которые хотят быть "сегодня трезвыми"?

Надеюсь, что все шестьдесят.

Как пропахана внешнеполитическая "борозда"

Вопрос из прямого эфира: "Критика КПСС уже никого не удивляет, но когда речь заходит о новой борозде, самыми востребованными оказываются "пахари" коммунистического разлива. Чем это можно объяснить: уникальностью идеологии, богатством опыта или чем-то еще?"

В КПСС был четкий механизм, называемый подбором, воспитанием и расстановкой кадров. Вот и меня когда-то подобрали, сняв с трактора, обучили и последовательно направляли работать на нужные партии места, повышав их уровень по мере приобретения мною опыта и навыков управления. Да, эту однопартийную систему нельзя назвать демократичной, но система была. А теперь системы нет.

Погодите, как же, нет? Давайте вспомним, как г-н Пабрикс, раскрученный в Сейме за пару дней, из политологов переквалифицировался в министры иностранных дел. Неужели системы не видите?

Давайте не подменять понятия. Система последовательной ПОДГОТОВКИ государственных управленцев — это одно, а система ПРОТАЛКИВАНИЯ влиятельными политическими силами своих "скороспелок" на ответственнейшие государственные посты — совершенно другое. И "успех" с МИДом влиятельной в Сейме Народной партии — из ряда именно другой системы. А когда у нас в стране несколько десятков партий, говорить о последовательной и четкой подготовке высших управленческих кадров пока не приходится.

Хорошо, пусть действующая ныне система не четкая, но мы во главе министерства иностранных дел имеем то, что имеем. И как тогда с точки зрения "старого политического коня" выглядит новая внешнеполитичесая "борозда"? Куда она ведет?

Только один пример: не исключаю, что г-н Пабрикс сможет найти на карте республику Беларусь, допускаю, что он слышал, что имеет Латвия от транзита через нашу территорию белорусских грузов, но когда на второй день после вступления в должность, латвийский министр иностранных дел начинает обличать "тоталитарный режим г-на Лукашенко", кому на руку сыграло такое заявление? Только тем, кто не хочет развития между нашими странами добрососедских отношений.

А результат? Напряжение между государствами, которое, если оно не будет снято, приведет к тому, что десятки миллионов долларов от белорусского транзита уйдет на мою историческую родину — в Литву, а наши хорошие литовские соседи этого только и ждут. Трудно ли повернуть на Клайпеду потоки белорусских грузов, которые составляют до 25% оборота портов Латвии и 30% перевозок по нашей железной дороге?! Мне кажется, что с такой перспективой "шутить" нельзя.

Так что, государственному деятелю спокойно глядеть на "бедствия" свободолюбивого белорусского народа?

Государственный деятель — это не имя и фамилия, данные тебе пожизненно. Государственный деятель, если хотите — сложнейшая профессия, и опытные государственные деятели, обладающие безусловным правом высазывать официальную точку зрения государства — президент страны и премьер-министр –, не случайно не уподобились г-ну Пабриксу. Так что, старого коня в борозду можно пускать с меньшей опаской, чем стригунка, не имеющего понятия об узде.

В этой борозде, проложенной г-ном Пабриксом между Латвией и Белоруссией, прорастает еще одно сорное зерно: наконец-то в Минск назначен отсутствовавший много лет посол нашей страны. Однако ж, президент Лукашенко не оставил без внимания "лукошко" латвийского внешнеполитического "сеятеля": верительные грамоты нашего посла "батька" не принимает, и не рискну спрогнозировать, когда примет…

Признаться, я не знал, что наш посол в Белоруссии "завис".

Мою профессию называют продажной. Не заплатить ли вам мне, чтобы я еще кое о чем просветил вас на счет внешнеполитической деятельности нашей родины?

Нет, платить не буду — не даю взяток.

А берете?

(смеясь) Кабы речь шла о достойной сумме, кто его знает, а так — больше полумиллиона не предлагали, чего там пачкаться, на что тратить?

Скажем, на приобретение отсутствующих в вашей охотничьей коллекции чучел двух хищников — волка и рыси, а?

Какие мои годы! Надеюсь, богиня охоты Диана сподобит меня и на эти трофеи, а то и на золотую охотничью пятерку — слона, носорога, льва, буйвола и леопарда.

Признание экс-спикера избирателю

Вопрос из прямого эфира: "Вы обладаете редким качеством — производите впечатление человека, который говорит то, что думает. Но ведь большой политик потому и большой, что умеет признавать свои ошибки и правильно оценивать их. Когда вы уходили из политики, то ясно и четко сказали по радио, что многие люди идут в политику за благами. Вот и скажите честно, что вы сейчас думаете по этому поводу?"

Спасибо, что напомнили мне то мое высказывание. Публичному политику не всегда следует говорить о том, что знают все. И в той радиопередаче моя грубейшая ошибка заключалась в том, что человек по имени Альфред Чепанис позволил себе то, что не имел права позволить политик Альфред Чепанис. А результат этой ошибки — долговременные неприятности в политическом плане.

Да, моя партия проиграла выборы, да, я лишился тогда известной зарплаты и знал, что буду испытывать материальные затруднения. Многие мои бывшие коллеги в аналогичной ситуации, не стали распространяться о ней в эфире, а очень грамотно разрулили ее в свою пользу. Я же, как дурак, сказал о том, что есть, и для политика в моей ситуации это было большой ошибкой.

Сказать правду — ошибка?

- Вы обобщаете, я же рассматриваю конкретную ситуацию. В конкретной ситуации и врач не всегда имеет право сказать правду.

Где ж тот предел, за которым политик, говорящий правду, совершает ошибку, и когда правда — насущная потребность, без которой политик обойтись не может?

Этот предел не абсолютный, каждый политик должен установить его для себя сам. Использовать правду в качестве топора невозможно в межгосударственных отношениях, в дипломатии. В этих сферах достаточно подавать знаки. И стиль, в котором общаемся сегодня мы с вами, частные лица, исключен в общении государственных мужей. И те политики, которые умеют обмениваться знаками, таковыми и являются. К счастью, в Латвии такие люди были, есть, надеюсь, что будут.

Тогда о знаках. Американцы подали знак, что в Белоруссии не все в порядке с демократией, и не плохо бы использовать деньги налогоплательщиков третьих стран, чтобы ее в порядок привести. Голландцы подали знак, что после кошмарных жертв в Беслане не плохо бы спросить у России, как же она это допустила. И оба этих знака превратил во знамена наш министр иностранных дел Пабрикс. Так всегда ли знаки следует использовать для того, чтобы политическое многоточие обращать в восклицательный знак?

Прекрасно вижу провокационный момент в вашем вопросе. Поэтому не буду комментировать знаки, поданные латвийским политикам со стороны США и Голландии, на которые г-н Пабрикс нарывался, как на мины-растяжки.

Отчего же? Не оттого ли, что "старый конь" искушен в политике?

- И поэтому тоже. Люди добрые, конечно же, у меня есть собственное мнение, но интервью — не тот жанр, в котором личную позицию можно обосновать настолько всесторонне, чтобы ее невозможно было извратить сонмом последующих комментаторов.

Продолжим провокации, правда теперь уже из интернета: одни интересуются, есть ли у вас проблемы со спиртным, другие утверждают, что умеющие хорошо выпить люди нужны нам, в том числе и в политике. Что скажете?

А то, что сильным людям и сильные алкогольные напитки не страшны, соответственно слабым лучше с ними не связываться.

Вопрос к сильному человеку из интернета: "Не считаете ли Вы целесообразным привлечь к правовой ответствености всех пособников оккупационного советского режима, раз уж наше государство считает факт оккупации действительным? Т.е. всех членов КПСС и ВЛКСМ-граждан Латвии".

Если не ошибаюсь, членов КПСС у нас в стране было около 200 000, комсомольцев — значительно больше. Кем из них двигало убеждение, а кем стремление к получению благ, естественно, не известно. Судить за это? Где ж столько тюрем и лагерей набрать? И кто возьмется оценивать мотивы членства в КПСС и ВЛКСМ? Полагаю, что Господь бог на службе у автора вопроса пока не состоит. Да и будь так, вряд ли он захотел бы превратить Латвию в страну-застенок.

Психология хуторянина — не наш метод

Вопрос из прямого эфира: "Почему латыши с нелатышами были вместе, стремясь восстановить независимость Латвии, а теперь, когда эта цель достигнута, мы расколоты?"

Причин масса, и главная из них в том, что у нас вылупилось масса "великих" политиков, "преобразователей" общества. На самом же деле они — провинциалы в худшем понимании этого слова: пусть будет хорошо лишь моему хутору, моему хозяйству, моему кабанчику в загоне. И хуторяне от политики устроили раздрай, который будет им выгоден, пока люди-соседи будут друг к другу относиться с подозрением. А чтобы выгоду сохранить, путь один — ссорить людей, что, к сожалению, и делается с большим успехом.

А есть ли рецепт излечения детской болезни хуторянства в латвийской политике?

Лечит, Григорий, только время. К гражданскому обществу за десяток лет не придешь. Но мировой опыт показывает, что люди сами со временем поймут, что к чему и кто есть кто. И тогда голоса свои на выборах будут отдавать не за крикунов-очередных мессий, а за людей, реально стоящих на земле двумя ногами.

Мы с вами были в одной и той же партии, и она сама избавилась от нас. При этом мне кажется, что одной из наибольших бед, которую принес советский строй, было внушение, что государство, а не мы сами, обязано выстраивать нашу собственную жизнь. И в этом смысле некоторые политики призывают нас вперед к прошлому. Как же, по-вашему, должна выглядеть cita politika с точки зрения помощи государства человеку?

Государство должно разработать внятные, справедливые и долгосрочные правила игры, не меняющиеся в зависимости от того, кто этим государством правит. Это касается и предпринимательства, и социальных вопросов. Государство обязано защищать в первую очередь тех, кто сам не в состоянии это сделать: дети, молодежь, старики, инвалиды. А по отношению к экономически и социально активным людям у государства главная обязанность — не мешать. У нас же пока на смену одному закону, принятому сегодня, завтра приходит другой, противоположный по смыслу, из-за чего в ступор впадают и люди, и бизнес.

При этом образ мышления у многих наших людей таков, что они надеются на доброго дядюшку, который придет, всех спасет и все исправит. Такое отношение к жизни необходимо менять.

Не собирается ли ваша организация "Cita politika" заняться этим неблагодарным делом?

Вам известен другой путь? Можешь доказать людям, что способен сделать государство для них лучшим, чем оно есть сегодня — докажи, не можешь — уходи из политики…

… не забыв прихватить с собой собранный миллиончик в качестве аванса платы за спасение нации?

У политиков, которые не превратили свою общественную деятельность в пункт сбора денег с избирателей, есть моральное право говорить и об этом. У меня оно есть, спрашивайте.

За какую сумму Чепанис со товарищи готовы спасти страну и вывести ее на новый, естественно, светлый путь?

Смею надеяться, что политики, которые 15 лет назад голосовали за новую страну, не о деньгах думали. Теперь же мы видим, что у современных политиков мораль меняется. Любить страну за собранный миллион, конечно, удобно, но мы, мужчины, знаем, что собой представляет любовь за деньги.

Говорите, лишь время отделит добро от зла? Прошло времячко после того, как Сейм принял закон о реформе образования. Так, может, дадите оценку той доброте, которая заложена в этом законе, и тому злу, который закон принес в общество?

Оценку дать не могу, а личное мнение выскажу. Беда латышей в том, что их очень мало. Будь их, как руских, 150 млн., они, может быть, не стремились бы так настоятельно оберегать свои язык, культуру и быт. А отсюда и перегибы. При этом давать оплеуху прошлому эффектно, но не эффективно, а ведь тогда даже депутаты, провозглашавшие, что защищают интересы национальных меньшинств, не протестовали против закона так активно, как это делается теперь. Ошибочен закон? Допускаю. Но при этом мне не известно ни одно государство, в котором его жители все, как один, были бы согласны с принимаемыми законодательными актами. То же и Латвии. И если люди, не согласные с политикой государства в той или иной сфере, не собираются страну покидать, к действующим нормам права необходимо приспосабливаться.

Кому — маршрутка, кому — автобус…

А не выход ли изменить закон, дабы не углублять трещину между общинами, и вводить такие нормы права, которые не станут раскалывать общество по этническому признаку?

Конечно, выход. Но государство — не маршрутка, выход из которой возможен в любой момент по ходу движения. Скорее всего, это автобус, открывающий двери в конкретных местах. В политической жизни остановка — выборы. И надо отдавать себе отчет в том, что нынешние водители латвийского автобуса его не остановят по требованию. Как бы ни протестовали противники реформы, но Сейм его не отменит, а любое, даже самое распрекрасное правительство будет немедленно отправлено в отставку, если пойдет поперек решения парламента. Поэтому с точки зрения политики протестные акции необходимо соотносить с реальной расстановкой сил в высшем законодательном органе страны, в противном случае акции эти приведут к конфликту с государственной машиной. А ведь даже компьютер, чтобы он перешел на новую программу, требует перезагрузки. Выборы в парламент — политичесая перезагрузка.

Почему нынешний Сейм не будет пересматривать закон о реформе образования, понятно. Но есть ли некая выгода в том, что действующая власть реально превращает Латвию в двухобщинное государство?

Дело в том, что политическая борьба, ведущаяся в 8-м Сейме, вопросы образования оставляет на заднем плане. Посмотрите, что сейчас первостепенно: валить или не валить правительство, а если валить, то кто станет премьер-министром, и какая партия должна играть в государстве первую скрипку? Вот, чем заняты умы нынешних политиков, поэтому все остальное для них малозначительно, поэтому вопросы и не решаются. Поэтому и создаваемые межобщинные проблемы для них кажутся незначительными.

Вас можно понять так, что малочисленные латыши вынуждены везти борьбу за свои язык, культуру и быт. При этом мне вспоминается призказка: за чистоту не надо бороться, достаточно регулярно убирать. Так, может, язык, культура и национальный быт не в борьбе нуждаются, а в развитии? А если так, то почему государство этим не занимается?

Не могу с этим согласиться. Государство многое делает. Проблема имеет исторические корни: в нашей стране очень много людей не могут смириться с тем, что Латвия не будет частью того великого и неделимого, а является суверенным государством. Со временем люди это поймут, и исторический аспект противостояния отдельных частей населения отпадет сам собой.

Говорите, что язык и культура развиваются? Подтверждает ли этот ваш тезис вот какой пример: состоятельные люди готовы выложить немалые личные средства, чтобы на углу Бривибас и Элизабетес, где когда-то стоял памятник основоположнику, был воздвигнута скульптура Чаксте. Но не тому, президенту Латвии, а его сыну Константину. Но латвийский бизнес готов вложиться в памятник человеку, известному немногим, а не в написание новых качественных учебников, потребных многим. В чем тут дело?

В том, что те, кто хотят видеть вместо памятника юристу Ленину памятник врачу Чаксте, фактически будут возводить монумент самим себе.

?!

Очень просто: мы — известны, мы — могущественны, мы — богаты, мы можем сделать все, что хотим, и готовы доказать это своими капиталами. К сожалению, в Латвии деньги решают не только то, кому, что и где поставить, но и очень многое другое. Поймите меня правильно: у старого коня нет ностальгии по старой борозде, но раньше было кое-что, чего люди боялись совершать, а теперь боятся только одного — отсутствие денег, а остальное — гори оно огнем. Для меня это неприемлимо. На саване карманов нет

Мы прекрасно помним, кого и чего боялись в советские времена. Да плохо ли, что сегодня люди ни бога, ни черта не боятся?

Плохо. Хотя бы бога бояться надо, а на саване карманов нет.

Вопрос из интернета: "Население Латвии сильно уменьшается каждый год. Как, по-вашему, что надо сделать, чтобы тут все не вымерло, а люди не уезжали, чтобы появилась какая-то перспектива?"

Выход один — развивать экономику. Когда люди почувствуют, что их ожидает хоть какое-то предсказуемое нормальное будущее, то и о приросте населения можно будет говорить.

Но ведь наша власть с завидной регулярностью докладывает, сколь значителен у нас прирост ВВП, как великолепно развивается экономика, не так ли?

Да, осталось лишь эти отчеты на хлеб намазать. Ложь от большой лжи отличается лишь тем, что они ни в какое сравнение не идут со статистикой.

Смело заявлено. Но не менее смело, когда вы были спикером Сейма, Альфред Чепанис стал устанавливать на высшем уровне прямые связи с парламентом России. Но и в те времена латвийско-российская межправительственная комиссия не работала, и сейчас не работает. Правда, теперь и межпарламентские отношения на нуле. Каков взгляд "старого коня" на борозду между Сеймом и Государственной думой?

Да, с председателем Государственной думы России Геннадием Николаевичем Селезневым я вел официальные переговоры и 1997 г., и в 1998 г. И каждый раз мы обсуждали необходимость и целесообразность совместной работы на уровне правительств. Откровенно говоря, со времени принятия Россией кардинального решения о выводе войск из Латвии, межпарламентская комиссия толком и не собиралась.

А теперь я вижу, что Государственная дума России не особо-то и заинтересована, чтобы с Латвией решались вопросы, лежащие в сфере компетенции правительств. Тем более что главную для нас проблему — трубопроводный транзит — Россия, создав Балтийскую трубопроводную систему, решила не в нашу пользу.

Большие политические игры предполагают искушенных в них партнеров, а когда неумелость выпирает из всех дырок неэластичностью позиций и неадекватностью решений наших политиков, то получается то, что получается. При этом межпарламентские связи — увы! — превращаются лишь в протокольные мероприятия, добавьте к этому взаимное противостояние внешнеполитических ведомств вместо достижения компромисса, и картина станет полной.

К вопросу об умелости и неумелости. Я целый день просидел на Объединенном конгрессе русских общин Латвии и свидетельствую: подготовлен и проведен он неумело. И, тем не менее, создание нового общественного института — очередной шаг в некоей игре, или факт, с которым государству предстоит серьезно считаться?

Хочет государство или не хочет, но с новым движением считаться придется. Конечно, его можно попытаться замалчивать или игнорировать, как участников голодовки протеста, но такой подход не будет являть собою свидетельство профессионализма политиков. Я не знаком с лидерами ОКРОЛа, пока еще тщательно не изучил их программу, а их планы требуют вдумчивого и тщательного анализа. Но факт остается фактом — отмахнуться от новой организации нельзя.

Можно ли предположить, что на субботнем съезде общественной организации "Cita politika", где будет создана новая партия, эти вопросы будут рассматриваться?

Обязательно.


* Газетный вариант беседы опубликован в еженедельнике "Вести".
Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form