Хотя и то и другое — суда, не разрешается, когда находишься среди моряков, называть пароход кораблем. А вот паром назвать пароходом можно. Три года Baltic Kristina ходила под латвийским флагом по маршруту Рига — Стокгольм.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Казалось, паромная линия не имеет ничего общего с загадочным атлантическим Бермудским треугольником (забирающим корабли в какое–то иное пространственное измерение. Попал корабль в треугольник — бах, и нет корабля). Однако факт исчезновения судов объединяет эти две геометрические фигуры. Был паром на линии — бах, и нет парома…

Грузопассажирское сообщение со Швецией пытались наладить не однажды — ходили паромы "Шолохов", "Русь" и другие. Дело людям нужное, но все эти попытки по разным непонятным причинам заканчивались фиаско. Паром Baltic Kristina особенно жаль, ведь это было первое в истории грузопассажирское судно под латвийским флагом… Кто посрамил честь флага? "На пароме Baltic Kristina мы проработали три года, со дня основания компании "Ригас юрас линия", которая и была владельцем судна", — рассказали старпом Д. Фамильцев и вся делегация моряков с "Кристины" — это и навигационные моряки, и обслуживающий персонал. Капитан С. Хохлов, боцман Г. Большедворов, старший администратор М. Смирнов, завскладом С. Рынковой, повар Л. Платонова, официантка И. Блажнова, старший бармен О. Иванов, Н. Гончарик из службы безопасности… Коллектив — 140 человек — опытный, слаженный. Паром работал успешно, с хорошими объемами перевозок. Упор был на пассажирские перевозки. В обслуживающий персонал приходили люди поначалу далеко не морские, но они быстро обрастали знаниями и опытом, ведь каждые полгода все обязаны были сдавать экзамены на профпригодность госкомиссиям — и шведским, и латвийским.

Требования строги: умение действовать без паники в нестандартных ситуациях, пользоваться спецснаряжением, дать спастись пассажирам (общая вместимость судна — 620 мест). В условиях непогоды, качки, обесточивания и полной темноты надо обшарить судно и найти людей, вытащить тех, кто оказался в море. Сложности самого маршрута (3,5 часа по стокгольмским шхерам — проходам среди островков) не повлияли на качество работы экипажа. За все время не случилось ни одной аварии, посадки на мель, "навала на причал", не было ни единого замечания от пассажиров или начальства…

Предприятие "обрубилось" в одночасье. Однажды в середине октября к удивлению всех выяснилось, как в одном печальном анекдоте, что "уже никто никуда не идет". Переправа банкротировала, государственный флаг безжизненно повис на корме укором Латвии как морской державе.

"Кристине" — пароходу и человеку…

"Хотя вокруг этой линии всегда ходили странные слухи — будто линия вот–вот развалится, что она невезучая, мы в это не верили, — рассказали моряки. Мы были готовы выйти в рейс. Пассажиры ждали до вечера, а ворота так и не открылись. Фуры тоже ждали до вечера. Никто из руковод-ства компании не вышел к людям, ничего не объяснил. Слухи о нерентабельности мы потом проверили: привлекли экономистов, и расчеты показали, что даже не в самый лучший грузопассажирский месяц "Кристина" рентабельна. Мы пошумели на причале на тему "неужели такое возможно в нашем государстве?!". Вскоре на причале воцарилась тишина. Шведы до сих пор ничего не поняли".

Казалось бы, время бездарного разгрома отечественной промышленности позади, а вот поди ж ты, "Кристину", похоже, постигла та же судьба. "Нерентабельно"… Что ж, вполне можно допустить, что комфортабельность и сервис судна были не на высочайшем мировом уровне, но ведь и цена

услуг не была запредельной. Будет ли лучше эстонская судоходная компания Tallink (привлечь которую на освободившееся "свято место" было идеей г–на Шлесерса, теперь уже бывшего министра сообщения) — это большой вопрос. "У нас осталось горькое ощущение спланированности банкротства. Оно было явно кому–то выгодно". Паром–банкрот вот уже 5 месяцев стоит недалеко от президентского замка, по адресу: Экспорта, 3а. А ведь пароход, по откровению моряков, он как человек. Живой организм. Длительные стоянки не идут ему на пользу. Он должен работать.

Сражение на суше за морские привилегии

Морякам более 5 месяцев не выплачивали зарплату, социальные выплаты. Лишь на прошлой неделе им выплатили 60% долга. По совету Профсоюза мореходов торгового флота Латвии экипаж воспользовался международным морским правом, существующим с 50–х годов прошлого века. Ни одного подобного прецедента в Латвии не было. Профсоюз 25 октября через Зиемельский райсуд и Регистр судов "арестовал железо" (то есть само судно) в обеспечение зарплаты. Судно по закону нельзя перешвартовывать с места ареста. Задолженность морякам составляла 100 тыс. латов.

Письма профсоюза к основным акционерам неплатежеспособного предприятия "Ригас юрас линия" — в Рижскую думу (лично мэру А. Аксеноксу) и в Рижский свободный порт с просьбой заплатить морякам, не доводя дело до суда, не возымели действия. Денег рассчитаться с моряками у акционеров не оказалось, зато у Рижского свободного порта нашлось 2,56 млн. латов, чтобы 21 декабря выкупить паром с аукциона. Скромная сумма, ведь убытки почти в три раза превысили ее.

Морской кодекс как бы вступил в противоборство с гражданским. Официальная причина остановки линии — неспособность компании выполнять договорные обязательства по кредиту (на покупку парома) перед банком. Банк провел аукцион, и администратор аукциона (г–н Шуст) совсем уж было собрался перевести деньги за паром на счет г–на Юрканса (назначенного судом администратором неплатежеспособного предприятия "Ригас юрас линия"). Но по закону итоги аукциона должен утвердить суд. В ожидании этого суда состоялся кредиторский дележ. Денег едва хватало на "первоочередников" по морским привилегиям. А остальные кредиторы (около 70) оказались "в пролете". Обиженная топливная компания Rinkis OV обжаловала итоги аукциона в суде, но на прошлой неделе суд отклонил иск. Если жалоб больше не будет, то итоги аукциона утвердит суд 20 апреля.

Тем временем профсоюз, посчитав все месяцы, компенсации, связанные с разрывом коллективного договора, выставил судовладельцу дополнительные претензии по зарплате — сумма уже составила более 375 тыс. латов. Хотя Агентство по неплатежеспособности на днях возместило морякам установленный законом минимум — 264 тысячи латов, возникает вопрос: за что наказали государство (т. е. рядовых налогоплательщиков), если пароход продан? Моряки должны были получить свои деньги с аукциона! Как бы то ни было, профсоюз не снимет "железную руку ареста" с парома, пока не будет выплачена недостающая до требуемой разница–сумма.

Г–н Юрканс видит причину краха паромной линии в объективных экономических обстоятельствах ("выросла цена мазута и ставки–сборы в Стокгольмском порту, одновременно появились дешевые авиарейсы до Швеции, конкуренцию с которыми паром не в состоянии был выдержать), а моряки — в плохом менеджменте и коррупции. Но, похоже, всей правды о загадочном банкротстве никто никогда не узнает. Эх, некому за Латвию заступиться. За простого человека — тоже. Кроме профсоюза.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form