Экономическая полиция и организация по защите авторских прав на программное обеспечение Business Softrware Alliance в 2007 году планируют усилить борьбу с нелегальным ПО в интернете. Delfi публикует фрагменты опубликованного в газете digital times интервью с начальником 7-го отдела управления Экономической полиции Эвалдом Каритонсом и юристом латвийского комитета BSA, известным адвокатом Янисом Бордансом.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
— Как известно, если программное обеспечение коммерчески используется, то за него надо платить. А что такое "коммерческое использование"?

Янис Борданс: Если сотрудники компании используют программу в своей работе, то это коммерческое использование, потому что с помощью этой программы они выполняют свои рабочие обязанности и зарабатывают для компании деньги. Есть еще частное использование, это когда человек использует программу дома, для своих личных нужд.

Эвалд Картисонс: Использование программного обеспечения — широкое понятие. Цель полицейских проверок заключается в контроле над соблюдением авторских и смежных прав, что способствует честной конкуренции, порождает нормальную среду для коммерческой деятельности частных предприятий. Мы также боремся с интернет-пиратством (домашние странички со ссылками на файлы в пиринговых сетях и ftp-серверы), которое неразрывно связано с недоплаченными налогами, недополученной прибылью и потерями как для предприятий, так и для жителей в целом.

— Ну хорошо, а если я на работе использую свой ноутбук… Или вот телефон же на фирме можно использовать для частных нужд — позвонить бабушке, например.

Я.Б.: На фирме все можно использовать таким образом. Но если это стоит на балансе предприятия, значит это для коммерческого использования. В авторском праве есть презумпция легальности. Это значит, что доказывать легальность использования программы надо вам, а не владельцу авторских прав доказывать обратное.

Если программа стоит на вашем рабочем компьютере, мы считаем, что вы используете ее в своей работе. А если она вам не нужна для работы, ее не должно быть на рабочем компьютере. Нам или владельцу авторских прав не надо разбираться в вашем бизнесе и анализировать — эта программа вам нужна для работы, а эта не нужна. И тем более доказывать это в суде. В противном случае вся система была бы бессмысленной. Единственное исключение — если компьютер отдан вам в частное использование по договору между вами и фирмой.

— На территории Латвии лицензии на английском, русском, китайском — юридическую силу имеют?

Я.Б.: Да. Можно заключать договор на любом языке, но подписывая его вы подтверждаете, что понимаете его. Если вы его не понимаете — зачем вы его подписываете?

Э.К. Сотрудники полиции во время проверки ведут учет программ, а представители предприятия предъявляют документы (чеки, накладные, договора, лицензии — все, что доказывает легальность). Предъявленные документы оцениваются, и принимается решение об их соответствии требованиям лицензирования. Лицензия на английском или любом другом языке не является препятствием, хотя иногда может немного продлить процесс оценки документов.

— Представим, что есть фирма, в которую полиция пришла с проверкой. Как этот процесс ускорить? Что нужно и что нельзя делать? Как решить проблему до суда и без суда?

Я.Б.: Первое и главное — если пришла полиция, не надо идти на конфликт. Дайте им документы, покажите все накладные и лицензии. Понятно, что это неприятно, когда копаются в вашем компьютере, но вы можете стоять рядом и смотреть, чтобы проверяли наличие программ, а не копались в информации. На проверку компьютера надо 10—15 минут. Можно пойти заварить кофе.

Я не видел, чтобы полиция специально тормозила работу фирмы в ходе проверки. Однако бывали случаи, когда люди пытались что-то быстро стереть. Это рискованно, может повлечь административный штраф за препятствование работе полиции.

Если полиция нашла что-то нелегальное и мы это подтвердили, BSA позволяет заплатить компенсацию до суда. В этом случае мы отказываемся от претензий. Компенсация, как правило, это двойная стоимость нелегального софта. Если нарушение невелико, иногда сумма может быть и меньше. Например, если 80% ПО легально, а 20% нет, мы охотнее идем навстречу, чем если все наоборот.

Э.К.: С нами договориться не получится. Есть нарушение — будет и наказание.

— Можно ли потребовать, чтобы проверяющие дождались прибытия технического персонала, который будет контролировать проверку?

Э.К.: Сотрудники полиции не обязаны ждать кого-либо для того, чтобы начать проверку. Хотя предприятие может пригласить кого угодно.

— Ну хорошо, фирма может купить лицензионное ПО, а сотрудник возьмет и проинсталирует что-то. Полиции все равно, кто что там поставил, они в любом случае констатируют нарушение и изымут технику? Даже если у фирмы с сотрудником заключен договор о запрете менять набор программ на машине?

Я.Б.: Да, если они найдут контрафкт, они заберут технику. Но если у фирмы есть договор с сотрудником о том, что ничего нельзя инсталировать, она может требовать с сотрудника, чтобы он купил новый компьютер. Но это уже проблемы работодателя и работника, это вопрос не к владельцам авторских прав. Если бы автору надо было еще и доказывать, кто в каждом конкретном случае виноват… потому и существует презумпция легальности.

Э.К.: Права собственности на компьютерную технику не отменяют обязанность соблюдать авторские и смежные права. В любом случае, в порядке, предусмотренном законом, будет проверена вся техника, права собственности могут лишь поменять персону, которая будет признана ответственной в случае, если будут обнаружены нарушения. И во время проверки присутствие владельца техники не обязательно.

— В сознании людей до сих пор есть представление, что проверки устраивает BSA. Кто на самом деле их организует?

Э.К.: Предприятия, на которых проводится проверка, выбираются, исходя из различных факторов. Проверку можно организовать, рассматривая заявления, жалобы, обрабатывая оперативную информацию, а также проводя анализ данных. Интенсивность проверок зависит от множества факторов, в настоящий момент — 2—6 в неделю и мы констатируем нарушение авторских и смежных прав примерно в 95% случаях.

Я.Б.: Да, в основном, это инициатива полиции, они просто привлекают экспертов BSA в ходе проверок. Но куда нужно идти — специалист узнает уже во время проверки, чтобы не было утечки информации. Да и мы не заинтересованы знать это заранее.

Но иногда бывали случаи, когда мы сообщали полиции о нарушениях и наводили их на определенные фирмы. Просто писали заявления и если полиция считала их обоснованными, она шла и проверяла.

Сами мы не можем идти и устраивать проверки. Это еще одна нерешенная в Латвии проблема.

— Вы считаете, что вы должны иметь возможность самостоятельно проверять?

Я.Б.: Во всем мире действуют правила TRIP Всемирной торговой организации, есть также директивы ЕС, которые рекомендуют использовать этот инструмент. Он работает так — я самостоятельно получаю информацию о нарушении авторских прав, иду в суд, говорю об имеющейся у меня информации и показываю доказательства. Суд дает разрешение на проведение проверки, которую проводит судебный исполнитель.

— Пиратство в интернете, пиринговые сети… что вы делаете в этом направлении?

Я.Б.: Это будет главной темой следующего года. У нас уже было два случая, когда полиция проверяла провайдеров и нашла у них ftp-серверы, полные программ, музыки и фильмов. Но вообще это пока единичные случаи. Что касается пиринговых сетей, то в Швеции уже осудили как раз частных лиц за обмен файлами, я думаю, что у нас тоже это вполне может случиться.

А вообще, упорядочивание этой среды на самом деле идет на благо пользователю. Если интернет будет надежен и безопасен, он будет успешнее и быстрее развиваться, от этого пользователи только выиграют. Мне тоже нравится анархия :), но парадокс заключается в том, что порядок мне выгоднее. Конечно, нужно, чтобы порядок не превратился в авторитарный режим, но это вечная проблема.


От digital times: Добавим еще, что из-за неупорядоченной интернет-среды в Латвии до сих пор нет легальных коммерческих радиостанций и магазинов, торгующих музыкальными композициями. Наш пиратский рынок просто не интересен крупным продюсерам, однако в то же время они не спешат передавать право продажи своих композиций таким органзициями, как LaIPA, например.

Вот что нам рассказала исполнительный директор этой ассоциации, Иеве Платпере: "Тем, кто хочет продавать музыку в интернете, я прежде всего, еще до похода в AKKA/LAA, советую идти к продюсерам и спрашивать их. Ведь AKKA/LAA лицензию даст всем и всегда, а продюсер очень часто может сказать "нет" — у него самого могут быть конкретные планы на использование этой фонограммы. А даже если они скажут "да", условия могут отличаться от композиции к композиции, фиксированной суммы "за все" просто не существует. На территории Латвии много кто хочет начать вебкастинг, но никто не может этого сделать на легальных основаниях".

Подробнее этот вопрос (и добрый десяток других, не менее интересных и также тесно связанных с авторским правом в Латвии) рассмотрен в digital times # 50. Скачать этот номер в формате .pdf вы можете здесь

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form