Наблюдение за кризисом вызывает у меня противоречивые чувства. Как хозяйка я не могу не видеть снижения цен и искренне ему радуюсь. Статистика мои ощущения целиком подтверждает.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Если мы примерим цены к уровню прошлого октября, то картинка получится следующая:

image

Продукты дорожали до мая, а потом продавцы начали постепенно сдавать позиции — и сейчас та же еда обходится на 1,8% дешевле, чем год назад. Это мало по числу, но, уверяю вас, очень заметно для продавца. Потому что типичная для розничной торговли продуктами наценка — от 20 до 23, максимум 25%, и такая скидка означает потерю примерно 8% чистого дохода. Это много.

С другой стороны, они подвигаются не ради нас с вами, а ради себя, любимых: по старым ценам покупают плохо. А почему плохо? Потому что зарплаты упали.
Упали они неравномерно — где-то выросли, где-то сократились на лат-другой, а где-то и на сотню-другую. Если сопоставить суммы зарплат с изменением цен, то получится следующая картинка:

Динамика средней зарплаты в целом по экономике Латвии

image


В том числе на госпредприятиях и учреждениях

image


Общий интерес в этой картинке вызывает ее цветовая гамма: ярко-зеленым фоном выделены те отрасли, средняя (!) зарплата в которых в три и более раз выше прожиточного минимума; голубыми и светло-зелеными сделаны отрасли, сотрудники которых получают от двух до трех минимумов; белым достается от одного до двух минимумов. Был предусмотрен еще и серый фон — для тех, кто и минимума не заработал, но этот фон не проявился. Будем надеяться, что навсегда.

Детально можно еще изучить сами цифры — они говорят о многом. Цифры вообще правдивее и красноречивее слов. Что мы видим? По экономике в целом обеднели врачи и железнодорожники. В государственном секторе — связисты, которые в частном секторе богатеют. Резко просели флотоводцы, но за счет высокого исходного уровня остаются в своей категории. Остальные держатся на плаву, так что падения спроса с этой стороны не видно.

Зайдем с другого конца — а сколько людей получает эту стабильную зарплату? А вот получающих стало гораздо меньше (нажмите на картинку для увеличения):

image


Пострадали больше всех молодые. Правда, у меня и тут противоречивые чувства: те, кому сейчас меньше 29, часто не отличаются трудолюбием и не могут похвастаться многими необходимыми рабочими навыками. Поразительно, что стало больше занятых в самом цветущем возрасте, от 35 до 55 — а где они были раньше? Перешли в наемные сотрудники из самозанятых? Или вынуждены были выйти на работу? Статистика не дает такой информации, а было бы ценно. И очень грустно, что во втором квартале вышли на работу пенсионеры старше 65, и многих из них через 2-3 месяца все-таки уволили.

Итого потери рабочих мест за квартал — 9,6 тысяч, за полгода — 5,4 тысячи. Много это или мало? 0,5% занятых. Вроде бы тоже мало. Опять не фактор. Конечно, статистика запаздывает, а ситуация меняется быстро — в третьем квартале все может быть совсем иначе, куда как трепетнее.

Но по-настоящему интересной оказалось соотношение зарплаты и производительности труда, т.е. ВВП на одного работающего: доля зарплаты, сама по себе большая в конце 2007 году, в 2008 продолжала расти. А ведь из этого же ВВП надо финансировать обновление самых разных фондов — от Замка света и дорог до школьных парт, покрывать текущие расходы.

Кажется, я начинаю понимать, зачем правительству такие кредиты. Непонятно только, как при такой производительности труда их отдавать?


Елена Бреслав — член Правления  консалтинговой компании Business Matrix, кандидат экономических наук. Автор книги «7 нот бизнеса», соавтор книги «Бюджетирование: шаг за шагом» и автор более 100 научных и публицистических статей.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form