close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Жертва обстоятельств

Еще одна реальная история. Земессарг вышел из кафе, где отмечал день рождения сына. Ни с того ни с сего к нему пристал пьяный. Инциденты в планы земессарга не входили, и на площадную брань он отреагировал ледяным спокойствием. Это лишь распалило пьяницу. Он полез на жертву с кулаками, разбил нос, повалил на землю. "Я вооружен!" — крикнул тот и вытащил макаров. Агрессор сделал попытку завладеть оружием и проигнорировал предупредительный выстрел в воздух. Земессарг выстрелил еще раз. Рука дрогнула, и пуля угодила нападавшему в шею.

Пьяница чудом выжил. Поэтому судили земессарга за причинение тяжкого телесного повреждения при превышении пределов необходимой обороны, а не за убийство при тех же обстоятельствах. Раз в руках у нападавшего не было ничего, то, по мнению суда, земессарг должен был выбрать другие средства защиты. А он их не усмотрел. Не захотел стать жертвой пьяного и лишиться служебного оружия, за что, кстати, тоже светила уголовная ответственность. И неизвестно еще, что было бы, если бы пистолет попал в руки агрессивного пьяницы, не раз, как выяснилось впоследствии, нарушавшего закон… Суд учел ничем ранее не запятнанную репутацию подсудимого и приговорил его к году условно.

В такой ситуации может оказаться каждый, а не только имеющий оружие. Может ли он сориентироваться на месте и, отражая нападение, думать о возможных последствиях: уголовном деле, скамье подсудимых? И вообще, что такое необходимая оборона и каковы ее пределы? С этими вопросами "Телеграф" обратился к специалисту с большим опытом работы в полиции, старшему преподавателю Каугурской школы полиции Андрею Мелналкснису.

Дело субъективное

Необходимую оборону Андрей Мелналкснис определил как "полезные и положительные действия, направленные на защиту общественных или государственных интересов, на защиту своих прав и прав других лиц, на свою защиту и защиту других лиц от нападения, когда в результате таких действий нападающему или группе нападающих причинен вред: телесные повреждения или даже смерть".

Устанавливать ее пределы — компетенция органов дознания, прокуратуры и суда. А там, понятное дело, тоже люди работают. Со своим субъективным мнением. Один судья решил так, другой решил бы иначе. Не случайно подобные уголовные дела очень сложны и нередко расследуются годами. Пример субъективности судейского подхода — нашумевшее дело лесника Эгила Барканса, застрелившего двух ломившихся в его дом полицейских и ранившего еще двух.

Суд первой инстанции лесника оправдал, апелляционный суд тот приговор отменил и осудил Барканса за убийство в состоянии аффекта. Если женщина, защищаясь от дюжего мужика, у которого кулак размером с лопату, хватается за нож и случайно попадает в сонную артерию, превысила ли она предел необходимой обороны? Как знать…

Нож против кулака

В России теперь проще: 19 марта там вступил в силу новый Закон о самообороне. Он отменил существовавший ранее принцип соответствия средств нападения и защиты. В интервью Российской газете заместитель министра юстиции Евгений Сидоренко заявил, что до сих пор действия, связанные с сопротивлением преступнику, оценивались довольно субъективно, границы необходимой обороны определялись в ходе сложных судебных разбирательств: "Условно говоря, если нападал сильный человек, но с голыми руками, было рискованно ответить ему ударом палки и ножа. Новый закон подобные опасения снимает". Россиянин может теперь защищать свою жизнь всеми доступными способами.

При нынешнем разгуле в России бандитизма этот закон весьма кстати. А что делать жителю Латвии, чтобы потом не оказаться виновным? "Очень сложный вопрос, — считает Андрей Мелналкснис, — и дать на него исчерпывающий ответ не возьмется ни один юрист или психолог. Надежда только на профессионализм полиции, прокуратуры и суда. Можно, конечно, дискутировать о формулировках того или иного закона. Ясно одно: они направлены на то, чтобы дать человеку возможность защитить себя и своих сограждан. При этом не должно быть места самосуду, мести. Вряд ли останется без наказания человек, застреливший своего обидчика за то, что тот ударил его по лицу кулаком. Другое дело, если есть опасность для жизни или здоровья. Но и в этих случаях необходимо тщательное расследование, чтобы не был наказан невинный человек, а виновный оправдан. К сожалению, в судебной практике такие случаи встречаются".

Идите с миром

По статьям 121 (убийство при превышении пределов необходимой обороны) и 128 (причинение умышленного телесного повреждения при превышении пределов необходимой обороны) ежегодно возбуждается 35-50 уголовных дел (нераскрытые не в счет), но сколько из них доходит до суда? Статистика перестала отражать реальность после того, как вступил в силу новый Уголовный закон. Он предусматривает примирение сторон в уголовных делах, связанных с превышением пределов необходимой обороны при причинении тяжких телесных повреждений.

Андрей Мелналкснис говорит, что таких случаев сколько угодно, и чаще всего они происходят в семейном кругу. Как-то в Даугавпилсе женщине уже предъявили обвинение в превышении пределов необходимой обороны: спасаясь от разъяренного пьяного мужа, она вонзила в него нож. Но на скамье подсудимых сидеть ей не пришлось. Супруги покаялись друг перед другом и были отпущены с миром. Другая женщина чистила картошку, когда нетрезвый муж, на что-то крепко осерчав, стал приставать к ней с ножом. Ну она и пустила в ход свой, для чистки картошки. Рана была тяжелой. Потом, как водится, больница для одного и уголовное дело — для другой. Но и на этот раз все кончилось примирением. Третья женщина схватила нож, когда муж замахнулся на нее бутылкой с отбитым дном. Против нее тоже возбудили уголовное дело: стражи закона посчитали, что нож опаснее "розочки". Хотя убить можно и голыми руками… Дело прекратили вследствие примирения сторон.

Стрелять можно, но…

Может ли человек выстрелить? К сожалению, в Латвии нет единых нормативных актов, которые регулировали бы применение оружия. Граждане должны руководствоваться Законом об оружии и спецсредствах для самообороны, полицейские — Законом о полиции. У земессаргов свои нормативные акты, у охранников — свои, у спецслужб — свои. Их в Латвии наберется с десяток. О необходимости единого закона говорят давно, но дело пока не движется.

Закон разрешает применять оружие и для защиты имущества. Но, по мнению Андрея Мелналксниса, вряд ли ктолибо возьмется оценить его человеческой жизнью. А как же Юрис Боярс, застреливший автовора, пытавшегося угнать его машину, и не попавший под суд? Здесь все не так просто. Хорошо знающий законы юрист Боярс заявил, что при виде его угонщик сунул руку за пазуху, а он воспринял этот жест как угрозу: а если парень выстрелит?

На вопрос, стоит ли хвататься за огнестрельное оружие, если преступник нападает с ножом или палкой, но угроза исходит от него серьезная, Андрей Мелналкснис ответил, что давать рекомендации не берется: "Ситуации бывают очень разными и почти никогда не повторяются. Преступник может напасть на вооруженного пистолетом или ружьем человека и отнять оружие, чтобы убить его владельца и совершить другие преступления. Поэтому каждому владельцу оружия надо регулярно пополнять знания, изучать законы, правила, осваивать тактику применения оружия. И психологически готовить себя к этому".

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form