Дмитрий Рогозин
close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
— Политологи говорят, что 11 сентября стало концом прежнего мира — как это случилось после наполеоновских войн, Первой и Второй мировых. И вы начали выступление на съезде ПНС именно с 11 сентября.

— Тот мир безвозвратно ушел. Стало очевидным, что цивилизованному человечеству необходимы единые стандарты и ценности. Человеку — право на жизнь и развитие. Государству — суверенитет. И нам, и вам надо осознать, что значит быть европейцами: каким прошлым гордиться, какое — преодолевать. А политикам придется понять: какие структуры после 11 сентября пришли в негодность. И что некоторые вопросы, вызывавшие ожесточенные споры, на самом деле ничтожны.

Аллергия на очереди

— Вы имеете в виду дискуссии по поводу вступления Балтии в НАТО?

— Да, и это ничтожный вопрос, который всерьез сегодня не обсуждается. Какую новую степень безопасности миру принесет вступление в НАТО Латвии? И какую — ей? Что, вам хотелось бы, чтобы сегодня американские самолеты бомбили Афганистан, а ваши мальчишки стали сухопутным пушечным мясом? Рядом с вами, в нейтральной Швеции ведь неглупые люди живут, не так ли? Пусть Балтия не cуетится, по крайней мере, подождет, пока США и Россия, НАТО и Россия найдут новую формулу взаимодействия. Ведь при нынешних возможностях террора, при интеллектуальном уровне террористов — это не бедные дикие талибы, а люди с дипломами американских университетов, — при всем этом даже ядерное оружие становится кавказским кинжалом на ковре. Поверьте, я знаю, о чем говорю. Впервые в новой России президент после встречи с Бушем встретился с Комитетом по международным делам Госдумы в полном составе и был с нами очень откровенен.

— Путин сказал после встречи с Генсеком НАТО в Москве Робертсоном, что Россия в очередь на вступление в НАТО не встанет, но уровень партнерства с альянсом от НАТО же и зависит.

— На очереди и у нас и у вас аллергия. И, потом, представьте себе: у меня рост метр девяносто, я играл в сборной СССР — ручной мяч, а меня посылают в магазин детской одежды. Так что смена формулы 19+1 на "двадцатку" — это правильно.

— И тогда Россия начнет "пробивать" право вето на вступление в НАТО Балтии?

— Да не до этого ей. А если хотите, представьте: вы в НАТО, мы в НАТО. И ваших парней посылают в Чечню.

Сверхдержава — понятие из прошлого

— Это сегодня не прогноз, но образ. А вот насчет гиганта в магазине для детей: возросший после 11 сентября политический вес России не усиливает ли ее стремление быть сверхдержавой? Что думает об этом цивилизованный националист Рогозин, как вы сами себя называете?

— Я думаю, само понятие сверхдержавы — из прошлого. И что это такое? Можно быть сверхдержавой с ядерным оружием и, извините, голым задом. Да и такая ли уж по нынешним временам Россия сверхдержава? Ее 145 миллионов — это Франция плюс Германия. Не США с 300 миллионами, не Китай с 1,5 миллиардами.

Что же касается цивилизованного национализма — это мое понимание истинного патриотизма. При котором человек уважает себя и соседа, а страна — национальные меньшинства, когда есть демократия не только для большинства.

— С вами рядом на съезде ПНС сидела Власта Штепова, руководитель чешской делегации в Парламентской ассамблее Совета Европы. А вы руководите там российской. И я спросил, что Штепова думает о комментарии Guardian к встрече Путина с Бушем: "НАТО — анахронизм". Она назвала это глупостью.

— Я Штепову хорошо знаю и уважаю. А ответ отношу к ритуальной риторике парламентария страны — нового члена НАТО. Только не надо сегодня делать вид, что нам не стала понятной вся ограниченность возможностей НАТО после 11 сентября. Так что и позиция Guardian, и вашей партии Юрканса мне, конечно, ближе.

Буш — настоящий мужик

— А что Путин рассказал вам нового о встрече с Бушем?

— Ясно, что разговор был конфиденциальный. Но кое-чем поделюсь. Еще после встречи президентов в Любляне мы возвращались в одном самолете. Путин пригласил министра обороны Сергея Иванова, председателя Совета безопасности Владимира Рушайло, начальника Генштаба Анатолия Квашнина, начальника Управления по международным делам своей администрации Сергея Приходько и вашего покорного слугу в президентский салон. Я спросил: какое впечатление произвел Буш? Владимир Путин ответил, что ему новый президент США показался "настоящим мужиком, который держит слово". И несколько дней назад я повторил вопрос, а Путин — ответ.

И еще вот что существенно: и Бушу, и Путину очень тяжело преодолевать бюрократическую рутину своих аппаратов, военных ведомств. Путин рассказывал, как Буш крыл своих американским матом.

— Словом, напрасны были огорчения и тревоги, когда Гор не прошел?

— Республиканцы более последовательны и прогнозируемы, чем демократы.

Президент подал сигнал

— А насколько последовательна Россия в такой проблеме, как отношение к соотечественникам?

— Была совсем непоследовательной. То постукивание немощным кулачком по цыплячьей груди, то все спускается на тормозах. В итоге впечатление: с Россией можно не считаться. Сам факт участия Путина в Конгрессе соотечественников — сигнал к формированию нового подхода. Я советую людям в Латвии определяться. Россия всерьез займется миграцией. Не оправдавшее надежду министерство упразднено. Функции — по германской модели — поделены между министерствами иностранных и внутренних дел. Выделены зоны — для ваших людей очень подойдет Калининградская область. Будем думать о том, чтобы доктор физико-математических наук из Латвии не был вынужден идти в сельскую школу. Пусть люди, решившись, принимают российское гражданство. Думаю, что будет введен также вид на жительство. А если человек чувствует, что пустил корни в Латвии — учите госязык, идите на выборы, влияйте на свою судьбу и судьбу страны.

— От нашей политической элиты чего вы ждете?

— Соблюдения международных норм и конвенций. Ничего больше. Но и от Европы я добиваюсь такого же понимания. В Страсбурге я спросил у президента Финляндии Тарьи Халлонен: разве вы не видите разницы между Балтией и своей страной, где при 6% шведов — два госязыка. Она улыбнулась и промолчала. А в кофейной паузе подошла ко мне и сказала: я вас понимаю. И в Москве ко мне неофициально приходили ваши политики: мол, мы всей душой за нормальные отношения с Россией, но и вы нас поймите. А что понимать? Что завтра Латвия не начнет граничить с Бразилией? Сегодня это понимает ПНС, завтра, послезавтра поймут и другие.

Путин приблизил себя к стране

— А как вы относитесь к жестким мерам, скажем, к экономическим санкциям?

— Когда в прошлой Госдуме их инициировали, я это остановил. Хотя был все время в оппозиции.

— А сейчас?

— Когда Путин стал премьером, я, глядя на его действия, думал: он все делает правильно, что же останется на мою долю? Теперь понимаю: помогать президенту.

— Но ваша Народная партия не намерена идти с Единством и Отечеством?

— Отечеcтво — московская бюрократия, Единство — региональная. А у нас — свой путь.

— И возможное формирование Путиным управляемой демократии вас при этом не тревожит?

— Не без этого. Но поставив своих представителей в семи федеральных округах, президент приблизил себя к стране. Ударив по рукам олигархов, очищает ее. А не допустить, чтобы демократия не стала управляемой — это ведь не только задача президента, но и самих партий, самих людей. И Народная партия свой кирпичик сюда положит. Мы уже третья по численности группа в Госдуме, более 60 человек, а ведь во время выборов еще и списка такого не было. Сегодня эта партия насчитывает в своих рядах ровно в сто раз больше своих членов, чем депутатов этой же партии в российском парламенте.

— Так вы видите перспективу в партии власти?

— Нет, это не наша мечта. Ведь вчера партия власти — это Ельцин, сегодня — Путин. А нет президента — нет и подобного рода партии. Сколь бы влиятельной она ни представлялась или ни была.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form