close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Писать материал о человеке, который только что вернулся ОТТУДА, очень тяжело: приходится задавать вопросы, которые задавать никогда никому не приходилось. Например такой: "Как вам живется с чужим сердцем?"

"Я два раза умирала"

Татьяна уже дважды испытала клиническую смерть, и теперь у нее два дня рождения — 13 января, когда 49 лет назад ее родила мама, и 10 апреля, когда в Центре кардиохирургии клинической больницы им. П.Страдыня ей сделали пересадку сердца. С тех пор прошло две недели. Трудно поверить, что женщина, совсем недавно лежавшая на операционном столе, уже способна передвигаться, шутить и делиться своими переживаниями. Но мы убедились в этом собственными глазами. Татьяна чувствует себя отлично, свободно передвигается, чуть взволнованно говорит и очаровательно улыбается. Перед тем как принять нас в палате, напичканной хитроумной аппаратурой, она тщательно приводит себя в порядок, хотя и без того выглядит великолепно для человека, который перенес сложнейшую операцию. Медсестра Илзе, которая бережет покой своей пациентки как зеницу ока, облачает нас с фотографом в халаты, клеенчатые тапочки и шапочки. Мы надеваем на лицо повязки — любой микроб сейчас может повредить организму, который привыкает к новому сердцу…

"Ой, какие вы смешные!" — такими словами встретила нас Татьяна, сидя на кровати. Избитое выражение "Жизнь — это чудо" вдруг обретает смысл, когда перед тобой оказывается человек, в буквальном смысле слова рожденный заново и поэтому трепетно относящийся к каждой секунде, которую он проживает. Забываются все заранее подготовленные вопросы про самочувствие после операции, потому что сидящая на кровати женщина одним своим видом отвечает на все.

Сердце — что надо!

Она бесконечно благодарна команде хирургов, которые своими руками сотворили чудо. Слегка дрожащим, но каким-то просветленным, чистым голосом она рассказывала, что ей пришлось пережить. "Врачи подарили мне второе рождение — трудно описать мое состояние… Я чувствую себя намного лучше, чем даже до болезни! Сразу после того как проснулась после наркоза, я поняла, что теперь живу другой жизнью. Я совсем не ощущаю, что у меня за сердце внутри, чувствую лишь преклонение и огромную благодарность к врачам. Мы ведь переживаем мозгом, а не сердцем. После операции я спросила профессора: "Доктор, чье у меня сердце теперь — мужское или женское?" А он ответил: "У вас теперь сердце — что надо!"

В разговоре чувствовалось, Татьяна не хочет вспоминать о том, что было до ее второго рождения: тогда ей было все равно — жить или умирать. "Самые дорогие мужчины для меня теперь — это команда хирургов, которой руководят Роман Лацис и Улдис Страздиньш. Это люди необыкновенно добрые, уникальные! Я никогда не верила в Бога и даже сейчас, когда на себе испытала, что такое клиническая смерть, я все равно верю в силу человеческого интеллекта. Хотя, возможно, это советское воспитание сказывается, но я верю лишь в науку и талант врачей", — продолжает Татьяна.

Ее пример — доказательство того, что медицина в Латвии способна на чудеса. Всем, кому в дальнейшем предложат пройти через испытание под названием "трансплантация сердца", она советует соглашаться — не поддаваться отчаянию, а смело идти вперед…

Мы все были вместе

Старшая из трех ее детей, дочь Лена, подготовила маму к волнующему визиту журналистов. "Такой цветущей и красивой маму я не видела уже давно. Каждый день мы готовили себя к худшему и жили в страхе, что вот-вот можем ее потерять. Острую сердечную недостаточность у нее обнаружили четыре года назад. За это время она сильно сдала. А ведь всегда была энергичным и жизнерадостным человеком. В последний год мама стала совсем плоха — не могла двигаться, в основном лежала, отчего очень страдала. Предложение об операции она сначала восприняла в штыки, долго не соглашалась, и только доктор Гунта Сика подвела ее к необходимости рискнуть. Огромное ей спасибо за то, что смогла установить такой близкий контакт с мамой!" — рассказывает Лена, еле сдерживая слезы.

Родной город нашей героини — Елгава. Все, кто знает Татьяну — хозяйку гостеприимного дома и мать дружного семейства, — переживали и сочувствовали на протяжении всей ее болезни. А знает ее почти весь город. Потому что многие фотографировались в ее фотосалоне на ул. Судраба Эджус. Муж и дочь Татьяны — тоже профессиональные фотографы. А еще у нее есть два внука, так что забот по дому хватает.

Лена не исключает, что мама могла заболеть из-за того, что в жизни пришлось потрудиться на тяжелых работах. Сама она из Семипалатинска, города космических испытаний, что тоже могло сказаться на здоровье, но врачи это прямо не утверждают. Уникальную операцию по трансплантации сердца врачи больницы им. П.Страдыня предложили сделать в начале этого года. Сначала шли переговоры и объяснения, что операция довольно опасна, затем надо было подписать документы о своей осведомленности. "2 февраля — в день, когда все цифры одинаково читались слева направо и справа налево, мы всей семьей загадали желание, чтобы маму спасли. И вот накануне операции 10 апреля раздался звонок из больницы, и мы поехали в Ригу", — вспоминает Лена.

Donore — значит "дарить"

Самая деликатная часть этой истории — все, что связано с сердцем донора. Донорское сердце — проблема для медиков во всем мире. Ведь брать его можно только у погибшего молодого здорового человека. Более того, донором может быть только умерший от черепно-мозговой травмы, его сердце должно быть пересажено в течение 4 часов. То есть исход операции зависит от многих, в том числе и трагических обстоятельств, которые должны совпасть. Хирурги пока ничего не рассказывали Татьяне и ее родным о доноре. При мысли о самом факте чьего-то пожертвованного органа чувства возникают противоречивые — и сожаление, и благодарность судьбе одновременно. Наверное, эти ощущения объясняются самим феноменом жизни.

Врачи Центра трансплантации при больнице два месяца ждали, когда судьба поможет больной. И вот случилось: от травмы мозга в автокатастрофе погиб молодой и крепкий человек, чья группа крови совпадала с Татьяниной. "Директор Центра трансплантации Рафаил Розенталь координировал действия своих коллег Яниса Бицанса и Сергея Трушкова по телефону прямо из аэропорта — он только что прилетел из Страсбурга", — рассказал "Телеграфу" профессор Роман Лацис, руководитель спасения пациентки. (К сожалению, нам не удалось побеседовать с г-ном Розенталем, потому что он и сейчас в отъезде.) Сердце донора надо было максимально быстро изъять (а произошло это менее чем за два часа) и соединить с предсердиями и аортой больной. Через пять с половиной часов у женщины уже был новый "пламенный мотор".

Другой этический вопрос — оплата операции. Об этом врачи пока не говорили с близкими пациентки. "Телеграфу" доктор Лацис сказал, что как "первопроходцу" государство обеспечит Татьяне бесплатное лечение, не будет у нее проблем и с дорогими препаратами, которые не позволяют организму отторгать чужеродный орган. Пока неясно, кто будет следующим претендентом на пересадку сердца, но они есть. А чтобы и в дальнейшем проводить такие операции, нужна слаженная работа больницы и сети семейных врачей, которые должны вовремя направлять страдающих сердечными недугами к специалистам. Система эта у нас, к сожалению, еще не отлажена. Хотя, как считают медики, идти по проложенной Татьяной тропинке им уже будет легче.

P.S. Больше всего на свете Татьяна любит свою семью, дом и огород. В прошлом году, когда ей было совсем плохо и она не могла физически работать, Татьяна все равно наблюдала за всеми посадками и стратегически руководила действиями на грядках. А еще она обожает консервировать овощи и фрукты, выращенные на участке. На прощанье счастливая женщина пригласила журналистов "Телеграфа" в гости отведать яства ее собственного приготовления. Обязательно навестим!

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form