В полночь с 8 на 9 мая 1945 года побежденный гитлеровский рейх подписал акт о своей капитуляции. В Москве уже было 9 мая, и утром советское правительство объявило праздник — День Победы.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Вечером, когда Красная площадь и все окрестные улицы были забиты ликующим народом, состоялся салют Победы. Салют состоялся и в Риге. Здесь война, которая закончилась, была совсем рядом — в Курземе. День, когда кончается война, — удивительный день, полный ликования. Латышский классик поэт Александр Чак посвятил победительнице — Красной Армии стихи:

Тебя мы ждали так,
как ждут рассвета,
Когда владычит всюду
ночь и страх.
Так в жизни ждут лишь раз,
так ждут ответа –
Остаться жить иль
превратиться в прах…

И вот 9 мая 2005 года этому удивительному дню и празднику исполняется 60 лет. В Москве опять будет праздник и салют. Президент Путин пригласил всех руководителей стран–участниц этой тяжелой войны и Победы принять участие в праздновании.

Латвия тоже принимала участие в завоевании этой победы — Латышская стрелковая дивизия прошла с боями всю войну, освобождала Ригу и закончила войну в Курземе.

Наша президент сказала, что ее Латвия в той победе не участвовала, у нее была другая война, которую она закончила победой 4 мая 1991 года. И форму праздника надо изменить.

Обнаружились две разных Латвии, они вели две разных войны и одержали две разные Победы. Только стихи А. Чак написал одни, и адрес один — Рига. Откуда такое наваждение? Латвия родилась 18 ноября 1918 года — это всем известно. Недавно мы отпраздновали этот великий день. Откуда же взялась еще одна Латвия, с отдельной войной и отдельной победой? И кому тогда посвящены стихи?

Авантюрный роман нашей истории

Оказывается, у нас в латвийской истории все — как в авантюрном романе из королевской жизни, завязка сюжета которого начинается с того, что в королевском замке, под охраной королевской гвардии рождается принц, а одновременно на окраине, в трущобах, рождается его двойник. И на протяжении всего романа их путают. И это очень портит принцу все удовольствие от прекрасной жизни. Один из наших двойников родился 18 ноября в благородной обстановке Второго рижского русского театра под охраной воинов германской армии. Дело в том, что Рига и вся Латвия в этот великий день, а точнее — еще с февраля, была оккупирована немецкими войсками. Порядок в Риге контролировался патрулями оккупантов, они и обеспечивали безопасность мероприятия. В театре собрался Латвийский Народный Совет, сформированный накануне — 17 ноября вечером — и объявивший себя временным латвийским парламентом. Он объявил независимость Латвии (в условиях немецкой оккупации!) и назначил правительство во главе с К. Улманисом. А русские зрители Риги в этот день лишились своего Второго русского театра, построенного на их деньги для великого актера Михаила Чехова. В память этого великого события театр стал Национальным.

В легитимности этого события никто никогда не сомневался — если одобрено немцами, то легитимно, так было всегда, уже 800 лет. Зачем это надо было немцам, которые охраняли это событие? У них в рейхе произошла революция, и они собирались уходить. Просто бросить свою Латвию на произвол судьбы они не могли, это была их вечная немецкая недвижимость, как их рейх, и ее надо было сохранять.

Нужны были надежные управляющие на время отсутствия господ. Они их нашли — в Латвии всегда было достаточно тех, кто очень хотел стать настоящими "немцами" и очень старался.

Одновременно в те же дни в той же Риге происходили другие события: вопреки немецкой оккупации готовилось восстание. 17 ноября на собрании рабочих и служащих был избран Комитет по выборам советов, а 18 и 19 ноября в Риге в подполье собралась конференция социал–демократов Латвии, которая решила начать подготовку восстания и изгнать оккупантов (как оказалось — вместе с новым правительством).

Два правительства — две Латвии

Дело пошло быстро — 4 декабря уже было сформировано советское правительство Латвии во главе со Стучкой и началось восстание и война с оккупантами. Вместе с оккупантами пострадало и "независимое" правительство Улманиса. Отступали вместе — от всей территории "независимой" Латвии ему скоро остался только русский пароход "Саратов", на котором оно пряталось в Лиепае. А вся Латвия стала советской.

22 декабря ее независимость признала Россия. Успех советской Латвии объяснялся очень просто — на ее стороне стояли полки латышских стрелков, которые уже хорошо умели бить немцев — и в рождественских боях, и на острове Смерти, и на Пулеметной горке.

Правительство П. Стучки не только воевало, им был создан Латвийский университет — существует и поныне, гидроэлектростанция у острова Долес, построенная в 70–х годах, — тоже его проект. Так в один день появились две Латвии — историческая интрига завязалась. Начались увлекательные приключения.

У правительства Стучки были латышские стрелки — целая дивизия, у правительства Улманиса — небольшой отряд, с роту величиной, хотя теперь его гордо именуют батальоном, под командованием полковника О. Калпака. Он воевал в немецкой армии и "героически" вместе со своим командиром погиб в этой войне — его перестреляли сами немцы, приняв отряд на марше за красных латышских стрелков, которых они сильно боялись. Полковник Калпак, хотя и воевал на стороне немцев и ими же был убит, — наш национальный герой. Эту традицию через 25 лет продолжили легионеры Ваффен СС. Они тоже борцы за нашу свободу и наши герои. Той, "немецкой" Латвии.

Силы были явно не равные. О правительстве К. Улманиса американский представитель в Прибалтике В. Грин сообщал, что оно "крайне слабо и не представляет латышский народ. Оно было бы немедленно свергнуто, если бы состоялись народные выборы". Но выборов не происходило, и правительство продолжало крутиться.

Если сам не можешь — обратись к Западу, он поможет (TВ про Украину смотрите?) Что было дальше? А дальше правительство Улманиса, не имея собственных сил противостоять латышским стрелкам П. Стучки, срочно искало себе покровителя. Немцы были хороши, но у них самих произошла революция, и они выходили из войны. Нужна была замена, а НАТО еще не было. Переговоры велись со всеми доступными странами — Англией, Францией, Швецией, США, немецкими оккупационными войсками.

Привлекли немцев. С ними правительство Улманиса заключило 29 декабря 1918 года соглашение, по которому оно представляло латвийское гражданство и землю всем, кто не менее 4 недель (!) провоюет с красными латышскими стрелками. На базе этого соглашения была сформирована "Железная бригада", а потом и дивизия, которая с ними и воевала. После войны многие из этих вояк действительно получили землю в Латвии. Воевали в Латвии с латышскими стрелками и эстонцы, и литовцы, и поляки. А эмиссары ЛНС тем временем вели переговоры. Но желающих купить независимую Латвию найти оказалось трудно.

Шведам был предложен протекторат над Латвией, как в XVII веке, но они сказали, что больше не заинтересованы в этом. Английский представитель заявил, что он сомневается в целесообразности самостоятельной Латвии, так как она, как маленькое государство, неизбежно попадет в зависимость от Германии, а это нежелательно. Американский посол вообще спросил: "А где эта Латвия и сколько там жителей?" — и предложил прислать письменные предложения. На вопрос "А что Латвия будет делать?" латвийские представители предлагали ее как мост между Россией и Западом. Но эта идея не находила поддержки, большинство считало, что со временем в России установится порядок, и ей самой понадобятся ее порты на Балтике.

Хоть в санитарные кордоны, только возьмите!

В дальнейшем идея "моста" была заменена новой — идеей "санитарного кордона" между коммунизмом в России и Западом. Латвия представляла себя знатоком России (совсем как сейчас) и бралась самоотверженно прикрыть Европу от ее проблем. Эта идея в той обстановке оказалась очень ко времени и нашла поддержку.

Европа уже хотела выйти из провалившейся интервенции в России и видела в этом "кордоне" ей замену. В портах Латвии появились английские канонерки, оружие и деньги. В этот "кордон" были включены и другие — эстонцы, литовцы, поляки.

Идея "санитарного кордона" понравилась и Ленину в России, которая искала способ выйти из бессмысленной войны в Прибалтике, где ничего не решалось, чтобы сосредоточить силы на внутренних врагах — Деникине, Врангеле, Колчаке. И Ленин предложил отозвать Латышскую стрелковую дивизию, находящуюся в Латвии, и укрепить ею Южный фронт — против Деникина. В августе–сентябре 1919 года дивизия была переброшена. В ноябре 1919 года военные действия в Латвии фактически прекратились. В январе 1920 года распустили правительство П. Стучки. Оно было серьезным противником и за этот год основательно успело попортить жизнь "благородному" правительству Улманиса. Уходя оно заявило, что прекращает свою деятельность и возвращает власть обратно Компартии Латвии до того времени, когда снова станет возможным созвать Съезд Советов Латвии. Через 20 лет это время настало.

Война окончательно прекратилась 30 января — было подписано перемирие, а 11 августа — мирный договор. Латвия решила, что она победила Россию, и, удовлетворенная, наградила себя несколькими орденоносцами. Так кончился первый период войны двух Латвий, родившихся в один день. Но сами конкуренты никуда не пропали. Они рядом, в Риге. Правительство Улманиса в кабинетах, а Компартия Латвии — рядом, в подполье. Правительство получило временную передышку и могло показать, на что способно.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form