"На меня давят со всех сторон. Одни требуют жестко разобраться с противниками реформы, другие уверены, что они могут делать все и оставаться неприкосновенными. Но я стараюсь не поддаваться этому давлению. Главное для полиции — обеспечить порядок и не допустить физической конфронтации.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Вынужден признать, что ситуация в стране очень сложная — в связи с вопросом реформы–2004", — сказал вчера глава МВД и лидер Первой партии Эрик Екабсонс. Мы встретились с ним в аэропорту перед его отлетом в Люксембург на заседание министров внутренних дел и юстиции всех стран ЕС.

— Г–н Екабсонс, многих напугало ваше признание на недавнем конгрессе Первой партии, что страна оказалась на пороге кризиса. Это не преувеличение?

— Когда я говорил про кризис, то имел в виду вовсе не социально–экономическую ситуацию. В экономике как раз у нас нет никакого кризиса. А вот кризис в обществе действительно назревал. Это вызвано реформой–2004, точнее, тем, как эту реформу внедряли. И вот сегодня мы имеем печальные результаты — на улицы вышли дети и подростки, ситуация накалилась до такой степени, что возникают драки между подростками на этнической почве. Это крайне опасный симптом. Разумеется, дети не сами выходят на улицы, их подстрекают к участию в акциях протеста радикальные политики. И полиции приходится прилагать огромные усилия, чтобы не допустить беспорядков, чтобы во время массовых акций никто не пострадал. А опасность ЧП велика, ведь зачастую детей ведут из районов к центру Риги, который перегружен машинами. Один неверный шаг организаторов акции — и дети уже на проезжей части… Конечно, меня, как министра, такая ситуация очень тревожит. В то же самое время я не считаю, что создавшийся конфликт можно решить силовыми или, точнее, только силовыми методами. Спору нет — нарушителей порядка следует наказывать. Это полиция и делает. Но МВД не может и не должно решать политические споры. Необходим диалог с противниками реформы. Во всяком случае, Первая партия все время ратует за это.

— Собираетесь ли вы удовлетворить просьбу Народной партии и выслать из страны А. Казакова?

— Сейчас мы изучаем ситуацию в связи с предложением "народников". Мы будем действовать строго по закону. В данный момент могу сказать лишь то, что господа Казаков и Петропавловский встали на очень опасную тропу конфронтации и подстрекательства, они вовлекают детей в массовые акции. На мой взгляд, г–н Казаков не является аскетическим, бескорыстным праведником. Это обычный демагог, но его демагогия уже достигла опасных размеров.

— На своем недавнем конгрессе вы также выступили за консолидацию общества. Насколько это реально при нынешней ситуации в стране? Неужели вы верите в возможность именно сейчас создать партию, которая объединит и русских, и латышей?

–Я абсолютно уверен, что необходима многонациональная партия, выступающая за консолидацию и интеграцию, хотя я понимаю, что слово "интеграция" несколько поблекло и потеряло былую популярность из–за всех последних событий. Но иного выхода для многонациональной Латвии нет. Кстати, ни в Эстонии, ни в Литве партии не формируются по национальному признаку. И лишь в нашей стране такие этнические партии процветают, их рейтинги растут. Это, честно говоря, позор для Латвии! Вообще такое впечатление, что в Латвии политическая жизнь перевернута с ног на голову. Люди "влюбляются" и верят в те партии и тем политикам, которые просто бросаются громкими лозунгами, поливают своих конкурентов грязью и обещают действовать "жесткой рукой". Самый наглядный пример — Эйнарс Репше со своей партией. Я сейчас очень много езжу по стране, и создается впечатление, что значительная часть народа, извините, зомбирована. Нужно признать, что лидер "Нового времени" неплохо владеет приемами массового гипноза. Он действует примитивно, но это срабатывает почти стопроцентно. "Они все бандиты, коррупционеры, кретины, воры, темные силы. И лишь я один — представитель светлых сил, которые ведут отчаянную борьбу с коррупцией. Но они не дают мне развернуться, они боятся меня и поэтому отправили в оппозицию. Ату этих предателей!" — кричит Репше в каждом городе и селе, где он бывает. И люди клюют на такую незамысловатую риторику.

Когда же им на конкретных фактах я показываю, что Репше такой же борец с коррупцией, как я балерина, люди начинают постепенно прозревать, и у них на глаза даже наворачиваются слезы. Они понимают, что "ангел" вовсе не такой, каким они его себе представляли. Этот "ангел–спаситель" на полученный от народа гонорар скупал земли и дома, получал кредиты под низкие проценты, без зазрения совести брал деньги от олигархов, с которыми обещал бороться, и от бизнесменов с сомнительной репутацией. Наш "спаситель" на поверку оказался весьма труслив, хотя сам и обвиняет остальные партии в трусости. Кто заставлял его уходить в отставку? Не успел он столкнуться с первыми трудностями, как сразу же бросил вилы в кусты и сдался.

Многие газеты до сих пор называют меня "путчистом", вспоминая ту ночь после референдума с 20 на 21 сентября, когда я впервые громко выступил против Э. Репше и предупредил о грозящей нам диктатуре. Часть избирателей восприняли это даже как предательство — мол, смотрите, этот священник воткнул нож в спину нашему горячо любимому Репше. Но время показало, что я поступил правильно, хотя в ту ночь никаких нападений на премьера и не планировал. Все получилось спонтанно. Вскоре у многих открылись глаза, и они увидели, что лидер "Нового времени" вынашивал планы роспуска парламента, подчинения себе всех спецслужб и силовых структур, мечтал перекроить нашу конституцию. Страшно представить, что было бы, если бы Репше удалось реализовать хотя бы часть задуманного.

— Г–н Екабсонс, как вы прогнозируете: долго ли вашему правительству удастся продержаться?

— Я полагаю, что у нас есть все предпосылки, чтобы проработать до конца полномочий этого сейма. Может быть, наше правительство работает и не так броско, как нравится электорату. Без громких лозунгов, без мощного пиара. Но мы работаем не на показуху, а на результат. Вот конкретный пример из жизни моего ведомства. Посмотрите статистику: более 80% всех коррупционных преступлений раскрывает именно полиция, на антикоррупционное бюро приходится около 10% такого рода преступлений. Однако пресса сообщает только об успехах KNAB. Задержание этим бюро двух полицейских–взяточников преподносится как грандиозное достижение. Это все тоже в стиле Репше, который сделал из и. о. директора KNAB Юты Стрике, извините, поп-звезду или кинозвезду местного масштаба. Меня даже на встречах в провинции упрекают: как, мол, мы посмели не назначить на пост директора этого ведомства г–жу Стрике. За нее ведь столько телезрителей голосовало! Это что, конкурс красоты? И потом мы знаем, что часть наших уважаемых избирателей еще недавно с радостью голосовали за бывших идеологических секретарей компартии с красивой прической.

Я не сомневаюсь, что постепенно избиратели начнут более здраво смотреть на происходящее в Латвии и перестанут верить в волшебников, которые придут и вмиг всех осчастливят. Я уверен, что и желающих увидеть "сильную руку" (читай: диктатуру) в Латвии с каждым годом будет все меньше.

Наступят времена реалистических политиков с высокой моралью — кстати, реализм и мораль — это вовсе не слова–антиподы.

— Г–н Екабсонс, заступая на пост главы МВД, вы планировали встретиться и наладить диалог со своим российским коллегой. Надежда еще есть?

— Есть не только надежда, но и уверенность, что уже в ближайшее время я смогу провести переговоры с главой МВД России. У нас общая граница и общие проблемы борьбы с преступностью и новыми вызовами. А именно — с международным терроризмом и растущим наркотрафиком. Вообще после вступления Латвии в ЕС наш голос стал намного весомее. Я регулярно встречаюсь за ужином (после саммитов ЕС) с министрами внутренних дел всех остальных стран ЕС. Прекрасные переговоры я провел с мэрами и руководителями полиции Палермо и Сицилии. В этой провинции Италии накоплен огромный опыт борьбы с мафией. Мы со своей стороны тоже можем поделиться опытом борьбы с оргпреступностью. У меня установились очень хорошие личные контакты с итальянскими коллегами и политиками. Надеюсь встретиться и с премьер–министром Италии Берлускони.

— Как вы относитесь к законопроекту "народников" о запрете иметь двойное гражданство госслужащим?

— Я в свое время был диссидентом и вынужден был эмигрировать в США, получил американское гражданство. Но как только я вернулся в Латвию и решил идти в политику, так сразу же отказался от гражданства США. Еще до избрания в парламент! Даже в американском посольстве были несколько удивлены таким моим шагом, ведь от паспорта гражданина США отказываются очень–очень редко.

— В свое время вы активно занимались боксом, карате. Сейчас у вас еще остаются на это силы?

— Я стараюсь поддерживать форму. Кстати, у меня черный пояс по карате, а у г–на Репше, насколько я знаю, белый. Я готов с ним встретиться на татами, хотя справедливее будет встретиться с ним тет–а–тет в телеэфире. Нам есть о чем подискутировать.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form