На прошедшем недавно конкурсе "Новая волна" охрану ночных дискотек обеспечивала компания "Ягуар", которую возглавляет Регина Лочмеле. Не без проблем. "В нашей работе мы столкнулись с беспрецедентным давлением со стороны представителей госполиции!" — считает она. Вот ее рассказ.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
"Мечтать не вредно!"

В этом году конкурс "Новая волна" шел под эгидой Юрмальской думы — город взял на себя обязательства, в том числе и по обеспечению безопасности. Был создан оперативный штаб, который возглавил начальник полиции порядка Юрмалы Андрей Цивьян.

В феврале организаторы "Новой волны" Марк Дубовский и Александр Румянцев собрали в Юрмальской думе представителей трех охранных фирм — Pќrsla, ART–EKSPO и "Охранный центр "Ягуар" — и поручили в течение месяца представить коммерческое предложение по охране мероприятий конкурса. Что мы и сделали, не получив никакого ответа. Лишь 18 июля мне позвонил Марк Дубовский и предложил охранять пляжные ночные дискотеки.

Именно мы настояли на увеличении количества людей до 65 по сравнению с прошлым годом — первоначально речь шла о 50 охранниках. 22 июля мы представили схему, как собираемся охранять пляжи. Она предполагала 2 входа: с улицы Турайдас и Викторияс. Но на следующем собрании г–н Цивьян сказал, что схема не годится, так как у юрмальской полиции недостаточно сил для обеспечения порядка на подступах ко второму входу: "Зачем он вообще нужен?" Я ответила, что соберется до 20 тысяч человек и неплохо бы подстраховаться. В ответ раздался смех: "Мечтать не вредно!"

Так мы оказались заложниками топографии. Улица Турайдас — узкая. Как горлышко бутылки, в котором, по требованию организаторов, мы должны были оставить проход для пожарных, "скорой", а также машины VIP–персон. По нему же шли артисты, которые участвовали в концертах.

"Сиди и не п…!"

Наступило 1 августа — день рок–вечеринки, на которой должна была выступать скандальная группа "Ленинград". Полиция, кроме всего прочего, рекомендовала нам на входе по возможности заглядывать людям под рубашки, чтобы они не проносили с собой красные флаги и другую советскую символику.

Запуск людей планировался на 21.00. Однако в 20.30 меня попросили подойти к передвижному полицейскому участку у концертного зала "Дзинтари" — офицер МВД из отдела лицензирования пришел с проверкой сертификатов моих сотрудников. Документы были с собой, и я ему передала всю папку. Но он пожелал лично проверить каждого охранника и пошел на пляж в сопровождении одного из моих людей.

Через 15 минут меня вновь попросили подойти к бусику и представили другому человеку из МВД — инспектору кинологической службы, которая пришла проверить моих служебных собак! Без пяти девять я сама зашла в штаб, где находился г–н Цивьян, и сказала, что нам пора начинать работу. Он созвонился с начальником Управления полиции порядка Латвии генералом Айваром Григулисом и получил разрешение.

В 21.15 с пляжа вернулись проверяющие. По сертификатам не было ни одного нарекания, а по поводу собак мне предъявили бумагу, в которой было сказано, что у четырех кинологов не было оригиналов (!) паспортов прививок! Около 23.00 нахлынула огромная толпа зрителей. Когда в узком переходе началась давка, сдерживать толпу нам помогали люди из фирмы Nameks — они прибежали из концертзала, — госполиция и рота оперативного реагирования. Интересный момент. Nameks не была замечена в охране крупных массовых мероприятий, поэтому концертный зал они охраняли при помощи фирмы ART–EKSPO. Оба дня с людьми из Nameks постоянно находился некий Константин Рубин, представитель госполиции. Все это время я, как женщина и как директор фирмы, испытывала на себе некорректное поведение этого человека. В частности, когда я обратилась к начальнику госполиции Юрмалы с просьбой рассечь толпу, чтобы сдержать ее напор, г–н Рубин сказал мне буквально следующее — это могут подтвердить несколько свидетелей: "Сиди и не п…" Другой случай. У моего охранника на артистическом проходе на бордюре стояла бутылка минералки. Г–н Рубин подошел и стал из нее пить. В ответ на замечание моего человека, что это не его вещь, он подошел к охраннику и кинул ему в карман 50 сантимов со словами "Жри, собака!"

Или "Ягуар", или концерт!

На следующий день было новое совещание, на котором начался нажим на организаторов, чтобы они сняли нас с охраны второго дня и заменили на ART–EKSPO и Nameks. Представитель госполиции сказал буквально следующее: если сегодня на охране останется "Ягуар", все силы госполиции Юрмалы будут отведены на улицу Турайдас. Более того, с нас потребовали компенсацию за то, что 1 августа с работника дорожной полиции был сорван погон! Александр Румянцев возмутился: что это за поддержка Юрмальской думы, если полиция отказывается помогать?

Нам сказали: если мы не договоримся с теми двумя фирмами, в 18 часов приедет генерал Григулис и вообще все запретит. И мы пошли договариваться. Сначала нам назвали фантастическую сумму — около 9 тысяч латов за помощь в сдерживании толпы на улице Турайдас, которая является территорией Юрмалы и где порядок должна обеспечивать юрмальская полиция! Но позже аппетиты поумерились.

Три фирмы вместе решили, что нужны кордоны для сдерживания толпы и 20 человек дополнительно. Забор мы заказали в фирме PRO–1 по запредельной цене, а за своих людей Nameks запросила 800 латов. В этот момент подбежал г–н Рубин и заявил: "Не забудьте запросить 600 латов как компенсацию за форму, которая будет порвана во время поп–вечеринки!"

Генерал на холме

Александр Румянцев согласился заплатить за дополнительную охрану, а по поводу компенсации сказал, что сначала обсудит сумму с представителями Юрмальской думы. И об этом больше никто не вспоминал! После того как через 20 минут младший брат г–на Григулиса Андрис, директор Nameks, лично получил деньги, все вдруг стали улыбаться, стали довольными, появились кордоны, полиция, а вечером — и рота оперативного реагирования. А генерал Айвар Григулис во время концерта ходил по холмам в полевой форме. Когда в половине пятого утра толпа с пляжа благополучно рассеялась, не оставив после себя ни убитых, ни раненых, за исключением двух разбитых носов — на территории все–таки торговали пивом, — генерал Григулис и г–н Цивьян пожали мне руку и сказали, что все прошло хорошо.

Тем не менее со стороны Цивьяна было некорректно позже в интервью приписывать сотрудникам полиции заслуги охранного центра "Ягуар". В частности, слова о том, что на пляже полиция изъяла стеклянные бутылки с пивом. Вообще–то этот досмотр осуществляли мои работники. В первый день из одного кафе мы убрали полутораметровый газовый баллон, с помощью которого собирались жарить бутерброды, а в другом изъяли 15 ящиков со стеклянными бутылками с пивом. На следующий день в том же кафе тоже было изъято пиво в стеклотаре, которое они на сей раз закопали в песок.

Сексизм и происки конкурентов

Я удивлена давлением и некорректностью со стороны полиции в отношении нашей молодой, но абсолютно легальной фирмы, и расцениваю это как дискриминацию по половому признаку! Мне было неоднократно сказано в открытую: как же вы, женщина, тележурналист, взялись не за свое дело? Во–первых, в нашей стране частным бизнесом может заниматься любой. Во–вторых, я имею два высших образования, одно из которых имеет непосредственное отношение к юриспруденции — Институт международных отношений при ЛУ, и в следующем году собираюсь поступать в магистратуру на юрфак. Из принципа поступлю, чтобы больше не слышать в свой адрес, что женщина не может возглавлять охранную фирму!

Именно мой охранник заметил аквалангиста, который пытался проникнуть на пляж с моря. Ни один человек не проник туда через заборы! Да и вообще ни один забор порушен не был! Зато в одном месте кто–то обстрелял наших собак из автоматического пистолета. Моим людям совали деньги, чтобы пройти без билета, но без толку! Зато мы изъяли массу фальшивых билетов.

Я приняла бы любые упреки со стороны организаторов и людей, которые пострадали бы из–за нашего бездействия или непрофессиональности. Но таких претензий нет. Более того, во время пляжных вечеринок 1 и 2 августа в Юрмале было зафиксировано в два раза меньше нарушений, чем в обычные выходные дни!

Вот почему непрофессиональная, необъективная и открыто ангажированная статья "Кто такие друзья Киркорова" в газете "Телеграф" от 6 августа стала для меня пощечиной!

Ангажированность — в хвале фирмы Nameks. Согласно базе данных Lursoft, 80 долей этой компании принадлежит Валерию Белоконю. И газета его. Непрофессионализм в том, что коллеги не удосужились позвонить мне, директору фирмы, в адрес которой звучат не просто упреки, а клевета! В частности, утверждается, что мы пропустили большое количество людей без билетов и что многие на концерт прошли, повалив забор с противоположной стороны от входа. Не было такого! Это клевета с целью дискредитировать нашу компанию и показать нас как непрофессионалов.

В тексте приводятся мои слова, но они списаны с LETA, и списаны неточно: новостному агентству я комментировала совершенно другие вещи! Кроме того, в статье отсутствует позиция организаторов, чье мнение должно быть решающим! Сейчас наши юристы составляют претензию к этому изданию. Мы потребуем — по закону — опровергнуть ложные высказывания. Если они этого не сделают, подадим иск в суд с требованием выплаты компенсации за моральный ущерб. И, возможно, за недополученную прибыль после опубликованной антирекламы.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form