По словам ведущего аналитика SEB Unibanka Андриса Вилкса, у Латвии уже нет шансов в срок вписаться в маастрихтские критерии, необходимые для запланированного перехода на евро в 2008 году.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Причем Вилкс уверен, что шансов нет и у Литвы с Эстонией, и у остальных претендентов — в показатель роста цен на уровне 1,5—2% к 2007 году не впишется никто. Поэтому банковский эксперт предрекает, что в следующем году центробанк ЕС (ЕЦБ), скорее всего, пересмотрит правила игры и повысит планку разрешенной инфляции. По словам Вилкса, такой сценарий уже обсуждается и в кулуарах самого ЕЦБ.

Напомним: критерий инфляции — самый актуальный для евроновичков, желающих перейти на евро. Высчитывается он как средний показатель годовой инфляции в трех странах ЕС с самым низким ее уровнем плюс 1,5 процентного пункта. Банковские эксперты полагают, что так европейские "отличники" по этому показателю вполне могут показать и дефляцию — то есть не рост цен, а их падение, а это значит, что итоговый маастрихтский инфляционный критерий составит какие-нибудь 1,5% в лучшем случае. А в этот показатель, по мнению экспертов, не впишется не только Латвия с ее ростом цен, зашкаливающим за 6%, но и вообще никто. С этого вопроса Kb и начал беседу с ведущим аналитиком SEB Unibanka Андрисом Вилксом.

— Что думаете по этому прогнозу, насколько он реален?

— Итоговый критерий действительно может составлять два процента, а возможно — и ниже. И тут вряд ли что-то изменится в лучшую для нас сторону, то есть в сторону повышения критерия: в странах, где инфляция сегодня низкая, она будет оставаться на таком уровне и впредь, либо даже снизится. Примерно в трех-пяти государствах ЕС, особенно в Германии и Италии, цены должны даже поползти вниз — то есть налицо будет дефляция. В итоге очень возможен сценарий, когда критерий по инфляции будет равняться двум, а то и полутора процентам. А эти показатели недоступны не только для нас, но и для Литвы и Эстонии.

Тут нужно какое-то решение ЕЦБ, относящееся ко всем новым кандидатам в еврозону, потому что этот критерий будет невыполним для всех новичков. В закулисье ЕЦБ уже довольно долго идут разговоры на эту тему: старые страны ЕС с очень низкими показателями инфляции не могут быть критерием для новых стран Евросоюза, быстрое развитие которых не позволяет иметь те же процент-два роста цен. Насколько я помню, озвучивалась даже идея вычеркнуть из базы Финляндию, Австрию, Нидерланды. Но это было бы реально, если бы речь шла об одной-двух странах-исключениях. Однако зная, что рост экономики в странах ЕС будет оставаться медленным, можно прогнозировать очень низкую инфляцию в большинстве таких стагнирующих стран — значит, вычеркивание инфляционных антилидеров проблемы не решает.

Думаю, в Европе ожидается очень трудный разговор, хотя евробюрократы сейчас и не хотят открыто говорить на эту непростую тему: там и так сейчас есть что обсуждать. Кроме того, в ЕЦБ — ужасная бюрократия: люди, вхожие в центробанк ЕС, отмечают, что тамошнее руководство вроде бы и хочет что-то менять, но добиться результата будет очень непросто. Ведь вопрос придется выносить на общее голосование, и решение принимается только единогласно. От нас тут зависит тоже немало, но куда больше зависит от ЕЦБ.

— Правительство и Банк Латвии (БЛ) сейчас как раз разрабатывают программу антиинфляционных действий. На ваш взгляд, можно ли путем задействования всех возможных механизмов к середине 2007 года свести инфляцию пусть даже к оптимистичным двум процентам?

— Думаю, никакого шанса у нас нет. Возможно, очень маленький шанс у нас еще был бы, если бы в стране была реальная конкуренция, во всех отраслях. Это был бы практически единственный способ.

— По-вашему, мы запоздали с либерализацией рынков?

— Да, и это тоже. Конечно, на некоторое время есть возможность остановить рост административно регулируемых цен, но это можно делать только на короткий срок. Думаю, у нас всеми возможными рычагами к середине 2007 года (момент, когда Латвия проведет в режиме Механизма валютного коридора-2 положенные для оценки претендента в еврозону два года. — С.П.) можно добиться в лучшем случае 4—3,5 процента. Правда, Эстонию и Литву ожидает та же проблема, и они уже тоже видят, что рынок идет своим путем, и пытаются вести инфляционный менеджмент — некоторое время сдерживать рост.

— Однако пока считается, что Литва и Эстония на сегодня соответствуют всем критериям, в том числе и инфляционному…

— Литва почти соответствует, но в следующем месяце они, скорее всего, уже выйдут за рамки. Эстония уже не соответствует, и у них теперь появляются те же чувства, которые испытываем мы.

— Есть мнение, что Латвия могла бы решить проблему инфляции, если бы, как и Литва с Эстонией, пораньше перепривязала лат к евро — тогда привязка произошла бы по более низкому курсу евро, и это не вызвало бы подорожания евроимпорта.

— В таком случае инфляция была бы ниже на несколько процентов, но вряд ли это спасло бы нас принципиально. У нас главное, что двигает цены вверх, — очень большой экономический рост благосостояния тех, кто активно работает. И с этим сложно бороться: если рост большой, то что тут можно поделать? Мне кажется, в идеальном варианте мы могли бы выйти к нормальным показателям инфляции где-то к концу 2008 года.

— Складывается впечатление, что правительство, официально оставляя прежние заявленные сроки перехода на евро — 2008 год, начинает готовить "вторую линию обороны" на отметке 2009, говоря, что если мы и опоздаем на годик, то это, мол, не страшно.

— Думаю, они все отлично понимают, но все еще не хотят признавать сложность положения. Цель — евро с 2008 года — все еще не признается нереальной, но между строк заявлений правительства и Банка Латвии можно понять, что эта цель даже им не кажется достижимой.

— Не ведут ли латвийские денежные власти лоббирование на евроуровне, дабы изменить критерий инфляции для стран, желающих войти в еврозону?

— Не замечал такой активности с их стороны — скорее эту работу добровольно взялись выполнять коммерческие банки, которые и являются главными носителями этих мнений. В идеале, у стран Балтии и прочих новых членов в этом вопросе должна быть какая-то общая платформа: ведь уже давно всем экспертам ясно, что старые "маастрихты" в ситуации новой Европы не выдерживают никакой критики.

Думаю, у нас есть возможность что-то менять, и в ЕЦБ, скорее всего, все же будут перемены в правилах игры — потому что сегодняшние ведут в никуда. И то, что Евросоюз сейчас переживает конституционный кризис, должно помочь понять, что изменения необходимы. В данном случае нужно менять либо сами критерии, либо подход к ним — сделать их рекомендательными либо вводить систему исключений из правил. Ведь сделали же послабление для стран с проблемами экономического роста, которым позволили превысить допустимый уровень бюджетного дефицита. И ребенку ясно, что у нас просто физически инфляция не может быть на уровне два процента! Скорее всего, они сами не осознавали последствий, когда переносили критерии старых стран на процесс перехода новичков на евро.

— Есть мнение, что если Латвия не уложится в 2008 год и после этого затянет переход, иностранные инвесторы перестанут считать нашу экономику прогнозируемой, а это в условиях импорта, превышающего экспорт, чревато давлением на курс лата в сторону его девальвации.

— Надеюсь, до этого не дойдет. Ведь и Эстония, и Литва почти наверняка не впишутся в критерии, а ЕЦБ не заинтересован принимать в еврозону страны поодиночке — там заинтересованность в интеграции регионов. То же самое мы видели и в истории со вступлением Балтии в ЕС: несмотря на то, что Эстония была самой подготовленной страной и хотела стать номером один в ЕС, туда приняли всех одновременно. Думаю, тут будет то же самое.

Что до инвесторов — главное, что мы уже поставили правильную цель и вступили в МВК-2. Ну а то, что из-за нашего стремительного развития инфляция выбивается за рамки критериев, не наша вина. Проблема недоверия иностранных инвесторов и девальвация лата обретет реальность только в случае, если наши соседи введут евро раньше нас, а мы опоздаем более чем на два-три года: такой разрыв уже может привести к проблемам. Но разница в полгода-год — не угрожающа. Кроме того, стоит учитывать, где находится Латвия: это для нас тоже большой гандикап.

— Итак, ваш прогноз: чем все закончится?

— В этом году в ЕЦБ и у нас все будет тихо. Но в следующем году, скорее всего, начнутся официальные переговоры — именно к этому времени наверняка станет окончательно ясно, что новые страны ЕС не впишутся в критерии, если их не изменить. В итоге правила игры, несмотря на все бюрократические сложности, наверняка будут изменены — иначе расширение еврозоны будет под вопросом.

При этом я уверен, что Латвия тоже будет предпринимать все возможные шаги по обузданию роста цен: через регулирование тарифов, борьбу с монополиями и искажениями конкуренции, снижение некоторых налогов — все эти рычаги наверняка будут задействованы. Правда, не столько с целью вписаться в "маастрихты" — это в установленный срок практически нереально, — просто правительство должно показать ЕЦБ, что оно сделало все возможное, и теперь уже превышение инфляции не его вина. Трудно сказать что-либо о том, как и что будет решаться в ЕЦБ — это, пожалуй, одна из наиболее закрытых в ЕС структур, и интересующая нас информация оттуда не поступает. Единственные источники — наши скандинавские коллеги, вхожие в ЕЦБ. И они говорят, что в центробанке по теме перехода новичков на евро уже что-то варится, и даже немного бурлит. Думаю, результат этого бурления мы увидим в следующем году.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form