Андрес Мустонен совсем не похож на "горячего эстонского парня" из анекдотов. Он на самом деле горячий, взрывной, темпераментный, быстрый и легкий на подъем. А иначе этому заслужившему всемирную славу музыканту нельзя.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Он — желанный гость на международных музыкальных фестивалях не только по всей Балтии, но и в Берлине, Мюнхене, Кракове, Варшаве, Праге, Братиславе, Локкенхаузене, Инсбруке, Лондоне, Стокгольме, Сарагосе, Тель–Авиве, Москве, Питере… Список этот можно продолжить.

В 1972 году, еще учась в Таллинской консерватории по классу скрипки, Андрес создал первый, уникальный и долгие годы остававшийся единственным в Советском Союзе ансамбль старинной музыки Hortus Musicus. Я помню, как на его выступления ломилась в 70–х интеллигентная молодежь в городе моего детства Днепропетровске. Hortus Musicus тогда из гастролей по Союзу просто не вылезал, а сегодня география невероятно расширилась, его ждут по всему миру. Но Андрес ведь не только руководитель и скрипач ансамбля, он еще и прославленный симфонический дирижер, которого приглашают лучшие мировые оркестры, композиторы и исполнители. Правда, когда предлагают исполнить современную музыку, он становится разборчивым:

— Я выбираю не любую музыку, а лишь ту, что идет от души. На мой взгляд, современная музыка не всегда гармонична, и я отдаю предпочтение той, что проникнута теплом и любовью к человеку и понятна как эстету, так и простому слушателю. Меня интересует духовность в музыке, к тому же я человек верующий, православный. Для меня творческий и духовный контакт — самое главное. Меня никогда не интересовала светская карьера — хотелось только как можно больше выступать.

— За 34 года существования Hortus Musicus концертов у вас было невероятное количество.

А сегодня перед вами открыт весь мир, но вы больше ездите на Запад, чем к восточным соседям, да и выступаете чаще в ипостаси дирижера…

— Наблюдаю такой интересный парадокс: мы в бывших союзных республиках воспитывали ПОКОЛЕНИЕ слушателей, а в Европе сегодня все идет как–то на индивидуальном интересе. У нас культивировалась, не побоюсь этих слов, массовая музыкальная грамотность, а там это на уровне отдель- ных личных пристрастий и очень далеко от народа.

Не будем ударяться в ностальгию, но в бывшем Союзе гораздо больше людей могли участвовать в культурном процессе. А сейчас такое впечатление, что все знают все, страшно информированы, но на самом деле знают гораздо меньше. Парадокс в том, что чем меньше витает в воздухе информации, тем больше люди думают. Историей искусств, философией сегодня интересуется гораздо меньше людей. Поэтому часто на концертах не бывает такого теплого, духовного контакта со слушателями, как это было раньше. В постматериальном мире духовность стала проблемой. Но, с другой стороны, мы можем сегодня обсуждать любые идеи. Это, безусловно, плюс.

— Мне показалось, что создатель ансамбля старинной музыки сегодня отдает предпочтение современной…

— Плохо, что выбор сегодня делают деньги — то есть исполняют то, на что гарантированно пойдет много народу. Создается впечатление, что это "народ голосует" за музыку. Это точно как выборы в демократических странах: вроде выбирает весь народ, а на самом деле тот, кто станет у руля, определяется политическими играми, а совсем не волей и желанием людей. Многие сегодня, в том числе и музыканты, занимаются не тем делом, которое им интересно, но тем, что хорошо продается. И это не дает адекватную картину их запросов, интересов и таланта. Всегда учитывается то, как произведение "пойдет", сколько слушателей и денег соберет. Здесь уже нет места внутренней творческой свободе. Даже оркестранты и хористы зачастую равнодушны к музыке, которую исполняют. Они работают за зарплату. А в этом случае, как сейчас говорят, "мессидж" (message) — то, что ты хочешь сказать миру, — не прозвучит.

— А какой message миру посылает Андрес Мустонен?

— Для меня самое главное — искренность на сцене, которая порождает тепло и любовь, передающиеся слушателям. "Я люблю вас и хочу, чтобы вы тоже меня и эту музыку полюбили", — хочу я сказать.

— Русскоязычная аудитория вас по–прежнему носит на руках. Часто ли сегодня бываете в России и СНГ?

— Несколько раз дирижировал в Нижнем Новгороде, постоянно бываю только в Москве и Питере. Но везти свой коллектив повсюду, конечно, уже почти невозможно. Мне очень жаль, что традиции дружбы музыкантов бывшего Союза, гастролей по всем республикам, вплоть до Кавказа, утеряны.

С Hortus Musicus я всегда хотел принести людям красоту, представить сценку, как будто сошедшую с картины Рафаэля или Боттичелли. Поэтому у нас всегда были яркие костюмы прошлых эпох, старинные инструменты. Сейчас модно приглашать экстравагантных исполнителей с программами, в которых был бы "удар" по зрительскому восприятию. Но это не имеет ничего общего с высоким исполнительским уровнем. И на самой вершине исполнительского мастерства основное место принадлежит музыкантам из бывших советских республик.

Может быть, через 100 лет мы поймем, почему именно эта часть Земли дала столько талантов, сколько не дал весь остальной земной шар. Почему в не преуспевшей в материальном отношении стране выросло искусство высочайшего духовного уровня.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form