Государство накопило в соцбюджете "лишних" триста миллионов латов, но беззастенчиво отбирает у народа часть трудовых пенсий.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Государство накопило в соцбюджете "лишних" триста миллионов латов, но беззастенчиво отбирает у народа часть трудовых пенсий.

На начало марта этого года излишки социального бюджета составляли 358,9 миллиона латов. В том числе в пенсионном бюджете образовалась "заначка" в 320,5 миллиона латов, на пособия по инвалидности, материнству и детству "завалялось" лишних 38,4 миллиона латов. Однако такая экономия вызывает не умиление, а горечь.

Со стариков по нитке — бюджету на излишки

Юрий Скляревич, член правления Профсоюза работников железной дороги, привел красноречивые цифры и факты. "У нас есть организация пенсионеров железнодорожной отрасли Латвии. В ней состоит почти пять тысяч членов. 96 процентов этих людей получают пенсию ниже прожиточного минимума! В этом году организация выплатила им помощь — 80 тысяч латов. Это совсем немного, если учесть, что деньги разделили на 3111 нуждающихся.

Латвийская железная дорога вместе с профсоюзом тоже изыскала 110 тысяч латов на помощь ветеранам–железнодорожникам. Это в среднем 20 латов на душу. И наше "бедное" государство, имея такие излишки соцбюджета, не стесняется облагать нашу мизерную помощь нищим старикам подоходным налогом! Председатель организации пенсионеров железнодорожной отрасли Мара Нарука трижды обращалась в Министерство финансов с просьбой не отнимать у людей хотя бы те деньги, которые сейчас уходят в налоги. И трижды ей было в этом отказано А ведь Латвийская железная дорога, в отличие от многих других предприятий и компаний, никогда не числилась должником в Службе госдоходов. За что же теперь фискалы обирают наших ветеранов труда?"

Юрий привел один пример из личной жизни. Его жена, выйдя на пенсию по возрасту, отработала еще год и три месяца. И решила сделать пересчет пенсии. За этот период женщина заработала 4 тысячи 19 латов 93 сантима. В пенсионный фонд перечислено из них 783 лата. Пенсию ей повысили. Как вы думаете на сколько? На 3 лата 51 сантим. "Я не поленился — посчитал: жене нужно прожить, дай Бог ей здоровья, 223 месяца, чтобы получить обратно перечисленные в пенсионный фонд деньги. Это 18 лет и 4 месяца!" Ну а сколько же она "огребла" за сорок четыре года беспорочной службы, уточнила я у Скляревича: 101 лат 35 сантимов. Да, не зажируешь!

Дайте пенсионерам поблажки!

Юрий Скляревич считает, что государство поступило бы мудро, полностью освободив от уплаты социального налога и работающего пенсионера, и его работодателя. Для убедительности вновь иллюстрирует свою мысль на примере супруги: "Если бы моя жена не платила социальный налог, она бы получила на 330 латов больше за расчетный период.

Положи она эту сумму в нашу ссудно–кредитную кассу под проценты, за год набежало бы свыше 24 латов. Это ежемесячная добавка в два лата к ее скромному доходу, и при этом у нее оставалось бы целой основная сумма! Так сказать, "гробовой" капитал. И главное: если за пенсионеров работодателю не нужно будет платить соцналог, он станет с большей охотой брать их на работу!"

Достигшие пенсионного порога, но еще трудоспособные люди — это тот самый внутренний ресурс на нашем рынке труда, который сегодня испытывает острый дефицит кадров.

Вредной работы не бывает?

В беседе с "Вести Сегодня" Юрий привел еще один факт дискриминации латвийских пенсионеров в нашем замечательном государстве. Если человек утратил трудоспособность из–за профессионального заболевания, ему выплачивается возмещение ущерба — за счет страховых налогов работодателя. Но как только работник переходит на пенсию по старости, сумма компенсации уменьшается на 20 процентов. Почему? Разве с возрастом человек становится здоровее и трудится продуктивнее? До января 1997 года люди получали все сполна. Но потом чиновники решили, а не жирно ли будет: и пенсия, и доплата? И сэкономили на тех, кто потерял здоровье на опасном и вредном производстве. А заодно из трудового законодательства изъяли и сам термин "вредность". Ликвидировали как понятие.

До 96–го года условия труда учитывались при начислении трудового стажа. Например, механики рефрижераторных секций могли уходить на пенсию в 55 лет, машинисты — после двенадцати с половиной лет работы по "вредной" профессии. Ну о льготах тем, кто работал во вредных цехах и других губительных для здоровья участках, и говорить не стоит. Критерии "вредности" были обоснованы медиками и специалистами по технике безопасности труда.

Юрий Скляревич вспоминает, что с механиками рефрижераторных секций два с половиной года в рейсы ездили сотрудники лаборатории Центрального научно–исследовательского института железнодорожной санитарии и гигиены. Был такой в Москве. Они замеряли давление, сердечные ритмы, делали анализ крови — проверяли все, что происходит с физиологией человека на длительных маршрутах. Вот тогда и был установлен "лимит износа" рефрижераторщиков и предел рабочего стажа для них — 55 лет.

В независимой Латвии железнодорожников всех привилегий и льгот лишили. Только на железной дороге под злополучное постановление кабмина попали специалисты 14 профессий. Некоторые из них не дотянули до досрочной пенсии всего один–два месяца. А сколько работяг пострадало в других отраслях народного хозяйства?

Правда, поначалу пилюлю подсластили — ввели формулировку "пенсия по выслуге лет", которая давала право труженикам опасных производств уходить на заслуженный отдых с меньшим стажем. Но это решение позже тоже отменили. Так и накапливаются излишки в социальном бюджете! Вот потому–то средний возраст жизни на пенсии в Европе — 20 лет, а у нас вдвое меньше! Прощай, машинист, не стучите, колеса…

"Латвийская железная дорога добивается того, чтобы хоть машинисты и диспетчеры (самые остродефицитные профессии ) получили право на пенсию по выслуге лет. Министерство сообщения нас поддержало. Но все застряло в минфине. А люди с железной дороги уходят", — комментирует Юрий. Он напомнил, как министр сообщения Шлесерс пару лет назад собрал всех железнодорожных "генералов", прессу и проехался в кабине машиниста электрички до Елгавы. Так вот тот машинист, который катал Шлесерса, уволился — пошел в дальнобойщики. Они зарабатывают больше.

"А ведь он отличный специалист, ему чуть за сорок. Для таких профессионалов льготы и перспектива быстро заработать были неплохим стимулом, — считает Скляревич. — К чему приведет текучка? Она обязательно скажется и на безопасности движения, и на тарифах, поскольку придется постоянно вкладывать деньги в подготовку новых кадров, а это дополнительные расходы".

Другая больная тема: необлагаемый минимум зарплаты. Недавно его повысили с 110 до 165 латов. Превосходно. Но почему–то работающий пенсионер платит налоги с первого заработанного лата. Кто–то "наверху" решил, что необлагаемым минимумом считается пенсия. "Но ведь пенсия — это совершенно отдельно! Человек ее когда–то заработал и дал на сохранение государству, — негодует Скляревич. — Мало того, что государство ее плохо хранит и снимает налоги с того, что ей дали на хранение, так еще дискриминирует работающего пенсионера по зарплате!

За тот же самый труд человек пенсионного возраста благодаря "заботе" государства получает меньшее вознаграждение, чем другой работник". Как относятся правящие к такой вопиющей несправедливости? Цитирую премьера Калвитиса: "Это нечестный порядок". Это сказано главой правительства почти год назад — в июле 2006–го. И что? Выборы прошли — забудьте?

А вот интервью на ту же тему с министром благосостояния Дагнией Стаке: "Пора возвращать долги". Сказано 9 сентября 2006 года. Тоже предвыборное время. Сказано и забыто. Как–то не торопится правительство возвращать долги. Зато заявило, что не намерено расходовать излишки соцналога на увеличение пенсий. Не повышаете пенсии — так хоть не отбирайте заработанное!

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form