Каждую неделю в Ильгюциемской женской тюрьме проходят лекции Школы освобождения — для тех женщин, кто еще отбывает срок заключения, но в скором времени выходит на свободу. Консультации по острым вопросам и жизненно важную информацию дают социальные работники, специалисты Службы занятости, психологи, сотрудники Сиротского суда.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
На днях вместе с депутатами Рижской думы от фракции ЗаПЧЕЛ Татьяной Емельяновой и Илгой Озиш корреспонденты "Вести Сегодня" отравились на одну из таких лекций.

— Уже несколько лет подряд мы сотрудничаем с Ильгюциемской женской тюрьмой, — сказала Татьяна Емельянова. — В конце года или начале нового года в рамках благотворительной акции привозим заключенным подарки. И сегодня мы продолжаем эту нашу традицию.

Кроме двух огромных тортов и конфет, заключенные получили в подарок подписку на русские и латышские газеты и еженедельники. В том числе и годовую подписку на газету "Вести Сегодня" от издательского дома Fenster.

…В зале собрались 16 заключенных женщин. Всем им в ближайшие полгода предстоит выйти на свободу. Казалось бы, наконец, вот оно, счастье! Возможность начать новую жизнь. Расправь крылья и лети… Только не получается. В нашей свободной, высоко демократичной стране и лояльном обществе места таким вот женщинам и НЕТ!

Валентине 48 лет, в тюрьму она попала в далеком 1988 году. И вот в феврале она выходит на свободу. Муж умер, родственников тоже не осталось. Квартиры, само собой, тоже давно уже нет. Сразу отбросим все вопросы по поводу состава преступления и большого срока. Человек все–таки решил начать новую жизнь. Ну хотя бы попробовать. Как у большинства освободившихся из мест заключения, встает главный вопрос — где жить? (По законодательству, человек, осужденный на срок более трех лет, автоматически выписывается из своей квартиры.)

А негде! Это суровая проза жизни, вытекающая из всех мудреных и путаных обещаний, посулов и прочих слащавых речей, буклетов и информационных бумажек. Кроме жилищного вопроса, женщины обеспокоены трудоустройством и получением социальной помощи.

Затронули на этой лекции и тему неравенства полов. Даже здесь, в чисто женской тюрьме, казалось бы, в полной изоляции от сильного пола, конфликт налицо. Заместитель директора Ильгюциемской тюрьмы Надежда Васильевна Севастьянова привела показательный пример из своего же опыта.

— У нас есть комната для передач, и раньше можно было передавать заключенным продуктовые посылки. И что? Посетителей там почти не наблюдалось! А пройдите мимо следственного изолятора. Там же всегда километровые очереди! И все женщины стоят с авоськами, набитыми провизией для провинившихся любимых.

Четко отработанной программы по реабилитации вышедших из заключения у нас пока нет. Эта функция возложена на государство, но справляется оно со своими обязанности еще хуже, чем с многострадальной системой здравоохранения. Государственная служба пробации (структура, созданная специально для оказания помощи людям, вышедшим из тюрьмы) пока находится в стадии становления, и толку от ее работы еще пока не видно… А людям надо жить — сегодня и сейчас.

ТТатьяне Емельяновой и Илге Озиш по роду их деятельности тоже часто приходится сталкиваться с людьми, вышедшими из заключения. К ним на консультации люди приходят разные: начиная от тех, кто попал по дурости, и заканчивая… А был на памяти Татьяны и 64–летний мужчина, который просидел в тюрьме 48 лет. Сел человек при Советах, а вышел при демократии… Ну как его адаптировать к реалиям жизни?

И что же конкретно полагается таким вот только что освободившимся женщинам? Ночлежка. Живите хоть два месяца, на здоровье. Время пребывания: зимой с 18.00 и до 8.00 утра, а в остальное время — с 19.00 и до 8.00. Освободившимся рижанам в течение трех месяцев положено пособие — 21 лат. Попробуй выживи! Ну еще помогут в реабилитации от пагубных зависимостей (алкоголь, наркотики, азартные игры).

Очень хвалили работники тюрьмы инициативу бизнесмена Игоря Зуева, который взял шефство над одной из бывших заключенных Ильгюциемской женской тюрьмы — предоставил работу и жилье.

— Побольше бы таких бизнесменов, и тогда не надо было бы и дома реабилитации строить, — сказала заместитель начальника Надежда Севастьянова.

А еще поделилась вполне конкретной мечтой — дать специальность подопечным. Чтобы человек, выйдя на свободу, мог устроиться и зарабатывать хотя бы какие–то минимальные деньги и платить за жилье. И чем больше профессий в кармане у женщины, тем больше шансов хоть куда–то устроиться.

— Наши заключенные уже учатся на швей и парикмахеров. Хотелось бы еще организовать для них курсы помощников повара. Помещение есть, вот только денег на ремонт и оборудование пока нет, — говорит Надежда Севастьянова. Ну а в идеале правильно было бы по примеру западных стран строить специальные реабилитационные центры для "выпускников" тюрем. Где человек мог бы и жить, и работать, постепенно привыкая к новым условиям. Но пока для этого контингента в год выделяется всего 50 квартир (обычно комната в социальном доме или квартирка без удобств).

…Можно очень по–разному относиться к этим женщинам. Да, они совершили преступление, да, они должны быть наказаны. И они несут свое наказание. Но только вот расплатившись по всем счетам и выйдя на свободу, они получают… новую несвободу. Государство само вынуждает этих людей отказываться от новой законопослушной жизни и возвращаться к старым делишкам. На улице, пусть и под вожделенным свободным небом, никто долго не протянет, и хочешь не хочешь… А в тюрьме хоть крыша над головой будет!

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form