NATO

Латвия еще только собирается вступать в НАТО, а ее граждане в составе миротворческих сил уже несут нелегкую службу. В Боснии их пока двое. Капитан Александр Антоманов из Риги и капрал Юрий Агапов из Даугавпилса. Входят в состав Северопольской группы СФОР. В августе в лагерь прибудет уже сотня латвийских парней. Как тебе служится, с кем тебе дружится в НАТО, солдат?

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Капрал из Даугавпилса

Как выглядит в реальности натовская база, что там происходит? Чтобы узнать это, мы, латвийские журналисты, направились в Добой, городок, через который проходит та самая разделительная линия, где на одном берегу живут сербы, на другом — боснийцы. Но на дороге — затор. Две машины столкнулись, полиция перекрыла движение. Причем расследование ведут одновременно и местные, и полиция ООН. Подъезжает еще и военный патруль. Смотрю: у водителя латвийская эмблема. На форме, как заведено в НАТО, фамилия: J. Agapov.

- Агапов, так ты из Латвии?

- Да, из Даугавпилса. На улице Таутас живу. Я служил в Балтбате. Предложили на сверхсрочную в составе миротворцев. Говорю: "Надо подумать". "Что ж, подумай. Две минуты". Я согласился. Работа тяжелая, но платят нормально.

- Пока из всей латвийской армии выбрали для этой службы двоих. По какому принципу выделили? Ребром ладони кирпич перешибаешь или политику НАТО правильно понимаешь?

- Физическая подготовка проверяется в первые полгода службы. Слабаки уходят. Политинформаций здесь не бывает. А необходимы для службы в НАТО три вещи: знание английского языка, компьютера и умение водить машину. Здесь ведь собраны солдаты из двух десятков стран. Язык общения — английский. Связь, мобильность в передвижении — вот что сейчас важно.

- А откуда такое знание английского?

– 9-я школа. Спасибо учителям: и на латышском, и на английском говорю свободно.

Наша служба и опасна, и трудна

Конечно, семь лет назад, когда на основании Дейтонского соглашения о перемирии между Сербией, Боснией и Хорватией НАТО ввело войска, чтобы силой разделить воюющие стороны, здесь было по–настоящему опасно, — продолжает Юрий. Тяжелые орудия у военных изымали, у гражданских отбирали все, что стреляет.

- Неужели проводили "зачистки", как в Чечне?

- Не совсем, но что–то общее есть. В основном по наводке выезжали и находили целые склады на каком–нибудь сеновале. "Чей сарай?" Выходит 80–летний дед: "Мой". Ну не забирать же старика. Оружие изъяли — и на плац, под танк, давить гусеницами. Патрули СФОР по существу выполняли и выполняют функции полиции. Потому что там, где идет межэтническая война, отличить бандитизм от партизанской войны местным довольно сложно.

…Особый разговор — про разминирование. Карты минных полей воюющие стороны передали НАТО. Но ведь это была война, когда сосед стрелял в соседа и ставил мину на тропе, по которой тот гнал свою корову. К тому же в горах, где после дождя начинаются оползни, мину может снести куда угодно. СФОР разминирует территории вокруг своих баз, общественные места, а поля, заросшие густой травой, так и стоят, напичканные смертью. За пределы базы разрешается выходить только с личным оружием. При входе в лагерь пистолеты разряжают. Случается, что к воротам до сих пор притаскивают гранаты и мины. Порой норовят опустить их туда же, куда кладут патроны при входе на территорию.

- Эй, ребята, вон туда несите, в сторонку, — знаками показывает часовой. Все понимают, что мир здесь слишком хрупок. Он удерживается силой. Наверное, поэтому в Риге даугавпилсская девчонка приковывает себя цепями к ограде в знак протеста против НАТО, а в Сараево ее ровесница посылает военному патрулю воздушные поцелуи.

Борщ йогуртом не заменишь!

Вместе с Юрием мы пошли в столовую есть стандартный обед натовской армии — три вида горячих блюд, три вида овощных салатов, лосось, йогурты, охлажденные соки.

- Юра, это действительно обычный обед или специально для журналистов?

- Да, обычный, всегда так. Только уже эти спагетти, йогурты и лососи надоели как горькая редька. Придешь, посмотришь, возьмешь баночку напитка — и все. Вот тарелку борща бы наваристого…

Но в "кемпах", как называют здесь базы, существуют и национальные кафе. Чтоб не скучали по родине. В кафе итальянского батальона колоритный повар, энергично жестикулируя, спрашивал у нас: "Пицца? Спагетти? Скомпо (креветки)?"

И через несколько секунд метнул раскаленную сковородку в раскаленный зев печки. Латышских пипаркукас, сами понимаете, пока здесь нет.

- А как отношения между солдатами? Ведь здесь бок о бок служат и датчане, и испанцы, и греки, и поляки, и русские… Не возникает ли конфликтов? Были ли случаи дедовщины?

- Поскольку в миротворческих силах служат на основе контракта только сверхсрочники, "салаг" и "дедов" здесь нет. К тому же не существует и общих казарм, солдаты живут по двое в отдельных комнатах. Командир батальона убеждал нас, что именно солидарность в межнациональных воинских подразделениях должна показать населению бывшей Югославии, как нелепо выглядят в современном мире межэтнические конфликты.

В то же время своего рода землячества есть и тут. Даугавпилсцу Юрию Агапову легче найти общий язык с поляками и русскими, чем с датчанами: -Датчане важничают, очень гордятся собой. А когда раз в год проводят 30–километровый марш–бросок по горам с выкладкой, русские каждый раз всех "делают".

Как армию модернизировать?

Вопрос о том, насколько соответствует латвийская армия стандартным нормам, слишком обширный, и не о том сейчас речь. А вот солдаты наши соответствуют современным требованиям?

Надо многому учиться, — сказали латвийским журналистам. — Не так важно, чтобы латвийская армия имела какое–то супервооружение, как необходима именно подготовка людей. Американский и латвийский солдат должны понимать общие команды, латвийский механик должен уметь починить немецкий бронетранспортер, латвийский диспетчер должен мгновенно связываться со всеми службами.

- Кстати, что собирается делать наш капрал, который уже в августе вернется домой? Небось после того, как исколесил всю Европу, не захочется оставаться в Латгалии? — поинтересовалась "Вести Сегодня" у Ю. Агапова.

- Только домой, домой. У нас, если парочке политиков за дурость двинуть по физиономии, можно жить не хуже.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form