Главврача Дагдской больницы Валентину Альбертовну считают мужиком в юбке — очень уж она активная, пробивная и напористая. Наверное, человек только с таким характером во времена всеобщей нехватки средств, "закрытий" и "ликвидаций" смог бы сберечь в маленьком городке преуспевающую больницу. В Дагде Валентину Умбрас называют уважительно — Альбертовна.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
В апреле ей исполнилось пятьдесят, и сотрудники преподнесли главврачу толстую золотую цепочку. Валентина повесила на нее старинный червонец и некогда подаренный коллегами золотой православный крест.

Впервые я встретилась с Валентиной три года назад. Впечатление сложилось престранное. Моложавая, с покрасневшими после ночного дежурства глазами, в короткой юбке, она сидела, закинув ногу за ногу и, затягиваясь сигаретой, рассказывала о только что созданном на базе больницы пансионате для престарелых "Абельдарзс". Сегодня в нем доживают свой век старички со всех уголков Латвии. В принципе, если бы не это заведение, Валентине не отстоять Дагдскую больницу, которую в последние три года упорно пытались закрыть. Доказать необходимость медучреждения удалось "с дикими скандалами". Хоть все необходимые специалисты у нее были (причем сертифицированные!), больницу оставили только из–за того, что она стала предприятием дагдского самоуправления.

Но хирургическое отделение все–таки ликвидировали, что далось Валентине не без крови, ведь сама она хирург. Но ничего. Тут же главврач прошла специальные курсы и переквалифицировалась в наркологи: теперь в Дагдской больнице пьяницам вшивают "торпеды". Как подметили врачи, наибольший наплыв пациентов бывает в полнолуние.

"Сегодня я решила, что буду говорить только о хорошем", — прервала мои размышления Валентина, которая буквально накануне вернулась из отпуска.

— Мы вместе с группой врачей ознакомились в Греции с работой некоторых медучреждений. Ездили по всем этим больницам и чуть не плакали. Ведь там никто ничего не закрывает: берегут даже самые маленькие и удаленные госучреждения. Ой! Опять я о плохом!

— Кстати, о закрытиях. Мне кажется, что Дагдская больница жива только благодаря вашему настойчивому характеру…

— Характер у меня о–го–го! Очень крутой! В быту могу зацепиться за ерунду, потому ужиться со мной не так просто. Как не просто и воевать. Но я отходчивая, и мои сотрудники об этом знают. Если я ору и грожу увольнением, значит, через пять минут ко мне можно "подкатывать" с извинениями. Хуже, если я молчу, что делала только трижды за всю свою жизнь. В коллективе не должно быть людей, которые строят интриги. От них нужно избавляться немедленно, даже если это первоклассные специалисты. Но, в общем, медики — замечательные люди! Хотя долго не живут. Я с этой истиной смирилась и стала оптимисткой.

— Мне кажется, вас люди побаиваются…

— Побаиваются и уважают. Я это вижу по тому, как со мной разговаривают, как называют: Альбертовна.

— От кого вам больше доставалось — от мужиков или женщин?

— От мужика! — выпалила Валентина и залилась заразительным смехом. — От одного! Так получается, что всю жизнь я воюю с главврачом Краславской больницы. Он тоже, кстати, хирург. У нас с ним ну такая "любовь" — просто платоническая! Некоторые знакомые мне говорят, что и после смерти я от него не отделаюсь: рядом в гроб ляжем.

— О противостоянии ваших характеров знает весь Краславский район…

— О да! Несколько лет назад здесь хотели ввести должность главврача района (Евтушок однажды им уже был). Мы у себя в Дагде знали, что значит подчиняться кому–то там в Краславе. Ведь к филиалам относятся как к приживальщикам. Одним словом, если бы ввели должность главврача, Дагдской больницы давно не было бы. Но мы выстояли: начали битву раньше "соперника", слали письма по редакциям, искали обходные пути.

— Так выстояли же?

— Да, но тут опять слух прошел, что и "скорую помощь" у нас отнимут и передадут Краславе. Мы ведь свои машины наладили, как часы, ходят. Да и специалистов жалко, ведь это рабочие места, которых так не хватает в провинции! Опять битва предстоит. Спасибо, есть люди, которые мне помогают. Это и шеф нашего района, и председатель Дагдской думы. Быть может, "скорую" отвоюем. Ведь я на себе испытала, каково это, когда тебя больного везут за тридевять земель: в прошлом году грибами отравилась. Это было ужасно: трясет, а до Краславы 30 км — потеря во времени огромная. Несладко пришлось.

— Вас, наверное, на руках носить будут, если своего добьетесь! А сейчас, кстати, взятки дают?

— А что люди могут принести? Так бедно живут, особенно тут, в сельской местности. Но однажды было: меня дичью отблагодарили. Как–то узнали, что я люблю дичь, и принесли пару килограммчиков.

Валентина Альбертовна явно скромничала. Для пятитысячной Дагды сохранить сотню рабочих мест — таков примерно штат больницы — дорогого стоит. А за то, что она сделала врачей более доступными для жителей удаленных от Краславы волостей, ей каждый день говорят спасибо.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form