С мэтром латвийской журналистики профессором Латвийского университета доктором искусствоведения, кинодраматургом и теоретиком документального кино Абрамом Клецкиным мы встретились, чтобы… сделать газету.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Точнее говоря, используя привычные газетные рубрики, поговорить о том, чем сегодня живет наше общество. Отражены ли в СМИ все проблемы, которые волнуют широкие слои населения? Куда мы движемся — в тупик или к "светлому будущему"? Конечно, нельзя объять необъятное, а жизнь человеческая не ограничивается газетными рубриками. Но на те же вечные вопросы "Что делать?" и "Кто виноват?" обречено искать ответы каждое новое поколение.

Социология. Ты меня уважаешь?

- Не станет ли Интернет могильщиком бумажных СМИ? Ведь на более развитом Западе это уже реальная проблема.

- Проблемы у них, безусловно, есть. Но это не относится к так называемой качественной журналистике. Большинство изданий продает то, что попросят: хотите скандал — будет скандал, хотите устроить развлекаловку, пляску вокруг секса — будет и это. Это массовая продукция. В этом нет ничего ужасного, я это не осуждаю. Это продается людям, которым нужно чем-то занять свое свободное время. Но есть совсем небольшой сектор журналистики, работающий принципиально иначе.

На Западе это называют качественной или информационной журналистикой. Смысл вот в чем: они продают информацию и анализ. Они не могут себе позволить обманывать, сплетничать, потому что сразу потеряют авторитет. Эти издания имеют относительно небольшой тираж. Для сравнения: в Германии самая влиятельная газета "Франкфуртер Альгемайне", ее тираж колеблется около 400 тысяч. Самая популярная газета — "Бильд Цайтунг", у нее тираж 5 миллионов.

- Красочное издание, богато иллюстрированное…

- Массовая печать вся иллюстрирована. Она вся построена на больших фотографиях, вообще крупных изображениях, больших заголовках и маленьких текстах. Так сказать, для полуграмотных. У "качественной" тоже есть красивые фотографии, но при этом она дает информацию настолько широкую, что ты сам можешь сделать выводы. И эти издания не партийные, хотя имеют свою позицию. Подобные издания обслуживают 5-7% населения (это очень много).

В любом обществе есть эти 5-7%, которые интересуются политикой, социальными проблемами и всем, что происходит в мире, не только на уровне личного интереса, а более широко. Эти люди — чрезвычайно важная часть общества. В социологии они называются "лидерами мнений". Они определяют мнения окружающих по самым разным вопросам. Почему? Если ты имеешь авторитет, тогда тебя спрашивают о твоем мнении. В конечном итоге вопрос "ты меня уважаешь?" — главный вопрос. Просто когда ты не пьян, его очень трудно задать. Эти люди все время находятся в теснейшем контакте со своей маленькой аудиторией, для которой его мнение очень важно.

Политика 1. Конец четвертой власти

- В связи с этим интересно узнать, как формируется отношение людей к политике и политикам в Латвии. Мне кажется, что 90% людей не верят народным избранникам и считают, что в коридорах власти все построено на купле-продаже.

- Мы упрощаем ситуацию. Нам нравится их ругать. Это своего рода компенсация. Знаете, почему людям больше нравится критиковать, чем хвалить? Потому что, когда хвалишь, ты человека поднимаешь — и над собой тоже. А когда ты его опускаешь вниз — то ты лучше. Это они воры! Но у нас удивительно сочетается абсолютное неуважение к "слугам народа" вообще и подчеркнутое уважение к конкретным политикам в частности. Любой депутат имеет, условно говоря, некий нимб. Он ТАМ заседает. Меня, например, иногда останавливают на улице.

Как правило, это люди уже пожилые. И они очень хотят показать свое уважение. Как? Они говорят: "Господин депутат…" И это при таком неуважении, в принципе, к депутатам. Поэтому не надо преувеличивать. Люди этим выражают другое отношение. Ведь что самое страшное для нашего общества? Люди себя чувствуют абсолютно ненужными власти, не имеющими никакой возможности выразить своего мнения и чего-то добиваться. Они как бы исключены из всего. И это создает впечатление беспомощности.

Должен вам сказать, что советская власть больше заботилась не о людях, нет, а о своем реноме. Вообще, любой тоталитарный режим обязательно создает некую систему выпуска пара. Сломался, например, водопровод. Аварийка не приезжает. Ты звонишь вечером, ночью в ЦК дежурному и сообщаешь об этом. Он это записывает и, мало того, тут же вызовет эту аварийку. А когда я работал в молодежной газете, мы получали до 30 тысяч писем в месяц. Не только жалоб, но и просьб, предложений и так далее. Самым большим отделом в газете был отдел писем. За нами стоял закон. Нужно было ответить в течение двух недель о принятых мерах после жалобы. И время от времени обязательно кого-то из нерадивых начальников для острастки снимали. Смысл в этом какой? Власть хорошая, это чиновники плохие. А власть борется с ними.

- А можно ли сегодня назвать прессу четвертой властью?

- Нет. Причем не только по той причине, что она мало на что влияет. А потому, что современная журналистика плохо теоретически вооружена, как ни странно. Я отнюдь не собираюсь теоретизировать, но некоторые вещи нужно понимать. Скажем, есть в западной теории журналистики понятие "повестки дня".

В любом обществе существует такая повестка дня. Она определяется с одной стороны, властью, с другой стороны, продвигать ее или выдвигать собственную могут СМИ. И есть потребности самого общества или его отдельных групп. А повестку дня наших газет определяют исключительно политики. В результате самые важные вопросы для общества у нас вообще не появляются в СМИ.

Политика 2. Коррупция на любой вкус

- Я, кстати, хотел, спросить, о чем молчит наша пресса? Ведь есть "кричащие" проблемы, а в ответ — тишина…

- И я не могу докричаться. Хотя кричал, а не только злился "про себя". Может быть, в этом году мы до чего-то докричимся. Речь идет о коррупции. Мы должны с ней бороться. Так почему бы не начать с самих себя? В каком смысле? Любой депутат нашего парламента находится в коррумпированном положении. Объективно. Не по своей инициативе. Он может и не стать взяточником, и я вовсе не считаю их всех такими.

- Но искушать их будут.

- Искушение будет. Потому что депутаты — самые… безответственные. Есть две системы выборов. Либо конкретного кандидата выбирают в определенном округе (Англия), либо голосуют за список (Швеция). В Швеции, если ты разошелся мнением с фракцией и выходишь из нее, то ты уходишь и из парламента. И тебя заменяет следующий по списку. То есть ответственность за него несет партия. У нас ты можешь взять свой мандат, приватизируя его на 4 года, и делай что хочешь. Я могу перейти из одной партии в другую. У меня нет своих избирателей, меня никто не может отозвать, я могу себя чувствовать независимым (неизвестно от кого). И я становлюсь товаром, потому что я нужен, точнее кому-то нужен мой голос.

Казалось бы, назрела дискуссия на тему: не надо ли менять избирательный закон? Давайте ее проведем, чтобы люди задумались. Ни за что! Ни один телеканал, ни одна газета не хотят развернуть дискуссию на эту тему. Вспомните, столько шума было вокруг KNAB! Такой он должен быть, не такой он должен быть… Но поймите: если борешься с коррупцией, то еще один надзиратель ситуацию не изменит. Просто потому, что он сам становится объектом покупки. Главный результат — подкупать становится дороже. Потому что риска больше и делиться надо. Вопрос покупки KNAB или отдельных людей — это вопрос времени, возможно, кто-то уже и куплен. Не говоря о том, что можно ведь не просто покупать, а использовать междоусобную борьбу.

Еще один очень важный вопрос. Чтобы общество было демократическим не на бумаге, а в жизни, нужно, чтобы человек действительно принимал участие в решении проблем, которые его непосредственно касаются. Это основа основ демократии. У нас даже нет возмущения по поводу того, что находящиеся у власти партии дают своим депутатам свободные деньги, кажется, это 15 тысяч латов, которые они могут вложить во что угодно — в ремонт школы, создание какой-то фирмы, в общем, на общественные нужды. Принципиально не дают денег тем местным самоуправлениям, где "не оттуда" мэры. Недавно один руководитель небольшого местного самоуправления рассказал о том, что он переходит из "Нового времени" к "крестьянам". Он объяснил это очень просто и понятно: еще 3 года без поддержки правительства его самоуправление не выживет, оно не сможет решить самые насущные проблемы. Это совершеннейшая коррупция.

Социум и экономика. "Убыточные" пенсионеры

- Недавно прошла информация о том, что у пенсионеров, которые получают две пенсии (латвийскую и "советскую"), одну хотят отобрать.

- Это свинство. У нас, между прочим, все изменения субсидированы за счет пенсионеров.

- Таким образом их попросту уничтожают как класс.

- Естественно. Они не могут себя защитить. В Европе существует система социального государства, которое обеспечивает человеку возможность выжить в любом положении. А мы, к сожалению, думаем все время о распределении, а не о созидании. Ведь то, что сейчас творится с экономикой Латвии, это очень серьезная проблема. Сейчас хоть начали говорить об этом. Интересно, что произойдет, когда надо будет этой гигантской массе людей возвращать кредиты. А это вот-вот наступит. Ибо заработки не могут увеличиваться так. Неоткуда. Они и сейчас увеличиваются, кстати, за счет этих самых кредитов.

Многие сейчас решили, что надо "жить, пока молодой", и так далее. Это все демагогия. Жить нужно всегда. Между прочим, я с высоты своего возраста могу сказать, что ничего не меняется в этом отношении. Самое трудное в старости быть обузой. Обратите внимание: толпы западных туристов — это старики. А нашим куда деваться? Какие у них деньги? Куда они могут съездить? А молодым сама жизнь дает столько возможностей, такой выбор. Они все время находятся в состоянии искушения. Люди не выдерживают. Если (очень похоже, что так и будет) экономика наша "полетит" (спасибо, Евросоюз не даст нам совсем пропасть), драм будет очень много.

Образование. Тупик школьной реформы

- Мне кажется, одним из трагических символов наших дней стал пожар в пансионате для инвалидов "Реги". Это какая-то трагедия абсурда, когда фактически в эти же дни всерьез обсуждался вопрос об увольнении более 500 пожарных из-за недостаточного знания латышского. Похоже, мы сошли с ума.

- Сошли с ума, потому что не понимаем, что происходит. А вообще, самый худший способ спасать язык — перевести русские школы на латышский язык обучения. Это способ искалечит его окончательно. Представляете себе, когда учителя, которые сами плохо знают язык, учат детей, которые часто знают его получше, но все равно плохо. И вот они тысячами выходят из школы и будут говорить на таком латышском языке — да что от него останется бедного? Я бы на месте этих ревнителей латышского языка устраивал бы пикеты против реформы.

Я был в свое время уникальной фигурой в латвийском обществе, поскольку одинаково владел русским и латышским языками. И это была редкость большая. Теперь таких людей, особенно среди молодежи, множество. Меня сейчас гораздо больше волнует то, что все больше приходит студентов, не понимающих по-русски. И это большая потеря для качества образования.

Ведь на латышском никогда не будет необходимой научной литературы в полном объеме. А литература на английском или немецком пока что раза в три дороже. На русский же переводится почти все. Поэтому знать его очень полезно для дела, не говоря уже о том, что русский был, есть и будет ресурсом продвижения по службе, если ты хочешь жить в этой стране или где-либо по соседству. Знание русского дает тебе дополнительные возможности. Ведь недаром в латышских школах сейчас 30% детей учат русский язык.

Культура. С гламуром в башке

- Сейчас для молодежи синонимом культуры стал гламур.

- Глупости все это. Честно говоря, гламур вообще не культура. Да, может быть культура гламура, как может быть и культура мата. Если говорить о высокой культуре, то гламур не имеет к ней никакого отношения. Нет ничего плохого в том, что человек хочет отдыхать и развлекаться. Но не все должно выстраиваться по этому ранжиру. Массовая культура есть по сути культура развлечения. И такая должна быть.

Но должна быть и культура высокая, которая помогает людям понимать себя, понимать мир. Культура — эмоциональный опыт человечества, а его нельзя передать впрямую. Его пережить надо. Воспринимать искусство — значит сопереживать. Сопереживая, мы приобретаем тот опыт, который в своей короткой жизни не можем получить. Так мы становимся богаче опытом человечества, и это не заменяется ничем. Развлечения — для всех, искусство действует только для каждого.

Спорт. Марадона против Кубертэна

- Чем для вас интересен спорт?

- Я в свое время активно занимался спортом и был даже в юношеской сборной СССР по легкой атлетике. Бегал на короткие дистанции.

- Сейчас в спорте, как и везде, на первый план выходят деньги.

- Это тоже шоу-бизнес. Шоу-бизнесом становится все. Это отнимает смысл и у искусства, и у спорта. Спорт в мое время был рыцарским занятием. Стыдно было обмануть, подставить ножку и т. д. А в наши времена героем становится Марадона, который забил гол рукой на чемпионате мира. И он в этом признается, не стесняясь. Это и есть потеря смысла. Кубертэн задумал Олимпийские игры именно как рыцарские турниры. Это очень важно. А что теперь с ними стало? Это невероятные миллиардные проекты. Поэтому здесь и допинги, и черт знает что.

Вместо гороскопа

- Журналисты тоже люди. Но в рыночных условиях они как-то слишком легко смирились со своей "официантской", по сути, ролью. Которая, кстати, не требует ни серьезного образования, ни моральной чистоплотности, ни даже просто ума. А ведь толстовская формула "не могу молчать?" к журналистике применима не меньше, чем в писательском деле…

- Когда вы говорите о социальной ответственности журналиста, вы правы. Только при одном условии: надо придумать такую журналистику, в которой платили бы не за рейтинг и тираж, а как раз за общественную ценность того, что журналист делает. Ведь журналисту просто некогда этим заниматься. Сегодня надо давать количество, причем по готовым схемам. Как с этим быть — непонятно. Сегодня вообще не просто понять, куда идет мир. Идет борьба между мощью и разумом. Если мощь победит — человечество погибнет. Сейчас мы находимся в кризисе.

После кризиса может наступить выздоровление и обновление, а может — конец. Но я не так уж пессимистичен. Дело в том, что общество во все времена в конечном итоге выходило из самых трудных положений. Но надо предпринимать усилия. Тогда есть надежда. У Чехова в одном из рассказов написано: было бы хорошо, если бы к дверям богатых и сытых людей подходил по утрам человек с колокольчикам и звонил, напоминая, что есть на свете нищие, сирые и больные, чтобы не засыпала наша совесть…

P. S. В середине марта профессор Абрам Клецкин и его жена Анна Львовна, доцент кафедры информации и библиотековедения ЛУ, отпраздновали золотую свадьбу. Поздравляем!

Выпуск газеты "Картинки из нашей жизни" подготовили Абрам КЛЕЦКИН и Андрей ПЕТРОВ

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form