84-летний немецкий пенсионер Хельмут Блейбтре явился в полицию с повинной. В своем заявлении он признался, что в 1926 году, в возрасте четырех лет, заложил взрывчатку под железнодорожное полотно, о чем сегодня искренне сожалеет. Полицейские не стали заключать раскаявшегося экс-террориста под стражу. Они ограничились предупреждением, дабы господин Блейбтре впредь не прибегал к подобным акциям.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
"Золотые руки" подлежат отсечению

Для нас же подобное, пусть запоздалое раскаяние нехарактерно. Даже те редкие латвийские политики, которых правоохранительным органам удалось поймать за руку, голову пеплом посыпать не торопятся. Взять в качестве примера того же бывшего министра здравоохранения Ариса Аудерса.

В его деятельности черным по белому доказаны 77 эпизодов мошенничества, в результате которых преступным путем присвоено более 40 тысяч латов. Мелочь, казалось бы, когда кругом миллионы исчезают. Но эти 40 тысяч повесомее миллиона будут. Ведь Аудерс собой отождествлял партию "Новое время" — кристально чистую политическую силу, которой избиратель поверил именно из-за звучавшей в ее обещаниях "арии" робингудства и стремления бороться именно с такими, как Аудерс. Но у бывшего министра оказались свои представления о рыцарском благородстве.

И теперь, когда прокурор требует для экс-министра минимальное наказание за содеянное — пять лет (статья предусматривает от пяти до 13 лет тюремного заключения), Аудерс и его адвокат, вместо того чтобы радоваться и каяться, упорно ищут в действиях судьи Штейнерте нарушения норм процессуального права и кодекса судейской этики — не то сказала, не так посмотрела… И что самое вопиющее, два этих господина грозят найти управу на латвийское правосудие в международных институциях.

Основная интрига тут заключается вот в чем. Главным "политическим Цербером" латвийской Фемиды является бывший товарищ Аудерса по партии — министр юстиции Солвита Аболтиня, широко известная своей принципиальностью и железной хваткой. Уже в самое ближайшее время ей представится возможность доказать, насколько устойчивы эти качества.

Неформал Борис Абрамович

В стремлении следовать сентенции, что "лучшей защитой является нападение", Аудерс не одинок. Об оспаривании в международном суде решения латвийского правительства о включении его в список персон non grata серьезно подумывает и другой укротитель Фемиды — Борис Березовский. Его истинный "латвийский интерес" до конца непонятен никому. А все непонятное уже по определению должно представлять угрозу.

Судя по прыти, с которой Березовский готов оспаривать решение латвийского правительства, движет им явно не праздный интерес. И в заявление миллиардера о том, что он не имеет политических видов на Латвию, верится с трудом. Шпионский скандал в России дал возможность присмотреться к деятельности неправительственных организаций и благотворительных фондов под новым ракурсом.

А если вспомнить в этом контексте навязанный нам Западом стереотип, что скоро вся реальная власть в стране должна сосредоточиться в руках муниципальных институций и неправительственных организаций, то и на деятельность спонсируемого Джорджем Соросом общества Delna, и на активности фонда Березовского начинаешь смотреть иными глазами. Как многозначительно заметил персонаж Булгакова, "…какая разница, официальное лицо или неофициальное? Сегодня вы неофициальное, а завтра официальное. Но бывает и наоборот…" И тут, по большому счету, действительно нет разницы, представляет Борис Абрамович интересы ЦРУ, МИ-6 или общества садоводов-любителей.

ООНовские смотрины

Вряд ли Латвия в одиночку решилась бы сориться с господином Березовским. Некие тонкие намеки на некие толстые обстоятельства на прошлой неделе раскрыл визит президента страны Вайры Вике-Фрейберги в Давос.

В силу того, что в последние годы проводимый на швейцарском горнолыжном курорте Всемирный экономический форум прочно обозначился как светские беседы продвинутых и преуспевающих ни о чем, поначалу смысл этого визита вовсе не просматривался — Латвию даже при желании и с натяжкой невозможно причислить ни к первым, ни ко вторым.

Ситуация прояснилась лишь после выхода на трибуну Генерального секретаря ООН Кофи Аннана, который завел до боли знакомый плач о будущем Организации Объединенных Наций. И тут вдруг вспомнилось, что в "команду по приближению светлого будущего" включена и госпожа Вике-Фрейберга.

Именно она вслед за Аннаном обнародовала свое видение необходимых реформ. Полагаю, что ее призыв сократить влияние и полномочия постоянных членов ООН — Великобритании, Китая, Франции, России и США — для многих оказался неприятным сюрпризом. Собственно на этом не только радикальная, но и содержательная часть предложений была исчерпана.

К чести латвийского президента (а может, и главного режиссера смотрин кандидатов, очень, кстати, интересно, кто ОН), два других претендента на должность Генсека ООН — представитель Кореи Пан Ги Мун и шри-ланкийский дипломат Джайанту Данапала — в своих выступлениях предложили один только дежурный набор. По "дипломатическим понятиям" это означает, что Вайра Вике-Фрейберга уже получила негласное преимущество.

Правда, ее возможный путь в ООНовские кабинеты лежит через необходимость заручиться поддержкой тех самых постоянных членов. Самым сложным представляется торг с Россией, и тут в качестве разменной монеты может быть использовано все что угодно, договор о границе и антагонизм по отношению к Березовскому в том числе.

Второе дно черного ящика

Под шумок вышеприведенных событий планетарного масштаба из Нидерландов в Латвию доставили архив 15-й дивизии латышского легиона. Он был куплен на аукционе почти за такую же сумму, которой Аудерс поживился на горе своих пациентов, — за 46 тысяч латов. После профилактической обработки документов их представят исследователям.

Однако было бы наивно надеяться, что хранившиеся в архиве документы кардинально изменят отношение общества и властей к событиям того времени. Палачи не будут преданы анафеме и не понесут наказания, борцы против фашизма до конца своих дней не увидят льгот и почестей, из статуса репрессированных и впредь по сугубо политическим мотивам будут исключены целые группы людей, реально соответствующие этому статусу.

И все только потому, что непродуктивно искать истину в архивах. Мы ее там не найдем, точно как депутат Европарламента Рихардс Пикс не найдет доказательств существования секретных тюрем ЦРУ на территории стран Евросоюза. Истина заключается не в фактах, а в их трактовке. И пока каждый представитель нашего не совсем благополучного общества не признает наличие таких тюрем предрассудком, ни кара, ни амнистия не принесут избавления. Его может принести только покаяние. Пример немецкого пенсионера Хельмута Блейбтре показывает, что покаяться никогда не поздно.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form