close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Напомним: на прошлой неделе "пчелы" из Рижской думы организовали круглый стол с участием представителей домовладельцев и жильцов денационализированных домов с целью отыскать точки соприкосновения между ними. Еще перед началом дискуссии ведущий собрания г–н Залетаев попросил собравшихся по возможности обуздать свои эмоции и уж если выступать, то исключительно в конструктивном ключе.

Налоговый "кнут" и земельный "пряник"

Предложений, как можно решать проблемы жильцов в хозяйских домах (или, по крайней мере, как–то нейтрализовать последствия отмены потолка квартплаты), у самих "пчел" было четыре. Первое — ударить налогом по господам, проявляющим особую ненасытность, привязав налог на недвижимость к сумме арендной платы.

— Допустим, домовладелец поставил несуразную цену, а арендаторы либо ушли, либо затянули тяжбу на несколько лет, — пояснил г–н Залетаев. — А налог на недвижимость платить–то надо уже сейчас! И тогда домовладелец призадумается: стоит ли взвинчивать аренду, если платить налог придется в зависимости от ее размера, в то время как неизвестно, получишь ли ты от жильцов требуемое или нет…

Второе предложение касалось случаев, когда домовладельцы не в состоянии содержать дом.

— Что ж, самоуправление может предложить такие дома откупить, вопрос лишь, за какие деньги, — сказал г–н Залетаев. — Разумеется, речь может идти лишь об инвентаризационной стоимости, исходя из которой насчитывается налог. Она, конечно же, невысока, но лишь она соответствует финансовым возможностям самоуправления и государства.

В случаях, если домовладелец не соглашается ни продавать свое имущество, ни обхозяйствовать его как полагается, г–н Залетаев предложил "кнут" — норму о принудительном отчуждении недвижимости в пользу самоуправления или государства. А вслед за этим был предложен и "пряник" — предложение обменивать некоторые земельные участки, принадлежащие сейчас Рижской думе, на старые, требующие крупных вложений денационализированные дома.

— Получив от самоуправления начальный капитал, домовладелец мог бы на предоставленном ему земельном участке возвести то, что ему нравится, — развил мысль г–н Залетаев. — Старый дом стал обузой, доведен до ручки? Пожалуйста, строй новый, доходный, увеличивай жилищный фонд…

О кредитах, доброй воле и… веревке

…Реплики из зала, последовавшие после выступления г–на Залетаева, были однозначны: предложения наивны, а при существующем политическом раскладе сил и вовсе невыполнимы. Но вот перед аудиторией предстал вице–президент Латвийской ассоциации домовладельцев Дмитрий Трофимов, и сразу стало ясно, кто есть хозяин положения. Предупредив, что не намерен играть тут роль "мальчика для битья" и олицетворять образ врага, он перешел к сути дела:

— Налог на недвижимость, которым г–н Залетаев предлагает "вдарить" по размерам квартплаты, по закону взимается не с дохода, получаемого владельцем, а рассчитывается исходя из кадастровой стоимости его имущества. От того, какую арендную плату я буду брать со своих жильцов, эта стоимость не изменится. Так что эта идея просто нереальна.

Теперь об откупе домов. У меня встречное предложение: давайте я сам по инвентаризационной стоимости выкуплю имущество Рижской думы. Или у членов ЗаПЧЕЛ — их приватизированные квартиры, и тоже по инвентаризационной стоимости… Не продадите? Еще бы: кто сегодня продаст что–то ниже рыночной цены? Ну а что касается плохого обхозяйствования — я сам могу дать вам кучу адресов трущоб, владельцем которых является Рижская дума. Может быть, начнем с их отчуждения — в пользу тех, кто в состоянии хозяйствовать как полагается?

После отповеди "пчелам" г–н Трофимов кинул несколько камешков в огород Рижской думы: — Нам говорят: дайте денег, мы построим в Дрейлини дома и переселим туда всех нуждающихся. Простите, есть ли в этом зале хоть кто–нибудь, кто поверит, что в ходе этого строительства куча денег не будет разворована? Нам говорят: если у самоуправления будет 50% жилого фонда, все будет в порядке. Но кто в этом зале верит, что квартиры будут распределяться честно, без коррупции? О чем мы говорим, когда Рижская дума до сих пор не выяснила количество людей, которым требуются муниципальные квартиры?

По поводу судьбы "денационализированных" жильцов г–н Трофимов высказался однозначно: — Есть две категории: одинокие люди (пенсионеры, инвалиды) и семьи с достаточно низким доходом. Для первых есть два варианта. Либо они остаются жить там, где жили, и город либо государство доплачивает за них разницу между рыночной ценой и суммой, которую жилец в состоянии погашать. Лично я в этом случае в качестве ответного жеста доброй воли готов предоставить Рижской думе 20% скидки на любые квартиры в своем доме. Второй вариант — переселение таких людей в социальное жилье, где им будут обеспечены медобслуживание, питание, прочая помощь.

Теперь о второй категории. Это люди, получающие сегодня минимум, позволяющий им худо–бедно существовать. Но когда квартплата поднимется, прежнее жилье им станет уже не по карману. Мое предложение — не строительство домов, а выделение для них целевых беспроцентных займов на 30–50 лет.

— А почему другие могли приватизировать бесплатно, за сертификаты, а мы — нет? — возмущенно прервали его из зала.

— Если хотите искать виновных — это не ко мне. А если есть желание действительно как–то решить свои проблемы, то надо требовать от государства беспроцентные кредиты на приобретение жилья. Их вы реально можете получить. Государство должно разработать целевые программы, как это делается во многих странах…

Напоследок, говоря о том, следует ли отменить потолок квартплаты уже в следующем году или стоит повременить, г–н Трофимов позволил себе этак "черненько" пошутить:

— Да какая разница приговоренному, когда — завтра или через неделю — его повесят?

Как спасаться "утопающим"?

…Выйдя из зала заседаний, я попыталась извлечь из шквала эмоций какие–то рациональные зерна. Выводов оказалось несколько. Во–первых, глупо искать согласия между домовладельцем и жильцом, коль скоро прибыль в кармане одного прямо пропорциональна убыли в кармане другого.

Во–вторых, пока не будет сформирован рынок съемного жилья (главным образом в столице), домовладелец своего жильца будет воспринимать не как клиента, не как равноправного партнера по договору, а как бесправное существо. (Разумеется, речь тут идет не о богатеньких клиентах, способных потянуть самую крутую арендную плату. — М. Б.) А поскольку рыночные отношения в области съемного жилья, похоже, еще долго не наступят, единственный способ, обуздать всевластие домовладельца, — увы — законодательно–административный.

Оговорка "увы" не случайна: ждать, что законодатель, все это время столь наглядно демонстрировавший трогательную заботу об интересах домовладельцев, вдруг начнет проявлять такую же заботу об интересах жильцов, — просто наивно.

Ну а что до домовладельца, тут и вовсе все просто: если вы для него не являетесь выгодным жильцом, рано или поздно он от вас избавится. На его стороне и сила, и закон. И даже мораль в какой–то степени: человек делает свой бизнес — кто может заставить его идти на убытки?

Таким образом, бессмертный лозунг о спасении утопающих в данном случае приобретает особую актуальность. Поэтому, оказавшись сегодня в положении "жилищно–утопающего", я бы, скорее всего, попыталась спастись примерно так.

Прежде всего как можно скорее взять кредит и обзавестись собственным жильем (вариант: получить социальное). Но, уходя из хозяйского дома, документально зафиксировать, что делаю это не добровольно, а ВЫНУЖДЕННО. Зачем?

Во–первых, чтобы избавиться от морально–психологического давления, а деньги вкладывать отныне не в чужую собственность, а в свою. Либо — если жилье социальное — экономить за счет квартплаты и прочих жилищных расходов.

Во–вторых, чтобы помочь другим своим коллегам по несчастью, живущим в денационализированных домах: по мере убывания клиентов ценность оставшихся возрастает — таков закон рынка.

И в третьих, избавившись от необходимости растрачивать себя на разборки с хозяином, на лихорадочное добывание денег, чтобы потянуть "беспотолочную" квартплату, я бы высвободила время и энергию для другого. Для того, чтобы добиваться (в том числе и на международном уровне) для себя и десятков тысяч латвийцев статуса репрессированных по жилищному принципу.

Ведь, лишив права приватизировать свою квартиру, поставив в зависимость невесть от кого, государство и в самом деле репрессировало массу людей — и это должно быть признано де–юре. А когда это произойдет, "денационализированные" жильцы, независимо от их нынешнего места жительства, смогут потребовать от государства компенсации — и за лишение права приватизировать свою квартиру, и за понесенный вследствие этого моральный и материальный ущерб, и много еще за что…

Вот тут–то и пригодятся все свидетельства периода "денационализированной жизни". Например, справки об отключении отопления, других коммунальных услуг и прочих хозяйских "художествах". И счета с суммами, втрое и более превышающими квартплату в муниципальном жилье… И прочие подтверждения "этапов тернистого пути", завершившиеся ВЫНУЖДЕННЫМ уходом из квартиры, которую в свое время получил на законных основаниях, прожил в ней десятки лет, успев вложить в нее немалые средства…

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form