Так считает директор краславского краеведческого музея, который в течение 25 лет наблюдает его постепенное разрушение.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Оставленное графами Платерами наследие — прекрасный двухэтажный замок в стиле латгальского барокко — стал для краславчан не только предметом гордости, но и причиной непроходящей головной боли. Ведь денег на его реставрацию у латвийского государства нет. А нужно ни много ни мало латов эдак 3 миллиона, а на весь комплекс (парк, хозпостройки) — все пять. И это по самым скромным подсчетам директора Волдемара Гекеша, который не включил "в смету" стоимость реставрации уникальных фресок внутри дворца, которые, увы, сейчас можно увидеть, только когда на юге ярко светит солнце и проникает внутрь сквозь выбитые стекла.

Ни капли не таясь, директор признался, что сейчас гулять по замку опасно для жизни, так как лестница, которая ведет на второй этаж, почти разрушена и не имеет перил. Правда, время от времени тут проходят кое–какие экскурсии (одна учительница, например, иногда по вечерам приводит детей "посмотреть на привидения"), но никто выше первого этажа не поднимается.

Последний раз рука реставратора касалась замка в 1992 году. Тогда полностью поменяли крышу в здании, вставили окна. В принципе, новая жестяная крыша и спасает сейчас замок от полного разрушения. Однако вскоре нашлись другие "добрые люди", которые по ночам стали посещать здание, преследуя свои цели: кто оконную раму умыкнет, кто кирпичей от каминов наковыряет, кто пописает, кто свои "фрески" на стенах оставит, а кто и подружку приведет для любовных утех. Когда "охи" и "ахи" вконец "достали" хранителей замка, они подсуетились и заложили окна первого этажа кирпичами. Теперь воруют в основном только эти кирпичи.

В первые годы своего директорствования Волдемар Гекеш принимал судьбу замка не просто близко к сердцу, а с надеждой на то, что его кто–нибудь отреставрирует. Но как ни бился Волдемар, как ни искал богатых дядь и теть, все было бесполезно. Даже переписка с потомками бывших владельцев замка ни к чему не привела. Точнее, привела, но не в материальном смысле: австралиец Марвин Платер (очень дальний родственник) прислал музею полное генеалогическое древо рода Платеров. Да и другие потомки из Испании, США прислали много ценных сведений о судьбе рода. Несколько лет назад по инициативе городской думы информация о краславском замке была размещена в Интернете. Люди читают о печальной участи замка и тихо сочувствуют.

А пока директору остается лишь любоваться макетом комплекса, который в 60–х годах соорудили ученики первой средней школы Краславы. На этой воплощенной в жизнь голубой мечте есть и сам замок, и дом управляющего, и парковая ограда, и великолепные газоны. Так бы сидел и смотрел на всю эту красоту. Но выйдешь на улицу — и перед носом картина совершенно противоположная: трещины по фасаду, выбитые стекла, заросшие травой дорожки и кирпичи, кирпичи, кирпичи…

Завещание. До земельной реформы в 1920 году владелицей имения была Мария Платер. После реформы замок ей больше не принадлежал, так как его национализировали, но в качестве компенсации Марии оставили несколько гектаров земли. Тем не менее Мария продолжала считать замок своим и в завещании "оставила" его Дживдару Боржинскому, который вскоре стал ее мужем. После смерти Марии, Боржинский отписал имение некой маркизе Марии Фуэнес Бастилио. В 1991 и 1992 годах маркиза приезжала в Краславу с намерением вернуть имение. В принципе, городские власти были готовы ей его отдать с условием, что она отреставрирует замок и будет использовать в рамках закона о памятниках архитектуры. Но, увидев масштабы разрушения, маркиза отказалась от такой чести.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form