В нашем лексиконе давно появилось скользкое словечко "лобби". Под ним мы подразумеваем что–то сомнительное с точки зрения закона и морали. Какие–то подковерные интриги и коррупцию. Но на самом деле лоббирование в парламенте или в обществе чьих–либо групповых, корпоративных интересов — дело абсолютно легальное и общепринятое на Западе.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Правда, там в это понятие вкладывают совсем другой смысл. Об этом "Вести Сегодня" рассказал Мирослав Митрофанов, который работает в Европарламенте, секретариате фракции "Зеленые"/Свободный европейский альянс и является помощником евродепутата Татьяны Жданок. Мирослав баллотируется в 9–й сейм от ЗаПЧЕЛ, и мы сочли уместным задать ему вопрос: когда его партия сформирует в парламенте сильную фракцию, как она будет относиться к проблеме лоббирования?

— Да, это слово в Латвии считается почти неприличным. Многие уверены, что лоббирование — это когда буржуи распихивают политикам по карманам деньги, чтобы они провели какое–то коррупционное решение. На самом деле подкуп политиков — это не лоббирование, а примитивная уголовка. Что в Латвии действительно временами имеет место. А в европейской политической практике лоббирование — это когда совершенно публично, не прячась, представители различных общественных организаций контактируют с политиками, для того чтобы проинформировать, убедить их в чем–то. Вы будете поражены, но при этом никаких денег никто никому не сует!

Зачем необходимо лоббирование? Политики принимают решение, исходя из той информации, которой они обладают. Они не могут быть специалистами во всех областях. А доступная информация может быть неполной или искаженной. Заинтересованные лица, скажем, представители НГО, объясняют политику, как закон, который готовится в недрах парламента, может повлиять, допустим, на судьбу лабораторных животных, хрупких природных экосистем или на вредоносность бытовой химии. Политик вряд ли когда–то задумывался о таких специфических вопросах. Задача лоббистов — информировать его, изложить свои аргументы, убедить в обоснованности своей позиции.

Лоббирование — это наука расположения к решению, которое ты защищаешь! В Латвии мало кто умеет лоббировать. Пример удачного лоббирования, который был в Латвии в последние годы, это "обработка" правых политиков со стороны организаций жильцов денационализированных квартир.

Их действия увенчались хоть половинчатым, но определенным результатом. Что же касается интересов русских школ, русского языка — то никто даже не пытался организовать лоббирование. Только лобовое голосование по типу "80 против 20" и безнадежные игры в переговоры с беспомощными чиновниками в Министерстве образования.

Для организации настоящего лоббирования общественникам надо ходить и доброжелательно убеждать правых политиков, делать это настойчиво, ежедневно и годами. В результате правящие, возможно, поменяют мнение от "нет, этого никогда не будет" до "почему бы и нет"…

Это же касается лоббирования защиты прав русскоязычных Балтии в Европарламенте. Стереотипы в отношении русских сложились под влиянием образовательной политики на Западе и холодной войны. Выросло несколько поколений европейцев, которые воспринимали Россию, русских как упрощенный символ врага, причем оторванный от реальности. Сейчас он дополнился новым содержанием — "русская мафия и олигархи". Русские остаются пугалом для западного обывателя: "красная угроза, мафиози, торговля людьми, проституция"… К счастью, эти предубеждения не проецируются на отношения между людьми на обыденном уровне. Тут стереотип отдельно, а мой сосед — отдельно. Но когда принимается какое–то крупное политическое решение, которое затрагивает русских и Россию, эта неприязнь срабатывает.

Проблема еще и в том, что европейцы не разделяют понятия "русский" и "россиянин". Так что "русскому бюро" в ЕП предстоит не один созыв работать над тем, чтобы растопить лед подозрительности и сформировать более реальное отношение к нашим соотечественникам. Как минимум необходимо доказать, что русские — это не более чем обычные европейцы. Для этого мало научиться носить пиджак с галстуком и по утрам бриться. Нужно научиться думать как европейцы, оставаясь собою, быть умнее и дальновиднее.

Вот мы часто иронизируем над латышской национальной элитой. Мол, и провинциальные они, и "назад смотрят", и выгоды не видят в дружбе с Россией… Но можно сказать нашим соотечественникам — что вы смеетесь? Власть–то в нашей стране принадлежит латышской элите! Значит, в решающий момент латышские политики оказались более эффективными, более организованными, более готовыми к жизни в современных условиях.

Это консолидированная современная нация, с определенными традициями, которая внутри может иметь очень большие проблемы и противоречия, но выступает единым фронтом, когда дело идет о стратегических интересах. Нам остается только учиться этому. То же самое касается европейцев. Нельзя быть конкурентоспособным, если не стать в какой–то степени копией европейцев, по крайней мере в политике.

На эту "шлифовку" русского политического профиля уйдут десятилетия. Нам кажется, что с 1991 года "программу" нам переключили и мы тут же начали жить абсолютно по–новому. Ничего подобного! Мы живем еще только в начале своей собственной истории.

С Мирославом Митрофановым беседовала Наталья СЕВИДОВА

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form