Из-за одного я чуть не выбила глаз стрелой из самодельного лука соседу по даче, из-за другого — заинтересовалась историей Отечественной войны, третий заставил меня "по-взрослому" взглянуть на отношения между мальчиками и девочками…

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Их было трое, и каждый ознаменовал целую эпоху. Гойко Митич, Янош Гайос, Амитабх Баччан… Идолы 70-х годов, кумиры нескольких поколений. Где они сейчас? Чем заняты эти любимцы советских зрительниц?

Главный индеец планеты

Когда-то миллионы мальчишек мечтали походить на него, выглядеть такими же невозмутимыми и так же скупо ронять значительные слова. Мы ужасно жалели, что родились слишком поздно и что мы бледнолицые. Потому что наш кумир был краснокожим. Так уж случилось, что для нескольких поколений советских ребят все индейцы были на одно лицо, и это было лицо Гойко Митича…

Он родился в бывшей Югославии, в местечке Лесковец. Семья была небольшая: мама, папа, бабушка, дедушка, Гойко и брат Драган. Еще мальчишкой он твердо решил, что станет учителем физкультуры. После окончания гимназии поступил в Белградский физкультурный институт. Чем только не занимался! Легкой атлетикой, гандболом, футболом, гимнастикой…

В Югославии в то время снимали много кинокартин, и некоторые студенты-спортсмены, в том числе и Митич, подрабатывали на съемках. Он снимался в сценах, где требовались навыки верховой езды, выполнение сложных и опасных трюков. "Суть трюка заключалась в том, что за мной неслось еще около двухсот всадников, я падал, а они проносились мимо меня, надо мной, -- вспоминал много позже Гойко. -- Вы не поверите, но за всю жизнь я не получил ни одной серьезной травмы. В десятках дублей сотен самых невероятных трюков у меня не было ни переломов, ни вывихов!"

Вскоре способного парня заметили. В 1965 году в ГДР на студии ДЕФА был выпущен первый восточногерманский вестерн "Сыновья Большой Медведицы" с не слишком известным Гойко Митичем в роли вождя краснокожих. Эта приключенческая лента имела огромный успех, и вскоре появился новый фильм -- "Чингачгук -- Большой Змей". Через год "Чингачгука" закупили для проката в СССР, и над одной шестой частью земного шара взошла звезда Гойко Митича.

"Золотые времена были, — мечтательно вспоминает Гойко Митич, — письма приходили буквально мешками: "ГДР, Гойко Митичу". И знаете, все доходило". В 1996 году в резервации индейцев тао (США) состоялся фестиваль восточногерманских "индейских" фильмов. Посмотрев кино с Гойко Митичем, тао назвали заокеанского бледнолицего своим братом, и даже злобствовавшие американские репортеры признали, что фестиваль вылился в подлинный триумф актера.

Может, кому-то это покажется странным, но Гойко Митич востребован и сегодня. Он постоянно снимается в кино, а последние пятнадцать лет каждое лето в Бад-Зегесберге под Гамбургом играет в индейском спектакле под открытым небом роль Винету, в любую погоду, сколько бы зрителей ни пришло — пятьсот или пять тысяч. Там есть пара сложных трюков, говорят, мол, пенсионеру уже не по возрасту. Но Митич не сдается, считая, что индеец -- это на всю жизнь.

Сибирский блондин в танкистском шлеме

Он был фантастически хорош, этот белокурый красавец с голубыми глазами. Помню, как мне в руки попала вырезка из польского киножурнала с кадром из сериала "Четыре танкиста и собака". Моя подруга чуть ли не на коленях умоляла меня отдать эту картинку ей, а взамен предлагала редкости, вроде пачки жевательной резинки или фирменной ручки. Но разве я могла расстаться с такой драгоценностью, ведь там был изображен сам Янош Гайос!

Когда Яноша пригласили сыграть в сериале "Четыре танкиста и собака", он был студентом последнего курса театрального института. Сначала серий должно было быть семь. А сняли двадцать одну: поскольку первая часть сыскала огромную популярность, то автор сценария Янош Пшимановский дописал еще. В Россию на съемки не выезжали, работали в разных местах Польши, там, где были большие военные полигоны. Актеров учили, как завязать шлем, чтобы не разбить голову. И на всякий случай -- ездить в танке, что оказалось гораздо проще, чем на машине, — вперед, назад, влево, вправо. Большинство трюков актеры выполняли сами, во всяком случае, стреляли -- точно. Но холостыми патронами.

Тем не менее, на съемках "Четырех танкистов" Гайос сильно пострадал. Было 6 утра обычного съемочного дня. Яноша сняли в одном кадре, потом режиссер сказал: "У тебя 4 часа свободного времени, можешь ехать в гостиницу (40 километров!) или остаться здесь". Тот решил остаться и прилег на землю поспать. Проснулся, когда переднее колесо автомобиля проехало через спину. А потом поехало и заднее. Он посмотрел и увидел, что на него двигаются два очередных колеса, и сделал переворот через спину. Врачи сказали, что Янош счастливчик, но оказалось, что у него раздроблен тазобедренный сустав и еще несколько переломов. Два месяца пришлось проваляться в гипсе.

Сериал стал так фантастически популярен, что в актерской и режиссерской среде Гайоса перестали воспринимать иначе чем солдата. И так 10 лет. Это был очень трудный период для Яноша: все, что ему предлагали, являлось различными вариантами Янека. А Гайосу неудобно было ходить от режиссера к режиссеру и уверять: "Я могу сыграть и другое!"

И психически, и финансово все складывалось ужасно. Финансовую сторону еще как-то удавалось улаживать -- еще в театральной школе у Яноша проявился талант к кабаре. Он начал работать в знаменитом кабаре Ольги Лепиньской (в 70-е годы Кабаре пани Лепиньской гремело так же, как "Кабачок "13 стульев"). Гайос очень страдал оттого, что роли, которые он должен сыграть в этом возрасте, проходят мимо. В самые черные часы он даже думал, чтобы уйти из профессии. Останавливала мысль, что ничего другого он не умел. Но потом все как-то наладилось — появились роли в театре, в кино.

Янош трижды был женат. Нынешняя семья Яноша — жена и двое детей. Последняя пани Гайос -- филолог. Она фанатично любит театральное искусство, работала сначала при театре в Кракове, сейчас -- в театральном центре в Варшаве.

Возвращение жгучего брюнета

Моей третьей влюбленностью я обязана своей бабушке, которая водила меня на все индийские мелодрамы, выходившие на советский экран. А таких фильмов было немало, причем в большинстве из них играл Амитабх Баччан. Рыцарь без страха и упрека, всегда готовый прийти на помощь слабому, не мог не пленить девичье воображение. И в этом я была отнюдь не одинока.

Мегазвезду индийского кино Амитабха Баччана в 70--80-х годах в СССР знали не хуже, чем на родине. Его "молодые угрюмые юноши" на фоне прекрасных пейзажей и полуобнаженных танцовщиц воспринимались принцами из экзотической страны грез.

Сын известного поэта Хариваншрая Баччана с детства мечтал о карьере артиста. У него для этого были все данные — высокий, красивый брюнет с правильными чертами лица и удивительно приятным, бархатным баритоном. Первая роль в фильме "Семь индийцев" хотя и не принесла особого успеха, не прошла незамеченной. Актера все чаще приглашали на главные роли в развлекательных лентах. И уже к середине 70-х годов он стал самым кассовым актером и "звездой № 1" в индийском коммерческом кино. А "символом нации" Баччана прозвали, когда во время съемок ленты "Кули" получил он травму, и вся страна с волнением ждала ежедневных сообщений о его здоровье.

Сначала слава и всеобщее восхищение, потом -- жуткий лабиринт тяжелейшей болезни. Занимался политикой — неудачно. Пережил банкротство. Сейчас Баччан участвует в социальных акциях, в светомузыкальных шоу в фортах и храмах по всей Индии по заказу Министерства по туризму. А еще он вернулся к актерской профессии, но играть молодых уже не пытается. Возраст все-таки…

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form