Год 1958–й. Газета "Советская молодежь" хоть и придерживается "правильной политической линии", все–таки не забывает о том, что адресована молодым. И среди бодрых репортажей и заметок о героических свершениях советского народа пробивается романтично–лирический акцент.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Газета печатает наивные, глядя из сегодняшнего дня, письма юношей и девушек о любви, о дружбе, о девичьей чести. Тему комментируют политически зрелые наставники молодежи, которые стоят на страже морального облика комсомольцев.

Некая Александра Р. из Лиепаи просит читателей газеты рассудить ее с подругой, которая утверждает, что "никому верить нельзя". Александра сначала с ней спорила, а потом жизнь доказала, что подруга–то права… Ведь как вышло: саму Александру обманул моряк Николай. Познакомилась с ним случайно в поезде, три месяца были вместе (!), моряк обещал вернуться после демобилизации. Влюбленные переписывались, девушка строила планы на парня, хранила ему верность, а Николай взял да и женился на другой. И на страницах "Молодежки" разворачивается дискуссия о девичьей гордости, об ответственности парней, о пережитках прошлого в отношениях между мужчиной и женщиной…

В полемику включается ведущая актриса театра "Дайлес" народная артистка Лилита Берзиня. Как человек искусства, она в качестве аргумента приводит сюжет пьесы чешского драматурга Когоута "Такая любовь". В пьесе "в острой форме драматург поднимает вопросы любви и брака". Судьба студентки Лиды Матисовой трагична, как судьба Анны Карениной, — потому что в ее отношения с любимым, но женатым мужчиной, вмешиваются разные люди. В конце концов Лида гибнет под колесами поезда. "Будь влюбленные предоставлены самим себе — не было бы и трагического конца, — назидательно говорит актриса. — Тем самым Когоут становится проводником теории невмешательства окружающих в личные дела влюбленных. Нет, не можем мы согласиться с мыслью писателя!" — протестует Лилита Берзиня. "Разумеется, никто не будет возражать против того, что бестактное вмешательство в такую деликатную область человеческих взаимоотношений, как любовь, — к добру не приводит. Но и позиция всепрощения, полного нейтралитета — тоже неприемлема".

Сегодня трудно удержаться от улыбки, читая эти наивные сентенции. Хотя в ту пору "морально неустойчивым" было не до шуток: неверных мужей и жен песочили на товарищеских судах и партийных собраниях, ломали им служебные карьеры, выговорами надолго "пачкали" личные дела.

Всего за полвека общественная мораль претерпела кардинальные изменения. Те комсомольцы, что писали в 58–м в "Молодежку" об идеалах дружбы между парнем и девушкой, о возвышенной чистой любви и крепости семейных уз, сейчас, будучи уже в преклонных годах, наверное, с недоумением и негодованием смотрят на фото полуобнаженных красоток на подиумах (чего греха таить, и "Вести Сегодня" ругают за фривольность), с ужасом читают о педофильных скандалах и приютах для 14–летних мамочек, видят по ТВ эротические сцены, гей–парады и шоу трансвеститов, а в свободной продаже — порножурналы и порнофильмы. Наверное, мучительно трудно смириться с нынешними вольными нравами тем, кто воспитан в строгих правилах социалистического общежития. Но я вот о чем подумала, листая старую подшивку: почему общественную мораль бросает из одной крайности в другую — от засилья тупого ханжества до оправдания половой распущенности? И почему страна воинствующего атеизма была по–христиански пуританской, а вернувшись к христианским ценностям — впала в языческий блуд?

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form