Недавно по СМИ пронеслось любопытное сообщение: через четыре года в Юрмале, в Вайвари в районе парка аттракционов Nemo, будет построена закрытая лыжная трасса. Точнее, громадный комплекс Кāра ("Дюна"), включающий в себя помимо трассы гостиницу с конференц–залом, SPA, торговый центр и проч. Сообщалось, что комплекс раскинется на площади 200 тыс. кв. м, будет работать круглый год и сможет одновременно принимать до 8 тысяч посетителей. И будет самым крупным в Восточной Европе.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Автору этих строк показалась странной определенность, с которой реализаторы говорили о будущем объекте. Потому что хотя Кāра и снискала определенную поддержку юрмальчан, но есть у проекта и противники. И их аргументы тоже нельзя сбрасывать со счетов…

Среди тех, кто весьма критически настроен к проекту Кāра, — экс–главный архитектор и экс–мэр Юрмалы, а ныне просто депутат думы Инесе Айзстраута.

— Летом нынешнего года руководство парка аттракционов "Немо" разразилось грандиозной идеей построить закрытую лыжную трассу, — рассказала "ВС" г–жа Айзстраута. — Проект был обнародован незадолго до завершения общественного обсуждения генплана Юрмалы. Естественно, возник вопрос: удастся ли включить объект такого грандиозного масштаба в план развития, когда разработка уже практически завершена? Авторы явно запоздали!

Однако защитник проекта депутат Илмарс Анчанс успокоил: дескать, не волнуйтесь, все успеем! И, надо признать, действительно успели! Сняли меня с должности мэра, запустили генплан по второму кругу — и успели… Когда я вникла в суть проекта Кāра, то и как мэр, и как архитектор–планировщик обнаружила в нем немало вещей, мягко говоря, вызывающих вопросы.

Во–первых, вызывало сомнение, что дюны Вайвари выдержат такую нагрузку. Ведь речь шла о строительстве зданий высотой с "Саулес акменс"! Если, как утверждают авторы проекта, такой объект можно построить даже в пустыне, то зачем взваливать его на плечи дюн?

Во–вторых, хотя авторы проекта и обещают не рубить сосны, широкомасштабное строительство и, как следствие, неизбежное затенение и нагрузка значительно ухудшат местную флору. К тому же, если внимательно изучить топографию, то видно, что на земельном участке, о котором идет речь, есть сотни две сосен. Если планируемая площадь застройки 90% и более, то эти деревья наверняка вырубят.

Третье. Судя по планам, которые мне довелось видеть и анализировать, сначала будут построены 85–метровые высотки, где разместятся гостиницы. Здания будут построены по типу многоквартирного дома с террасами, и лишь на последнем этапе планируется построить лыжную трассу. Но вот вопрос: что, если после возведения гостиниц у застройщика вдруг "закончатся средства" и на лыжную трассу их не хватит? Боюсь, что гостиничные номера через какое–то время "переконвертируют" в жилые квартиры…

Четвертое. Чтобы обеспечить комплекс электроэнергией, Юрмале потребуется отдельная подстанция. Иначе в моменты, когда будет замораживаться искусственный снег для нужд трассы, в Юрмале начнутся перебои с электроснабжением. То же относится и к водоснабжению. Защитники проекта возражают: дескать, будем использовать энергию ветра. Но это, во–первых, неблагоприятно для птиц, а во–вторых, не так уж много в Латвии ветреных дней.

Пятое. Авторы идеи утверждают, что трасса способна будет принимать до 8 тысяч клиентов. Но готовы ли к ежедневному приему 4–5 тысяч машин природа и инфраструктура Вайвари? Да и полуторатысячный персонал скорее всего пешком на работу ходить не будет… Сравним: вокруг супермаркета Spice — стоянка на 1000 машин плюс еще пристроили многоэтажную на 600. А в Вайвари, где места гораздо меньше, стояночных мест потребуется в несколько раз больше! Я уже не говорю о том, что на сегодняшний день узкие и неподготовленные юрмальские улицы не обладают достаточной пропускной способностью…

В бытность мэром я задавала эти и многие другие вопросы авторам и защитникам идеи проекта Кāра. Но убедительных ответов так и не получила. Вместо этого меня обвинили, что, дескать, мэр Юрмалы не поддерживает добропорядочных предпринимателей! Что ж, сегодня Кāра может рассчитывать на поддержку большинства депутатов Юрмальской думы. И все–таки я снова призываю своих коллег очень внимательно оценить этот проект. И очень серьезно взвесить, ЧТО такой проект дает городу, а ЧТО отнимает. Считаю, что, дав "зеленый свет" этому объекту, городской власти придется и впредь разрешать всем желающим строить в дюнах небоскребы. Прецедент, во всяком случае, будет создан.

После столь тревожных замечаний, высказанных экс–мэром Юрмалы по поводу грядущей "стройки века", мы просто не могли не связаться с ее коллегой, депутатом Юрмальской думы Илмаром Анчансом. Один из участников нашумевшего "дела о юрмальской взятке", активный борец с коррупцией, неужто он взялся поддерживать какой–то сомнительный проект?!

Г–н Анчанс был немногословен. Сообщил, что на данном этапе идея Кāра ему нравится, добропорядочность бизнесменов, реализующих этот проект, у него сомнений не вызывает. И если они выполнят то, что обещают (в частности, не рубить деревья), то он и впредь будет обеими руками "за".

Еще большую ясность внес в ситуацию с лыжной трассой исполнительный директор Юрмальской думы Гатис Трукснис, к которому "ВС" тоже обратилась за комментарием.

— Прежде всего хочу подчеркнуть, что о РАЗРЕШЕНИИ НА СТРОИТЕЛЬСТВО речь пока вообще не идет. Речь идет о разрешении на ВЫРАБОТКУ ДЕТАЛЬНОЙ ПЛАНИРОВКИ. Иными словами, город считает, что на территории нынешнего парка аттракционов Nemo в принципе можно разрешить строительство объекта туристического назначения. Но чтобы понять, что именно там можно будет построить, как раз и нужен детальный план, который еще будет обсуждаться и анализироваться со всех позиций — транспортного потока, коммуникаций (включая водохозяйст-венную и канализационную системы), экологии и прочее. И лишь тогда мы сможем понять, возможен такой объект в данном конкретном месте или нет. Собственно, этот порядок определен законодатель-ством, и мы вовсе не собираемся от него отступать.

Г–н Трукcнис подчеркнул, что решение о лыжной трассе предстоит принимать политикам; ему же, человеку, возглавляющему исполнительную власть в городе, предстоит лишь выполнять. Но если говорить о его личной позиции, то он такие проекты — конечно, в рамках разумного — активно поддерживал бы. Ведь они работают на популярность Юрмалы, на привлечение туристов.

— Уникальность Юрмалы, конечно, надо сохранять, — заметил г–н Трукснис. — Но, с другой стороны, очень уж над нами довлеет аргумент "несвойственно облику Юрмалы"! И это кажется инвесторам по меньшей мере странным. Я уверен: предложи инвесторы такой объект любому другому латвийскому городу, там были бы счастливы! Ведь это и средства, и развитие, и рабочие места для горожан!

Вспомним: когда–то Эйфелева башня тоже не укладывалась ни в какие строительные нормативы! А сегодня это символ Парижа. У нас же в Юрмале, если не считать аквапарка "Ливу", крупных туробъектов нет. Разумеется, не всем нравятся разноцветные трубы–"кишки", встречающие въезжающих в Юрмалу, сам я тоже предпочел бы другой фасад для нашего города. Но факт: туристы из Эстонии, Литвы, России и других стран едут именно в аквапарк "Ливу" и с удоволь-ствием проводят там время. То есть с точки зрения привлечения туристов это один из самых удачных проектов.

По поводу подозрений, что на месте парка аттракционов Nemo вообще появится какой–то туробъект, г–н Трукснис ответил, что подобное полностью исключено: –Под данный конкретный объект будут приняты определенные индивидуальные правила, и отступление от них станет просто невозможно. Да и речь идет о колоссальных банковских инвестициях, о сотнях миллионов евро! Под этим должны быть конкретные проекты, детальные планировки и прочее; если кто–то вдруг вздумает что–то изменить "по ходу", это моментально разрушит всю систему финансирования. Не говоря уже о том, что измененный объект невозможно будет сдать в эксплуатацию…

Кāра — очень серьезный проект. И мы никогда его не поддержим, если в ходе детального планирования не убедимся, что проект будет работать на тур–инфраструктуру Юрмалы и не нанесет вреда экологии и инфраструктуре города.

Последним в списке опрошенных "ВС" оказался совладелец и руководитель фирмы Nеmо, реализатор проекта Кāра Марис Дзенитис. Он сообщил, что в ходе уже состоявшихся презентаций и обсуждений авторы проекта прислушались к мнению общественности и внесли определенные коррективы. Были претензии к высоте — она была уменьшена на 20 метров. А саму будущую "Дюну" развернули таким образом, чтобы она гармонировала с дюной природной.

Г–н Дзенитис сказал также, что работа над детальной планировкой продолжается и что Кāра завоевывает все больше симпатий, в том числе в спортивной среде. И что с этим проектом фирма собирается участвовать на международной выставке по недвижимости MIPM.

— Отказаться от такого проекта со стороны Юрмалы было бы просто глупо! — подвел итог г–н Дзенитис.

Проектом Кāра интересовалась Марина БЛУМЕНТАЛЬ.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form