Один из главных минусов в работе маклеров — это общение… с большими деньгами. Нужно обладать недюжинной волей и крайне устойчивым психотипом, чтобы не соблазниться и не притронутся к огромным суммам. Начинающий маклер Мара Дзерве не прошла этого испытания и жестоко поплатилась.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Хорошее начало

Трудовой путь Мары Дзерве на поприще торговли недвижимостью начался в конце 1999 года, когда после окончания коротких курсов для маклеров при РТУ свежеиспеченная специалистка бодро взялась за дело. Поначалу удача сопутствовала ей. Знакомая И.Изанде привела к ней гражданина Германии Гельмута Ганса Берга, который изъявил желание приобрести недвижимость с большим участком земли в районе улицы Калнциема. Начинающий маклер проштудировала объявления в газете и быстренько подобрала несколько вариантов. Самым перспективным показался ей участок с домом на улице Волгунтес, 40, с площадью более 3 000 квадратных метров. Она не поленилась сходить по этому адресу и поговорить с дворничихой Галиной.

-- А как же, продают… Давно продают, — сообщил работник метлы и лопаты. Получив исчерпывающие сведения о жильцах и состоянии построек, Дзерве поинтересовалась хозяйкой. Дворничиха дала координаты старушки Расмы Нестис, которая давно собиралась обналичить свалившееся на нее в 1996 году наследство.

Мара Дзерве созвонилась с владелицей и поинтересовалась ценой.

-- 50 тысяч долларов, и дом ваш, — коротко ответила Нестис. На вопрос о жильцах (когда-то там проживало десять семей), хозяйка заверила: проблем не будет. Дескать, этот вопрос легко решается без значительных капиталовложений. Окончательная цена дома с выселенными жильцами составила 60 тысяч долларов. На следующий день г-жа Дзерве набрала номер телефона Берга и, не моргнув, назвала цену: 110 тысяч долларов, не считая, разумеется, платы за посредничество.

Сделка не заладилась

Гельмут Ганс Берг осмотрел дом и заявил, что даст за него не больше 100 тысяч. На том и порешили. Покупатель и посредник составили у нотариуса договор о покупке дома. В документ был также включен пункт о перечислении на счет Дзерве 30 тысяч долларов в качестве "rokas nauda" (русский аналог — залог). Кроме того, за посреднические услуги начинающий маклер получила две тысячи марок.

При виде множества нолей на распечатке своего личного счета Дзерве испытала шок. Потом наступила эйфория, полностью вытеснившая гаснущие остатки здравого смысла. Маклер стала снимать со счета деньги и тратить их в свое удовольствие. Снимала, и не могла остановиться…

В бессмертном творении Ильфа и Петрова "Золотой теленок" Остап Бендер произнес фразу, ставшую впоследствии крылатой: "Скажите, Шура, честно, сколько вам нужно денег для счастья?". Так вот, Маре Дзерве для полного счастья не хватало ровно 25 тысяч долларов и 2 тысяч марок. Только после того, как эти деньги были истрачены за один присест, она смогла опомниться. Поначалу она кормила немца обещаниями о скором приобретении здания, но потом пропала.

Уйти, чтобы вернуться

Однако такие большие суммы никто не собирался ей дарить. Тем более, если кредиторы — педантичные немцы. К сделке быстренько подключились специалисты по выбиванию долгов, услуги которых были, ой, как востребованы во второй половине 90-х! Дзерве намекнули, что деньги нужно будет вернуть в полном объеме до конца августа 2001 года (по поводу этого даже составили специальный договор). Однако маклер прекрасно понимала, что ей не удастся наскрести необходимой суммы в срок. Поэтому ее последний разговор с представителем немцев Янисом Берзиньшем получился весьма неприятным. Как явствует из ее заявления в полицию, юрист кричал, что "тебе пора заказывать гроб", "по земле все равно ходить не будешь", "уничтожу морально и физически", "про тебя такое в газетах напишут!" и т. д. Впоследствии Берзиньш, естественно, все отрицал. После этого неприятного разговора маклер решила залечь на дно. Она скиталась по знакомым в надежде, что со временем проблема рассосется естественным образом.

На этом фоне происходили следующие события. Мара Дзерве решила не забрасывать свое занятие, так неудачно начавшееся, и умудрилась получить корочки от Международной федерации маклеров со штаб-квартирой в Париже и ряда других организаций с громкими названиями. Несчастный немец Гельмут забросал полицию заявлениями с просьбой возбудить уголовное дело, но получал одни отказы. Полиция не усмотрела в действиях Дзерве признаков уголовного преступления, полагая, что ему следует обратиться в гражданском порядке в суд. Все это тянулось вплоть до 2003 года, когда упорство иностранного инвестора привело-таки к появлению долгожданной папки с надписью "Krimināllieta Nr…". Мару Дзерве объявили в розыск, после чего она наконец поняла: долги все-равно придется вернуть. Благо, работа в сфере недвижимости, как уже понял читатель, является весьма доходным занятием. Уже в следующем году она смогла полностью расплатиться со своим бывшим клиентом. Когда долг был погашен, она пришла в полицию и чистосердечно во всем призналась.

Скорый суд

Состоявшийся спустя почти два года суд был, по сути, формальностью. Правда, немец, которому вернули все деньги, мог бы отозвать иск и не портить биографию Дзерве уголовной статьей. Но г-н Гельмут решил проявить принципиальность: мошенница должна быть наказана! Поэтому судьи признали ее виновной по статье 179 УЗ ЛР (присвоение в особо крупном размере) и назначил наказание — 900 латов штрафа. Стороны расстались к обоюдному удовольствию. Кстати, гражданин Германии так и не купил дом на улице Волгунтес. Видимо, решил, что вкладывать деньги в Латвии слишком опасно…

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form