Издавна считалось, что самое дорогостоящее действо — это балет. Но во времена, когда сделали сей вывод, еще не знали, до чего дойдет прогресс, скажем, в том же цирке. За примером далеко ходить не надо. На гастролях в Риге нынче пребывает московское лазерное шоу на воде. Гвоздь программы — аттракцион дрессировщиков Тимченко "Морские львы". Разыгрывается он в акваманеже объемом 140 тонн воды.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Сказать, что я была поражена, увидев происходящее на манеже, — это ничего не сказать. Я была сражена. В уме никак не укладывалось — ну как такие неповоротливые "слоны на ластах" могут танцевать, играть на музыкальных инструментах и вообще понимать, чего от них хотят. Страх, что лев вот-вот заглотит грациозного дрессировщика, тоже присутствовал. Но никто никого, к счастью, не заглотил, а доза адреналина была получена сполна. По окончании представления я не раздумывая поспешила за кулисы…

- Вот сейчас у нас все более модным становится движение "зеленых", — первой импульсивно вступает в беседу Татьяна Тимченко. — Они кричат, что нельзя показывать животных в цирке. А лично я так считаю: ну жили бы наши морские львы на свободе, плавали, ловили рыбку, вели бы такой паразитический образ жизни. И что? Как бы люди узнали, на что они способны? А они, как вы видели, могут многое. Главное — им нравится выступать! У нас одна самка, когда по старости ослепла и уже не работала, как только слышала музыку, доносящуюся с арены  — начинала метаться по бассейну и искать выход. Все ее существо рвалось на манеж…

Татьяна и Василий Тимченко сегодня единственные в мире дрессировщики, которые работают с самыми большими в природе морскими львами — командорскими. Остальные предпочитают с сей породой не связываться не только по причине размеров, но и потому, что носовая часть у этих животных очень чувствительная, а с учетом, что большинство трюков млекопитающие выполняют именно с помощью мордочки, то найти взаимопонимание здесь крайне сложно. Примечательно также, что дрессурой супруги Тимченко занимаются в дуэте, а на арену ныне выходит только Василий. Татьяна лишь наблюдает за тем, как все лавры достаются мужу.

- А это очень удобно — критику из зала наводить! — смеется она. — Но бывает, наоборот, я одна работаю. Бывает — вместе. Все зависит от настроения.

- Как начался ваш роман с морскими львами?

- Первым был Василий. Он родом из Новороссийска — города, где открыли один из первых дельфинариев, в котором ученые занимались исследованием мозга ластоногих и млекопитающих. Муж, будучи тогда еще совсем юным, повадился туда постоянно бегать, и вскоре ученые заметили, что он обладает уникальными способностями в общении с этими животными. Василий разговаривал с ними на каком-то только им понятном языке, плавал вместе с ними, команды давал… Академики за всем происходящим понаблюдали, и сами Васе сказали: "Ты должен сделать номер и работать в цирке". Он подал заявку в управление госцирка. Спустя время в Новороссийск приехала группа режиссеров. Увиденное их впечатлило, и муж получил приглашение на работу. Было ему тогда 18 лет.

Премьерное выступление Василия Тимченко состоялось в дни Олимпиады-80 в Московском цирке на Ленинских горах. В одну программу с ним попала и Татьяна, которая тогда выступала в жанре музыкальной эксцентрики. Они влюбились друг в друга и вот уже 25 лет не расстаются.

- Поначалу мне страшно было даже в вольер входить! — рассказывает Татьяна. — Тем более, что львов тогда у Васи было аж тринадцать штук! Это сейчас у нас их только трое плюс малыш, который родился недавно. Большого количества животных мы иметь не можем, все упирается в деньги. А раньше цирк был на полном содержании государства, и рыба была не такой дорогой…

- А особая настройка перед выходом на арену у вас имеются?

- Муж любит перед выходом с народом пообщаться, я же, напротив, предпочитаю настраиваться наедине с собой. Сижу в гримерной до последнего и, когда слышу объявление нашего номера, мчусь как сумасшедшая. Мне надо на арену мгновенно выскакивать! Сколько раз было — муж уже в манеже, а я еще через ступеньки перепрыгиваю. Выбегаю, а он на меня шипит…

- Насколько опасно работать с вашими животными?

- Ну они у нас уже одомашненные!

- Однако зрителей вы предупреждаете, чтобы резких движений не делали!

- Просто это их отвлекает. Морские львы реагируют на любой шорох, они по природе "хватальщики". Однажды на гастролях в Будапеште с цирком на льду я поскользнулась и упала. Животные сразу отреагировали на мое нестандартное поведение, одна самка подскочила ко мне и, решив меня поднять, дала мне своей мордой под зад. Результат — порванная нога. Клыки-то у львов огромные, а в пасти — трупный яд от рыбы. Номер я мужественно доработала, а когда пришла в медпункт, кровь у меня уже не шла, просто мясо торчало наружу… Но первыми морские львы никогда не нападают.

- Как вы их дрессируете?

- Метод один — пряник! За это и отдачу имеем. Всего достигаем кропотливым трудом. Один раз хвостиком шевельнул — получи рыбку и сто ласковых слов. И так шаг за шагом.

- А бывает, что львы не хотят выходить в манеж?

- Бывает и похлеще. Приезжали к нам как-то Запашные опыт перенимать. А мы ой как не любим это дело! (Татьяна с ухмылочкой кивает в сторону стоящего неподалеку супруга. — Прим. Н. З.) И вот Запашные сидят, ждут. Звери на арену вышли и… не выполнили ни одного трюка! Вася их вызывал, вызывал, все без толку. А наш Гошенька (единственный самец и главный артист весом 1200 тонн. — Прим. Н. З.) и вовсе имел всех в виду… И вот кто поверит, что мы ни о чем наших животных не предупреждали?!

- А в период Гошенькиного гона вообще никто не работает. Он сам не идет и самок не пускает! — бросает фразу Василий.

- Ты вспомни, — подхватывает мысль Татьяна, — как в цирке на Вернадского он одну самку так достал, что после выступления она в вольер наотрез отказалась идти и слиняла прямиком на служебный вход — залегла там и никакие уговоры на нее не действовали. Люди через нее просто перешагивали. Потом директор — бывший зять Брежнева — прибежал: "Тимченки, ну уберите вы ее! Страшно мне!" Пришлось собирать команду и за ласты тащить беглянку в вольер. Что поделаешь, несладко приходиться нашим "девочкам" с Гошей — в природе такой самец, как он, около 70 самок покрывает, а здесь у него их всего лишь две!

- А по характерам ваши питомцы отличаются?

- Разумеется! Барышни постоянно выясняют между собой отношения. Гоша, становясь на защиту интересов, помогает почему-то больше Йоке, а не Лизе, которая от него родила. Йока, правда, тоже родила после Лизы, но мертвого. Всю ночь к этому малышу никого не подпускала, все надеялась на чудо. Наутро, во время кормежки, мы его у нее украли. Завернули, побежали в ветеринарную клинику оформлять акт — иначе нельзя, морские львы ведь занесены в Красную книгу. А клоню я к тому, что родительский инстинкт у наших животных необыкновенный. И Гошенька тоже им обладает. Боже, как он опекал Лизу, когда она была крохой! Он глаз с нее не спускал, нервничал жутко, когда кто-то входил в вольер, а ночью ложился на решетку, которая разделяла их бассейны и терпел, когда она присасывалась к его коже, как к материнской груди!

- Ваши дети никогда не ревновали вас к животным?

- Напротив, они переняли нашу любовь. Сын сейчас выпускается с собственным номером и официально проходит у нас стажировку (неофициально он прошел ее еще в детстве, как и положено цирковому ребенку). А дочка вышла замуж за дрессировщика медведей и работает вместе с мужем. - А дома вы когда-нибудь бываете?

- В перерывах между гастролями. Но, как правило, приезжаем и через неделю-другую думаем: "Быстрее бы уже уехать, скорее бы на манеж!"

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form