Есть народы с такой бешеной энергетикой, что легче сразу принять это как аксиому, чем задавать сто лишних "почему". Когда-то андалузские крестьяне, конкретно выпив и неслабо закусив, шли к соседям уточнять, у кого деревня краше. Сегодня детали этих разборок уважительно именуют испанской школой ножевого боя и изучают повсеместно.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Кроме Испании. Ее жители давно предпочитают иные способы релакса. А их боевые традиции несут по миру другие: пусть не говорящие на эспаньоль, но обладающие энергетикой не менее неукротимой, чем родоначальники стиля. Как, например, рижанин Денис Черевичник.

Вопреки любому бусидо

- Мастера итальянского и классического фехтования ругают испанский стиль боя на все корки. Они называют его коварным, грязным и подлым. И это — чистая правда. Есть такой малоизвестный исторический факт: когда в конце эпохи Такугавы испанцы и португальцы добрались до Японии, то устраивали поединки с самураями, в которых неизменно побеждали. А все потому, что самураи сражались по благородным правилам бусидо. А испанцы и португальцы вовсе не считали зазорным отвлечь противника воплем "смотри, птичка" и ткнуть его ржавой шпагой в глаз.

Мораль испанского стиля умещается в одном тезисе: выжить любой ценой. Плевать на красоту движений. Чихать на этику. Твое дело уцелеть. На это направлена вся техника. И история доказала эффективность такого подхода. Известен случай, когда на испанский гарнизон на Филиппинах напал отряд из трехсот пиратов, костяк которого составляли ронины. Ронины — независимые самураи, без хозяина, опытные воины, прошедшие сотни боев. А в гарнизоне жалкая горстка испанцев — восемь десятков человек, истрепленных тропической лихорадкой. Запасы пороха у них кончились. Они вышли из ворот с пиками, шпагами, ножами, приняли бой. Отстояли крепость!

Филиппинцы сегодня очень любят вспоминать, как их вождь Лапу-Лапу убил Магеллана. Но как-то забывают, что в том бою участвовало 400 здоровых филиппинцев против 80 путешественников, истощенных цингой и недоеданием. Так вот: филиппинцы тогда потеряли больше половины людей.

На интересные размышления наводят и походы конкистадоров. Когда я читаю, что испанцы завоевали огромные индейские территории лишь благодаря своему техническому превосходству, то меня гложут сильные сомнения. Это аркебузы-то — техническое превосходство? Так они ж заряжались полчаса. Когда историки уверенно пишут, что индейцы практически не оказывали сопротивления бледнолицым пришельцам, это тоже вызывает массу вопросов. Крепкие ацтеки, выросшие на природе, которых с детства готовили владеть копьем, луком и палицей — это настоящие воины, а не беспомощные овцы. Стремительное продвижение испанцев вглубь чужих неизученных территорий можно объяснить только одним: в испанском стиле боя соотношение один боец на 20 противников всегда считалось нормальным.

Мартин Цибулка, ставший моим учителем, абсолютно убежден в превосходстве испанского стиля над другими. А ему можно верить: в Чехии он является гуру ножевого боя, получил от дзэн-монаха японского монастыря Сото степень мастера танто-дзюцу. Это японский стиль боя ножом, часть боевого искусства японского дома Такеда. Цибулка прекрасно владеет также филиппинской школой ножевого боя.

Я специально повторил его путь. Начал с танто-дзюцу. Оценил его эстетику, разобрал по косточкам недостатки. А они существенны. Для японских воинов нож — не самостоятельное орудие боя, а только подручное средство, причем последнее, о котором они вспоминают в трудную минуту. Дело в том, что без двух мечей самурай даже в туалет не ходил. А еще вооружение дополняли лук, копье. Только лишившись всего этого арсенала, самурай с кряхтением доставал нож-танту. И его движения с этим ножом рассчитаны не на атаку противника, тоже вооруженного ножом, а на защиту от меча. Поэтому в уличных условиях и в сегодняшнее время японская техника совершенно бессмысленна.

После танто-дзюцу я взялся за филлипинский стиль ножевого боя. И, как и Цибулка, обнаружил, что он вторичен. А иначе и быть не могло. До прихода испанцев на Филиппины там не существовало никакого ножевого боя. Отношения выяснялись с помощью палицы и копья: ну другой уровень цивилизации, не доросли еще до ножа аборигены в ту пору. Когда же понадобилось противостоять пришельцам, пришлось подсматривать из кустов: как это они там машут клинками? Отдельные движения сами домыслили, подправили, придумали. И обозвали это филиппинской школой. Хотя даже терминология у них полностью взята из классического испанского фехтования — "серрада эскрима", "кадена де мано", "эспада и дага".

В общем, я понял, что глупо изучать копию, когда есть первоисточник. Испанское искусство ножевого боя доведено до абсолюта. Да, начиналось оно как крестьянская поножовщина. Но в итоге пришло к к обучению в специальных залах, где пол расчерчен мелом на сантиметры. И расстояние в полшага отделяет жизнь от смерти.

Махо с навахой

Наваха — это обычный складной нож. Чтобы резать морсию (кровяную колбасу), рубать толстыми ломтями тосино (сало). Но к 16-му веку в Испании был издан целый ряд законов, запрещающий простолюдинам носить шпаги, рапиры и мечи. А что такое испанец без оружия! И наваха претерпела большие изменения. Ее увеличили до таких размеров, что в раскрытом состоянии этот заурядный предмет крестьянского кухонного обихода теперь вполне мог соперничать со шпагой. Были навахи даже длиною в метр.

Если раньше наваха участвовала в разборках, только когда случайно оказывалась под рукой, то теперь она стала культовым предметом, поднявшим плебейскую поножовщину до уровня благородного боя. Уже в 18-м веке заговорили о школах и направлениях. И хотя речь идет о низших классах, в этом нет ничего удивительного. Вспомним "Гойю" Фейхтвангера: "В то время, как знать постепенно менялась, народ в целом упорно держался за старину. Рьяно, с горячим усердием взял он на себя те права и обязанности, от которых добровольно отказались вельможи… Если гранды позволяли себе некоторую вольность в обращении, то народ особенно строго соблюдал этикет. Башмачники требовали отношения к себе, как к идальго, портные величали друг друга длинными титулами".

Очень ревностно за соблюдением традиций следили махо — полукриминальная прослойка горожан. Самое незначительное ущемление достоинства заканчивалось вызовом, самый мелкий спор решался только с помощью поединка. Это они придумали удар ходек, когда нож проводит молниеносную линию на лбу противника, не столько поражая, сколько унижая его. Не менее унизительным считался "испанский поцелуй", с помощью которого разрезали кончик носа или губу. В 19-м веке из общей массы выделились три основных стиля ножевого боя. Это баратеро — деревенский стиль, характерный своими размашистыми мощными движениями. Хитано — стиль андалузских цыган, с массой финтов и обманных движений. И севильяно — взявший лучшее от обоих направлений и прибавивший к ним элементы классического фехтования (включая терминологию).

Севильяно и стал той школой, которая вышла за пределы Испании и с помощью эмигрантов отправилась покорять другие земли. Скажем, в Новом Орлеане (США) гремела слава Хосе Луйя, мастера фехтования и ножевого боя. Он остался жив после 30 ножевых поединков и, говорят, в минуты отдыха любил навещать кладбище, где покоились его неудачливые соперники.

Со временем в самой Испании искусство ножевого боя стало постепенно угасать. 20-й век — это иное оружие и иные масштабы. Бедствия сыпались на нацию без передышки: гражданская война, Франко, Герника. Какой там этикет, какие традиции! Старинное искусство сохраняли лишь отдельные энтузиасты, коих на всю страну наберется не более десятка. Спросите сегодня у любого испанца, что такое "ля луча эспаньола кон эль кучийо" — испанский бой с ножом — и он поклянется святой инквизицией, что слышит подобное впервые.

- Филиппинских школ ножевого боя — масса. Потому что при всей их вторичности они отлично коммерчески раскручены. Испанские школы сохраняются только на уровне семейных кланов. И эти люди не то что не разбрасывают свои рекламки по чужим почтовым ящикам — они вообще крайне неохотно делятся своими знаниями, не желают на этом зарабатывать, не берут учеников. Я знаю, что Мартину Цибулке стоило больших усилий уговорить сеньора Ферреру из города Сантьяго де Компастело, чтобы тот стал его учителем. Сам Феррера — человек обеспеченный, искусство свое преподает не ради денег, а ради сохранения семейных традиций. Кстати, его собственные дети смотрят на папино увлечение косо — считают его неэтичным и старомодным.

Кроме Ферреры, Денису известно еще только одно имя мастера испанского ножевого боя. Это Сантьяго Ривера из Севильи, который держит магазин ножей и Escuela sevillana de armas blancas (севильскую школу холодного оружия). Школа представляет собой небольшой зал в задней части магазина, где дон Сантьяго практически бескорыстно тренирует желающих.

И я резал. И меня резали…

По мнению Черевичника, его излюбленный вид боевого искусства куда актуальней для европейцев, чем любое восточное единоборство. Причем как для мужчин, так и для женщин.

- Это сказки, что, позанимавшись десять лет каким-нибудь карате, женщина способна отбиться от здорового мужика. Неважно, сколько она занималась, важно, сколько ее противник весит. Если нападающий в два раза тяжелей — все, привет. С криком "ки-ай", может, каратистка и успеет пару раз заехать ему ногой в скулу. Но потом он обидится, потрет синяк и возьмется за бедняжку вплотную. Остаток жизни она проведет очень грустно. А вот если бы у нее был нож, и она умела с ним управляться — тогда есть шанс остаться целой и невредимой. И совсем не обязательно рассекать противника по вертикальной оси. Зачастую достаточно нанести пару легких порезов. Вы не представляете, насколько здорово это отрезвляет противника.

Я думаю, что в подкорке у нас сидит древнее абсолютное почтение к ножу. Иначе не объяснить многие ситуации. Вот у меня есть приятель Павел Майер по кличке Хаким. Он чемпион мира по тайскому боксу. Обладая ростом 2 м 15 см и весом 115 кг, Хаким привык, что при виде его обычно все шарахаются в стороны, как малолитражки от джипа на дороге. Шествовал он однажды по ресторану. Навстречу араб. Крошечный. Худой. Но злющий как собака и дорогу не уступает. Хаким на него случайно и наступил. А араб не испугался. Руководствуясь, очевидно, правилом, что чем больше шкаф, тем громче он падает, малютка достал складной нож и чиркнул Хакима по щеке. Чемпион по тайскому боксу сказал "ой!", побледнел, сел на пятую точку и впал в прострацию. Из кабака друзья его выводили под руки. Несколько месяцев он не мог тренироваться. Испугался. У испанцев есть поговорка: "Десять порезов — это один удар". Дело не в кровопотере, а в психологическом эффекте. Не случайно филиппинцы перед боем режут себе руки с внутренней стороны локтей — готовят тело к восприятию, а глаза к спокойному созерцанию своих ножевых ран.

Без крови и аскезы

По словам Дениса, легче всего даются навыки испанского ножевого боя таким же, как и он — бывшим боксерам. Все те же финты, уходы с линии атаки и резкость ударов. Быстро вникают в дело и танцоры. Особенно те, кто владеет гибкостью и плавной стремительностью "латино".

С физической точки зрения возрастных ограничений для желающих учиться ножевому бою нет. Денис знает человека, который начал заниматься только в 70 лет, но быстро достиг неплохих показателей: "Внешне он такой мирный лысенький старичок. Но я бы никому не рекомендовал предлагать этому дедушке в подворотне купить кирпич. Уши отрежет, глазом не моргнет". Быстро схватывают навыки и дети: "В 1999 году чемпионом Чехии по ножевому бою стал шестилетный мальчик. У меня есть кассета, где этот мальчик успешно режет учебным деревянным ножом большого дядю". Однако сам Черевичник ограничения ставить намерен. По его мнению, раньше 18 лет человеку браться за нож рано. Пусть гормоны отбурлят свое, пусть фраза "Глядите, пацаны, че я умею" уйдет из словаря любимых выражений. Холодное оружие — игрушка взрослых людей.

Другое ограничение: обязательное собеседование с психологом. Денис уже договорился со своим рижским другом, психотерапевом Ариэлем Резником-Мартовым о мини-проверке будущих учеников: "Меня не прельщает перспектива преподавать залу, где в каждом кресле сидит по готовому чикатило в очочках, и все они потными ручками тщательно фиксируют в тетрадке, как лучше разделать ближнего своего".

- Делать деньги на этой школе я не собираюсь. Заработать на преподавании в принципе невозможно. Кроме того, пражский автосалон меня и так нормально кормит. Просто как деятельный человек я совершенно не привык сидеть на месте. Когда-то даже подводной охотой занялся не потому, что мне нравилось играть в ихтиандра, а потому, что не представляю, как это можно часами сидеть с удочкой на берегу и ждать, когда рыбешке придет в голову нацепиться на крючок. За меня, царя природы, будет решать маленькая скользкая тварь? Ну уж нет! Предпочитаю самому влиять на ход событий, а не ждать, когда они надумают сложиться благоприятно. Сейчас Сидорович — председатель Латвийской федерации тайского бокса — предложил сделать испанский бой на ножах при его клубе. Думаю. Хотя долго тянуть тоже не хочется. Давно пора воспитать себе спарринг-партнера. А то подраться даже не с кем.

- Какие-то мистические посвящения, древние ритуалы у вас есть? - Знаете, не так давно некий Михаил Рябко объявил себя учеником бывших телохранителей Сталина. И теперь в Канаде уже его ученик, Владимир Васильев, с большой помпой открыл школу "Systema", где за определенную плату показывает секретнейшие приемы анонимных, давно померших сталинских соколов. Врет — не врет? Кто это может сегодня проверить? Но звучит интригующе. А главное, коммерчески выгодно. Я тоже мог бы придумать, что мы прибиваем друг друга гвоздями к жертвеннику, режем себе плечи и приносим страшные клятвы на крови. Еще мог бы сочинить, что школа испанского ножевого боя была основана неким доном Алехандро, которому после тридцати лет аскезы на болотной воде и сыром горохе было видение в лице святой Иухении, вручившей ему золотую наваху. Народ от таких сказок на ушах бы стоял от счастья. Но я ничего этого делать не буду. Испанский стиль так давно доказал свою состоятельность, что может себе позволить не пускать пыль в глаза.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form