close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Последний подстегивает инфляцию и импорт. И на фоне этого — дефицит бюджета. А тут еще Сорос подлил масла в огонь, предупредив евроновичков о возможных атаках на нацвалюты. За комментариями Kb отправился к президенту Parex Asset Management Роберту Иделсону.

— Раньше вы говорили, что одна из основных идей проекта "Латвия в ЕС" — в удерживании здесь низких налогов, которые будут привлекать европейский бизнес. И вот на прошлой неделе канцлер Германии заявил: его страна не собирается терпеть, чтобы "новички" держали более низкие налоги, пользуясь при этом фондами ЕС. Сходное мнение прозвучало и в другой стране-доноре — Швеции…

— Это мнение не ново. В прошлом году шведский министр или замминистра назвал Эстонию, если не ошибаюсь, маленькой страной, которая за счет снижения налогов пытается перетащить к себе шведский бизнес. Полная глупость! Евроновички должны иметь право конкурировать со Старой Европой, в том числе и при помощи более низких налогов. И это даже более важно, чем возможность получить фонды ЕС.

— Согласитесь, мнения замминистра и канцлера — это мнения чиновников разных весовых категорий…

— Вот теперь мы видим, что это мнение становится популярным. Но от этого оно ведь не стало правильным. Ситуация в ЕС такова: продолжаются дискуссии вокруг новой конституции. Германия, Франция и Бельгия хотят, чтобы у них было право определять налоговую систему не только у себя, но и в других странах Евросоюза. Британия, еще несколько стран, в том числе и евроновички, выступают против. Если Германии удастся протащить свой вариант конституции, это станет очень большим ударом по будущему нашей страны в ЕС.

— Представим, что эти надежды не оправдались: национальные налоги входят в компетенцию евробюрократов. В чем тогда смысл проекта "Латвия в ЕС"?

— С глобальной точки зрения, это действительно основной фактор. И если его не станет, будет очень сложно. Ведь какие преимущества у Латвии перед, скажем, Германией? Производительность рабочей силы — ниже. Ее качество — тоже ниже. Предпринимательская среда менее развита. В общем, просто европейскими деньгами здесь помочь нельзя.

Падение цен на недвижимость до 20%

— В последние месяцы наш финансовый сектор на поле ипотечного кредитования разделился на два лагеря: Банк Латвии и Rietumu banka говорят, что из-за роста кредитования мы подошли к точке, за которой — перегрев рынка. Лидеры же отрасли, в том числе и Parekss, продолжают выдавать кредиты. Как отметил один банкир: "Да, это опасно, но и остановиться нельзя — иначе рынок возьмут конкуренты". Ваше мнение — перегрев близок или не очень?

— Я думаю, до перегрева в ипотечном кредитовании далеко: объем ипотечных кредитов в общем кредитном портфеле отрасли еще не достиг критического уровня, да и соотношение объема ипотечных кредитов к ВВП сильно отстает от уровня стран ЕС. Другой вопрос, что острая конкуренция зачастую подталкивает банки к большим рискам: к примеру, NORD/LB выдает кредиты до 100% от стоимости квартиры.

На мой взгляд, подход должен быть более консервативным. Ведь чем это все может обернуться? Сейчас процентные ставки очень низкие, а в случае их роста действительно будут люди, которые не смогут обслуживать кредиты. Они захотят продать свою недвижимость. А если банк выдал кредит размером 100% от стоимости недвижимости, а цены на последнюю начали падать — это уже плохо и для заемщика, и для банка. Хотя, еще раз повторюсь, говорить о перегреве все же рано.

— Если после роста ставок многие не смогут обслуживать кредиты — приведет ли массовый сброс жилья к обвалу рынка недвижимости?

— Обвала мы точно не прогнозируем, но коррекция рынка где-то к концу следующего года может произойти. Это коснется скорее некоторых сегментов рынка, где сегодня наблюдается резкий спекулятивный рост цен, — прежде всего земли.

— Коррекция — это насколько?

— До 20%. И опять же — снижение будет не на рынке вообще, а в определенных сегментах. Кроме того, стоит учесть, что цены до определенного момента еще будут расти. До какого уровня они вырастут и насколько сильно потом упадут — это вопросы, ответов на которые никто не знает. Обычному же потребителю просто не стоит терять чувство реальности и впадать в панику от роста цен на недвижимость: трезво оценивайте свои возможности. И не забывайте, что за любым ростом следует падение — это нормальный цикл.

Правота и бессилие Банка Латвии

— Но Банк Латвии все же поднял учетные ставки. Насколько, по-вашему, это было целесообразно?

— Абсолютно правильное решение: банк хочет показать всем, что рост инфляции, потребления и ВВП — все это происходит слишком резко. Другое дело, что набор инструментов тут достаточно узок, так как лат не является самостоятельной валютой: сейчас он привязан к SDR, а с 1 января будет привязан к евро. И, повышая процентную ставку по лату, с нового года БЛ вынуждает заемщиков брать кредиты в евро — курс-то зафиксирован, и разница между латом и евро — только в цвете бумаги да процентных ставках. В итоге эффект если и есть, то вовсе не такой, как хотелось Банку Латвии. Этот шаг больше декларативный, чем реальный: особого влияния на макроэкономическую ситуацию это не окажет.

— Недавно БЛ отметил, что из-за роста кредитования в Латвии растет потребление, что приводит к росту импорта и инфляции…

— Сам по себе рост потребления — это еще не негативное явление. Другое дело — рост инфляции и дефицита платежного баланса. Но рост объемов кредитования и улучшение его условий — это объективная межбанковская конкуренция. Которая обусловлена не только получением прибыли от собственно кредитования, но и просто привлечением клиента через ипотеку для продажи ему и других услуг. Да, все это оказывает влияние, но такова реальность. При этом сейчас же не 95-й год. Любой латвийский банк имеет нормальную систему внутреннего контроля и управления рисками. Так что критиковать их за решение наращивать кредитование я тоже не могу.

Переход на евро может затормозиться

— Рост импорта и инфляции — еще не концовка сценария БЛ. Дальше — рост дефицита торгового баланса, который приходится покрывать иностранными инвестициями. А если инвестору в Латвии вдруг что-то не понравится — налоги вырастут или дефицит бюджета, — неизбежен кризис по сценарию Таиланда образца 1997 года. И тогда — девальвация лата.

— Девальвация у нас абсолютно нереальна, если только БЛ не примет политическое решение и не начнет по-другому проводить эмиссию латов. Тем более что после перехода Латвии на евро фактор давления дефицита на национальную валюту отпадает. Другое дело, что рост кредитования и потребления действительно перегревает экономику — а значит, более вероятно ее болезненное падение. И БЛ старается охладить пыл игроков. Что касается зависимости от внешних факторов — она, безусловно, есть. Так уж исторически сложилось, что мы не производим товары в таких количествах и такого качества, чтобы было достаточно рынку. Тут остается только надеяться, что ситуацию удастся выправить в ЕС.

— То есть нам надо продержаться два с половиной года, пока Латвия не перейдет на евро?

— Вот тут я не столь уверен. Нет, привязку к евро с 1 января мы наверняка осуществим, но вот что будет дальше — вопрос. Думаю, это тоже одна из причин, почему БЛ сейчас так активизировался: они видят тенденции, в том числе и возможные проблемы с выполнением Маастрихтских критериев, необходимых для окончательного ввода евро. Это и инфляция, и бюджетный дефицит. Когда экономика ежегодно растет на 6—7%, это в принципе недопустимо. Это же элементарная экономическая теория: при росте экономики еще и перегревать ее госрасходами — неправильно, а иметь дефицит более 2% — просто недопустимо.

— БЛ считает, что если в этом году дефицит достигнет 3%, экономика начнет буксовать…

— Я бы не сказал, что тут есть прямая зависимость именно от этой цифры. Но по сути они правы: у нас дефицита не должно быть в принципе. Экономика растет и сама создает рабочие места.

Сорос, ты не прав!

— Раз уж вы заговорили об экономической теории: согласно последней, если иностранные инвестиции не покрывают дефицита торгового баланса, неизбежна девальвация нацвалюты. А вы говорите — нереально.

— Это было бы верно, если бы БЛ делал свободные эмиссии латов. У нас же таковых нет — латы выпускаются в обращение только в обмен на иностранную валюту. Растет спрос на латы — БЛ их выпускает и продает. И если начнется обратный процесс — т.е. кто-то захочет все время продавать латы, БЛ сможет их погашать, сокращая свои золотовалютные резервы. Если это будет продолжаться долго, то в какой-то момент латов в обращении станет так мало, что они начнут дорожать. В итоге пропадет смысл проводить такие спекуляции. История Латвии знает два момента, когда мировые спекулянты пытались девальвировать лат, т.е. заставить БЛ отойти от принятого валютного коридора. Но это не имело успеха.

— А как же предупреждение Сороса, что валюты евроновичков могут стать целью для мировых спекулянтов?

— Это относилось скорее к странам Центральной Европы — особенно к Венгрии, Польше, Чехии, у которых нет столь строгого валютного коридора.

— При этом чиновники, аргументируя отказ от лата, тоже говорили именно о рисках подвергнуться атакам спекулянтов: "Мы же маленькая страна"…

— Насчет рисков — пусть это будет на их совести. А вот насчет "маленькой страны" — в "валютном смысле" это действительно так. Иметь свою отдельную валюту как рычаг монетарной политики — это для Латвии не имеет особого смысла: ну поднял БЛ учетную ставку, а эффекта практически нет. Кроме того, переход на евро после вступления в ЕС будет полезен как для бизнеса, так и для жителей Латвии. Значит, и смысла в сохранении лата практически нет. Разве что в угоду ностальгическим чувствам латвийского народа…

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form