В отличие от Индии, в Латвии эта "каста" исключительно привилегированная

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
— Нет, я ни в коем случае не поставлю здесь свою подпись! Еще чего!..

…Меня бортанули из–за злосчастного "незаконного строительства" у соседей по коммуналке. Но реальная причина крылась в другом. Это было прекрасно известно и мне, и ему. Хотя бы уже потому, что полмесяца назад он уже подписывал разрешение на обмен — и никаких препятствий не усмотрел. К сожалению, тот вариант сорвался, и сейчас для нового обмена мне снова потребовалась его подпись.

— Напишите заявление, идите на комиссию, все узаконьте…

— Но у меня же все в порядке! Незаконное строительство у соседей! Даже если они согласятся писать и узаконивать, все это займет время. А мне надо срочно, у меня же все сорвется!

— Очень сожалею…

Господин за столом даже не пытался скрыть ухмылку — то ли намек на "конвертик", то ли обычное самодурство. Но для меня эта ухмылка означала, что придется снова искать варианты, снова срываться с работы, мотаться по городу, смотреть квартиры, терять время и нервы. Не говоря уже о том, что залог маклеру в 500 долларов, горел синим пламенем — сделка–то срывалась якобы по моей вине.

Я была в отчаянии. Не помню, как вышла из кабинета. Прислонилась к стенке в переполненной приемной, чтобы успокоиться. Внезапно господин вышел из кабинета и объявил столпившимся людям, что прием прекращает. А если у кого–то что–то срочное — обращаться к его заместителю.

Без всякой надежды я снова заняла очередь. Спустя часа полтора зам уже изучал мои документы. Потом размашисто расписался и поставил печать.

— А ничего, что незаконное строительство? — сдуру брякнула я, все еще не веря в удачу.

— Так это же у ваших соседей. При чем тут вы?

…Судьба того, первого господина оказалась в некотором смысле символичной. Спустя год с лишним депутатская проверка выявила в его работе массу злоупотреблений, он был вынужден расстаться со своим постом и уютным кабинетом. Правда, отсидевшись какое–то время в тени, он вскоре снова обрел местечко. По словам его бывших сослуживцев — даже теплее прежнего…

Давно это было. Однако с тех пор каждый раз, стоило кому–то прийти к нам в отдел соцпроблем с жалобой на чиновничий беспредел, картина собственного унижения и отчаяния 6–7–летней давности снова вспыхивала в сознании. И первым движением души было броситься в кабинет очередного беспредельщика и … Но затем в игру вступали ум и опыт. И тоскливое осознание того, что, по большому счету, борьба с этими господами, скорее всего, обречена.

Портрет господина в интерьере

Мы живем в социуме. Который нужно постоянно регулировать. Чем, собственно, и занимается славная гвардия "казенных людей". Как занимается — это уже другой вопрос. Сразу скажу, что вовсе не собираюсь мазать черными красками всех чиновников. Это было бы несправедливо и в корне неверно. Однако, как человек, не первый год занимающийся социальными проблемами, беру на себя смелость утверждать: представителей этого сословия, заслуживающих хороший ушат дегтя на голову, в наших гос–, мин– и прочих ведомствах тоже более чем достаточно. Хамоватые или, напротив, подчеркнуто вежливые, они способны довести до белого каления, а то и до инфаркта. Иногда по причине личной или национальной фобии. Иногда из желания покуражиться. Либо ради осознания собственной значимости. Или в полной уверенности, что лучше перебдеть, чем недобдеть… Вот о них и поговорим.

Lemums больше чем жизнь

Года три назад, зимой, во время трескучих морозов "Вести Сегодня" обнаружила многодетную семью А., живущую в огородной будке на окраине города. Как выяснилось, они тут уже с лета: лишились квартиры в хозяйском доме (во многом по собственной вине). И что все эти полгода глава семьи исправно, как на работу, ходит в местное самоуправление, умоляя выделить хоть какую–нибудь конуру, более пригодную для жилья зимой, чем садово–огородный домик.

Учитывая экстремальность ситуации и то, что самому младшему из пяти детей всего полгода, Рижская дума пошла навстречу и срочно выделила жилье. Однако недели две спустя отец семейства позвонил в редакцию и сообщил, что они все еще живут в огородной будке. Я моментально связалась с чиновником, который занимался вопросом семьи А.

— Ждем документы из Рижской думы, — пояснил г–н чиновник.

— Но ведь решение уже принято, жилье выделено! И мороз на улице 20 градусов! Неужели нельзя вселить семью в квартиру, а параллельно оформлять бумаги хоть до лета?!

— Не имею права…

Снова пришлось поднимать шум, обзванивать депутатов, взывать к человечности — чтобы хоть кто–нибудь вразумил "кунга" и объяснил ему, что жизнь и здоровье детей важнее инструкции…

Добро пожаловаться!

Ах, до чего же классное это изобретение — инструкция, Lemums, Rikojums! Этими бумагами можно оправдать что угодно! И оправдывают — когда бессмыслицу, а когда и откровенный беспредел…

Как–то некий пенсионер А. пожелал пригласить в гости своего приятеля Б. (этот случай был описан в нашей газете. — М. Б. ). Оформил приглашение, заплатил деньги… А ДГИ приятелю разрешения на въезд не дал! И деньги пенсионеру А. не вернул. На претензию же ответил без затей: инструкция, дескать, у нас такая. Внутренняя.

Подивился старик: что ж это за инструкция такая — деньги взять, а взамен кукиш? Раньше это по–другому называлось… Ну да жаловаться все равно не стал — понял, что стенку лбом не пробить.

Но даже если ценой титанических усилий вам удастся доказать, что чиновник в отношении вас был не прав, совсем не факт, что ваш обидчик будет наказан. Потому что, во–первых, латвийские "белые воротнички" частенько бывают повязаны узами — дружбы, родства, партийности и проч. с "вышестоящими товарищами". Которые "своих" в обиду не дают.

А во–вторых, для наказания мало быть просто неправым. Надо, чтобы злой умысел был. А попробуй–ка его доказать…

Ну а к чему приводит безнаказанность — это вам любой полицейский скажет.

"Подмахнул, понимаешь…"

Нынешней весной в Риге разгорелся крупный скандал. Выяснилось, что, в результате действий руководства нескольких рижских домоуправлений город недосчитался более ста тысяч латов и двенадцати квартир.

— И это только то, что мы нашли! А сколько реально было прокручено таких махинаций, сегодня вам никто не скажет, — сказал тогда "ВС" председатель жилищно–коммунального комитета Рижской думы Янис Карпович. Когда же я поинтересовалась, какое наказание за столь мощный ущерб ждет этих господ, г–н Карпович ответил, что одному из них, скорее всего, придется расстаться с насиженным местечком, а остальные отделаются выговором.

— Потому что злонамеренность их действий доказать невозможно, — пояснил столь мягкое наказание г–н председатель. — Они в один голос твердят: "Не посмотрел, подмахнул…". А ошибка и махинация, согласитесь, разные вещи…

С правом на ошибку

Говорят, на ошибках учатся. А еще говорят, что за ошибки надо платить. Таков закон жизни, господа–товарищи.

Бизнесмен платит за ошибки репутацией, штрафами, полным банкротством, а в особо тяжелых случаях свободой и головой. "Ошибившийся" политик получит публичный скандал, а возможно, и демиссию в придачу. С допустившего ошибку продавца хозяин без лишних разговоров вычтет причиненный ущерб. Водитель за нарушение (пусть даже по ошибке, а не из злостных намерений) заплатит штраф как миленький, и никакое его "больше не буду" на сотрудника дорожной полиции никакого впечатления не произведет…

За ошибки платят все. Кроме чиновников. За их ошибки обычно расплачиваемся мы, налогоплательщики. Примеры? Пожалуйста. История с распиленным шведским судном. Иски в страсбургский Международный суд людей, чьи права были нарушены иммиграционными чиновниками и по которым Латвии предстоит платить как проигравшей стороне. Более "мелкие" дела и делишки, связанные с приватизацией домов, земли, предприятий… Был хоть один случай, когда возникшие в результате чиновничьих "ошибок" убытки были вычтены из карманов непосредственных виновников?

Да нет, не коснется их общее правило "за ошибки надо платить". Неприкасаемые — одно слово…

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form