close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
И в третий раз повезло

Из авиакатастроф, случившихся за последние полтора года, выделяются три. Вследствие ошибок пилотов или лихачества они могли повлечь за собой предельно трагические последствия для окружающих. В июле прошлого года рядом с универсамом Bergi на шоссе упал вертолет, который заправлялся на бензоколонке Shell. Взлетая, он зацепил высоковольтную линию и упал на шоссе Рига—Псков с весьма оживленным движением. К счастью, он не задел ни одну из машин, находившихся на шоссе. В июле же этого года во дворе дома между зданием и хозяйственной постройкой упал летательный аппарат, построенный энтузиастом авиации, но, не считая пилота, никто не пострадал. В свою очередь на аэродроме Spilve в опасной близости от жилых домов упал четырехместный самолет. Его пилотировал Денис Архипов, который, по предварительным данным, был в состоянии алкогольного опьянения.

Генеральный директор администрации Гражданской авиации Марис Городцев все же считает, что в Латвии несчастные случаи в авиации случаются "исключительно редко", а об алкоголе как факторе, способствующем аварийности, официально вообще можно говорить лишь в первый раз. Вылет ночью тоже можно считать исключительным случаем. Авария, которую два года назад совершил Архипов на летном поле в Икшкиле, была классифицирована как ошибка пилота, ибо юридически было невозможно доказать, что он поднялся в небо в пьяном виде.

Городцев признает, что никто не контролирует состояние пилотов частных самолетов, когда они отправляются в полет. Тем не менее, существуют достаточно строгие наказания в Кодексе административных нарушений, в Уголовном законе и нормативной базе гражданской авиации, чтобы призывать согрешивших пилотов к ответственности. "Не считаю, что нужно как-то менять существующее законодательство.

Если пилот нарушил правила, то нужно со всей строгостью применять к нему уже существующие наказания", — говорит Городцев. Самое суровое наказание за нарушение правил безопасности полетов — это денежный штраф в 250 латов (административная ответственность), заведение уголовного дела, приостановление действия пилотской лицензии или даже аннулирование ее. Меру наказания определяет полиция по результатам проведенного расследования.

Прецедентов быть не должно

Директор департамента авиации Министерства сообщений Арнис Муйжниекс считает, что, как только появляются первые тенденции авиационных аварий, следует незамедлительно устранять причины их возникновения. "В небоскребы самолеты врезаются очень редко, но терминами "редко" или "часто" нельзя оценивать безопасность полетов". Если крепко выпивший человек в пределах города может спокойно выкатить из ангара свой самолет и отправиться в полет, то что-то не в порядке, указывает Муйжниекс. Пока, до оценки всех обстоятельств, он воздерживается от подробной оценки, но ясно, что "где-то система недоработана".

Если происходит какая-то авиационная катастрофа, то первым делом выясняются ее причины, после чего департамент Гражданской авиации оценивает освоенную пилотом учебную программу, отбор по критериям здоровья и другие аспекты, чтобы определить, где стоит искать вину — или в программе обучения, или в законодательстве, рассказывает Марис Городцев. Например, пилот самолета, потерпевшего аварию в августе прошлого года в Икшкиле, не налетал минимально необходимого количества часов, поэтому и растерялся при сильном порыве ветра.

Если же авария произошла по вине пилота, то его можно лишить лицензии на два года или на всю жизнь, да и инструкторам придется вносить коррективы в программу обучения.

Опасные авиахулиганы

В Регистре воздушных судов Гражданской авиации Латвии всего зафиксировано 126 воздушных судов, в том числе 29 самолетов с максимальной массой подъема более 5700 кг, 39 самолетов с максимальной массой подъема до 5700 кг, 14 вертолетов, 35 планеров и девять воздушных шаров на горячем воздухе. В регистр не включены парапланы, дельтапланы и мотодельтапланы, но наибольшие опасения вызывают те летательные аппараты, которые принято называть воздушными судами. Правда, этим летом в Салацгриве на летательном аппарате собственной постройки потерпел аварию энтузиаст, которого в авиационных кругах знают как Сашеньку. Трудно применить какие-то санкции к человеку, который сам строит летательные аппараты и летает без соответствующей лицензии, считает Городцев.

Сашеньку хотели наказать по Кодексу административных нарушений, но был пропущен срок подачи заявления. Хотя эти действия можно было бы как-то "подтянуть" под статьи Уголовного закона, выиграет тот, у кого более толковый адвокат, говорит Городцев. Арнис Муйжниекс считает, что о воздушном хулиганстве в Латвии говорить рановато. "Пока этот энтузиаст авиации не угрожает окружающим и не начинает возить пассажиров за деньги, до тех пор никаких особых претензий к нему быть не может".

Часто приходится слышать о неразрешенных коммерческих авиаперевозках. Например, этим летом какой-то предприимчивый пилот на незарегистрированном воздушном судне взялся возить с юрмальского пляжа отдыхающих, но за руку никого не поймали, признает Муйжниекс. Он считает, что такая деятельность носит уголовно наказуемый характер, ибо пилоты, не прошедшие обучения, подвергают опасности жизни доверившихся им людей, а за это надо вводить более строгие наказания.

Материалы публикуются в сокращении. Перевод "Телеграфа"

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form