За годы работы в газете доводилось выслушать не одну сотню жалоб, отреагировать не на один десяток сигналов. Но такого еще не было: позвонивший в редакцию читатель из Юрмалы сообщил, что на территории частного особняка в центре города на шесте висит… мертвая птица! Причем висит уже не первый месяц.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Буду откровенна: сразу не поверила. Неужто кто–то в здравом уме и твердом рассудке станет "украшать" свой участок останками какого–то пернатого?! Или, может быть, позвонивший в редакцию человек принял за мертвую птицу какой–нибудь муляж (благо сейчас модно стало оживлять внешний вид своего подворья гипсовой цаплей или еще чем–нибудь в таком роде)? Прикинув, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, в тот же день я двинулась в Юрмалу по указанному адресу.

Ворону заметила сразу. Сомнения тут же отпали: на невысоком штыре, вбитом посреди очаровательного газончика в евростиле, прямо перед окнами роскошного особняка была подвешена вниз головой мертвая ворона. Легкий ветерок шевелил перья покойницы, поигрывал вздыбленным вверх хвостом.

Первым ощущением при виде этой картины была помесь отвращения с недоумением: как могут хозяева ежедневно любоваться таким "украшением", вопиюще диссонирующим с окружающей элегантностью? А может быть (при этой мысли по спине пробежал холодок), подвешенная к шесту ворона — своеобразный знак окружающим? Дескать, здесь privatїpasums, и посторонним сюда нечего соваться. Одна ворона уже вон сунулась…

Теперь уже понимаю: мыслишка была не из гениальных. Но в тот момент именно она удержала от порыва позвонить хозяевам и поинтересоваться, зачем установили на своем участке такое экстравагантное "украшение" (которое, между прочим, вызывает в гуманных сердцах туристов и местных жителей вполне понятное возмущение). Одним словом, на следующий день проблема была переадресована Юрмальской полиции самоуправления.

Надо сказать, стражи порядка сработали с завидной оперативностью. В тот же день вороньи останки были сняты с "позорного столба" и (надеюсь) преданы земле.

— Хозяева объяснили, что к такой мере прибегли вынужденно, — пояснил старший участковый инспектор Юрмальской полиции самоуправления Айгар Шенберг. — Что у них просто сил не было от засилья ворон, которые целыми днями оглушительно каркали, растаскивали мусор, разоряли гнезда других птиц — поменьше… И когда люди случайно нашли мертвую птицу (сами они ее, естественно, не убивали), то решили использовать таким образом — как старый, проверенный способ отпугивания других ворон. К сожалению, не учли морально–эстетический аспект; когда же я обратил на это их внимание, хозяева извинились и ворону тут же убрали…

…Итак, бренные останки пернатой покойницы больше не оскорбляют глаз и чувств природолюбивых туристов и местных жителей. Однако вопрос, как спастись от назойливости серых каркуш, так и остался без ответа. В Юрмале серые, к слову, расплодились в таких количествах (заметно даже невооруженным глазом), что, похоже, скоро символом города–курорта можно будет считать не чайку, а именно ворону. Озадачившись поиском взаимоприемлемого способа сосуществования вороны и человека на отдельно взятом пространстве частного участка, я решила выслушать специалистов.

Сотрудник Латвийского орнитологического общества орнитолог Эдмунд Рачинскис подтвердил, что за последние десятилетия популяция серых ворон и в самом деле мощно увеличилась. И что птицы эти, очень умные и хитрые, обладают колоссальной способностью выживать и приспосабливаться к самым разным условиям, занимая все мыслимые и немыслимые экологические ниши. Искусственные рубежи, которые возводит человек, отгораживая свое частное владение, серых ворон не волнуют — они гуляют где хотят.

Что касается способов отпугивания, то тут г–н Рачинскис однозначного ответа дать не смог. Сказал лишь, что в каталогах можно найти различные приборы, в том числе ультразвуковые. Но будет ли от них толк, и если будет, то на какое время — трудно сказать: ведь вороны очень быстро смекают, где есть реальная опасность, а где ее видимость…

Не назвал действенного способа избавиться от докучливых пернатых и заведующий отделом информации Рижского зоопарка Ингмарс Лидака. — Такой способ — привесить мертвую ворону, чтобы предохранить свой сад от налетов ее живой родни , — известен с давних времен, — сказал он. — Но, насколько мне известно, это помогает от силы на несколько дней. Равно как и воспроизведение голоса вороны, издающей крики боли, тревоги и т. п. Эти птицы достаточно быстро, а главное, правильно оценивают ситуацию…

Г–н Лидака рассказал, что воронья проблема и в самом деле актуальна для Латвии: они активно вредят садам и огородам, в одном городке в Видземе даже как–то громили городское кладбище — разбрасывали цветы, опрокидывали вазы…

Мало того, в Риге бывали случаи, когда вороны нападали на детей. Это бывает, когда из гнезд вылетают воронята и, не научившись еще нормально летать, пикируют вниз и прячутся в кустах. Родители–вороны их охраняют настолько усердно, что иногда из–за этого страдают люди… Но все–таки: как избавиться от слишком уж докучливого соседства ворон или как–то его минимизировать?

– Надо понять, что собой представляет ворона, — посоветовал г–н Лидака. — Это всеядная птица с громадным потенциалом выживания. Она способна приспособиться к любым условиям — кроме разве что бескормицы. Оглядитесь вокруг себя и попытайтесь понять: что на вашем участке может привлекать ворон? Может быть, постоянно открытый мусорный контейнер — либо ваш, либо по соседству, — в котором регулярно скапливаются отходы — воронье угощение? Или что–то другое?

А убитая ворона на шесте — это и негуманно, и неэстетично. И главное — малоэффективно…

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form