В 90-х годах Олега Мариноху называли человеком, который "взорвал" город Даугавпилс. Сегодня это один из эксклюзивных дизайнеров Латвии.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Первое, что бросилось в глаза в его квартире-студии на ул. Бривибас в бывшем КГБшном доме, — немецкий "шмайсер", висящий на стене в прихожей. На душе сразу стало спокойнее — жив курилка! Склонность к эпатажу, видимо, у него в крови, и никакой внешней респектабельностью ее не вытравишь. Что, в общем-то, и подтвердилось в процессе нашей беседы — Дед по-прежнему готов к любым авантюрам.

В Башне Деда

Дед — это не просто творческий псевдоним. Это некий символ, ориентир. В 90-х годах на его акции в Даугавпилс съезжались неформалы со всей Латвии. Тусовки в Башне Деда и сегодня очень живы в памяти, ведь это был настоящий прорыв в монотонной и довольно тусклой тогдашней жизни. Все было завязано на творчестве — инсталляции, перформансы, живопись, музыка, хореография, кино… Молодежь тянуло к Деду как магнитом. Согласитесь, для этого надо быть личностью.

-- Что ты думаешь сегодня о "бурных девяностых"?

-- Сейчас те совсем молодые люди, которые приходили на эти тусовки, уже стали взрослыми, серьезными, а многие -- и известными людьми. Но я знаю, что для них воспоминания о тех временах — самые яркие. Для них это был толчок к дальнейшему развитию. Они знакомились с искусством. Помнишь, мы создали экспериментальную творческую лабораторию "Лабиринт", там был театр абсурда, и на спектакль по пьесе Ионеску "Лысая певица" люди шли к сцене по винтовой лестнице, которая на протяжении всех пяти этажей была оформлена какими-то объектами: музыкой, картинами, светом, инсталляциями. На самом спектакле всем просто "cрывало крышу"…

А еще на центральной площади запомнилась экологическая акция — сожжение белого коня, пьющего черную воду. Был сделан из бревен огромный конь, где-то пяти-шестиметровой высоты, которого потом подожгли… Концерт с участие музыкантов с Алтая — они играли на варганах… Да, было время… А потом открыли границы, и все разъехались по Лондонам, кто куда.

Когда мы пришли к Олегу в гости, он работал над частным заказом — дизайном интерьера яхты. Параллельно он разрабатывает дизайн эксклюзивного жилья в Риге и Юрмале. В его послужном списке -- создание дизайн-проектов рижских клубов Dolls, Depo и даугавпилсского Banzai. А еще Мариноха в роли неформальной модели любит поучаствовать с друзьями в эксклюзивных показах одежды.

Мастер подиума

-- Недавно ты засветился на подиуме, демонстрируя одежду Marushka (Лена Медведева). Это был твой первый опыт в модельном бизнесе?

-- Про бизнес громко сказано. За это дело я денег не беру. А вообще, первый опыт был, когда я учился в Московском текстильном институте на факультете прикладного искусства. Сейчас это Московская академия текстиля — очень престижный вуз. В нем учился Вячеслав Зайцев. А вообще — это небезызвестный ВХУТЕМАС. Помнишь Остап Бендер, когда нарисовал своего сеятеля, сказал: "Я же не шрифтовик, я закончил ВХУТЕМАС". Там учились лучшие дизайнеры постсоветского пространства.

Так вот, в институте очень много шилось и показывалось. Мы даже ездили в Париж, где наши четыре девочки остались работать по контракту. Так что я "модель" со стажем.

-- А по комплекции ты тогда отличался от себя нынешнего?

-- По комплекции… (Улыбается.) Я был юн и свеж…

-- Чего в деятельности модели больше — творчества или физической работы?

-- Модель — это образ, который идет из души. Ты должен соблюсти, так сказать, каноны…

-- …красоты…

-- (Смеется.) Выхода. Ты должен быть внутри себя, как бы создавать свое превосходство в этом образе. Что вот ты такой, что ты несешь это людям, показываешь что-то им.

После института Олег занимался разработкой дизайна обуви на различных обувных фабриках, а помимо этого -- творчеством. Его работы есть в Латвийском художественном фонде, во многих частных коллекциях, многие куплены и увезены за границу. Сейчас он творит, в основном для себя — не считает, что этим делом можно зарабатывать и раздает работы друзьям. Свой художественный стиль определяет, как декоративное искусство: "Просто декор".

Отец и дети

-- Олег, что изменилось в тебе за последние годы, ты постарел, посерьезнел?

-- Во мне ничто не изменилось, абсолютно. Однако, я определенно стал более ответственным по отношению к близким мне людям. Почти два года назад у нас с Катей (вторая жена) родился сын. Хочу, чтобы он рос счастливым, открытым, целеустремленным человеком.

Пока мы разговаривали, к папе на колени то и дело норовил запрыгнуть белокурый Дамир — сын. В переводе его имя означает — стойкий, железный. Олег же в общении с ним становится очень мягким и трогательно сентиментальным.

-- Насколько я помню у тебя в то время, о котором мы вспоминали, тоже была семья?

-- Да. У меня два взрослых сына. Одному из них, Роме, 18 лет, Саше -- 16. Я их очень люблю. У нас отличные взаимоотношения!!!

-- Чем занимаются взрослые сыновья?

-- Старший учится в художественной школе. Средний заканчивает обычную. Приезжают ко мне в гости. Вместе отдыхаем, а иногда и работаем — они помогают мне на объектах. Учатся у папы.

-- А как они относятся к тому, что папа у них такой, по сути, "безбашенный" парень?

-- Все знают их папу, и они в почете. Их бесплатно пропускают на все мероприятия в Даугавпилсе, потому что все мои друзья сидят во главе всех клубов и концертных залов. Так что мои дети -- VIP-персоны на всех вечеринках.

-- Скажи, а ты, как прежде, способен забраться по водосточной трубе на четвертый этаж студенческой общаги?

-- (Хохот.) Ты это тоже помнишь? Как я летел оттуда — со свистом. Да, с такой комплекцией и опытом уже вряд ли полезу по трубе. Но можно сделать расчет, нанять какой-нибудь кран, то есть продумать какой-то технический способ доставки объекта на нужный этаж.

Начни с себя

-- Как произошло твое перемещение в Ригу? Что повлияло на решение сменить дислокацию?

-- Возможность найти побольше возможностей применения себя, скорее всего. Здесь и строилось больше, и звали меня сюда. Хотя с Даугавпилсом связи не рву. Например, не так давно работал над дизайном клуба Banzai, где арт-директором является Саша Вронский (DJ V-Sky), прошу отметить, мой сподвижник и друг. Нас нашли бизнесмены -- изотерики-философы. Нормальный же бизнесмен не станет строить клуб, тем более в Даугавпилсе. Он построит базар, нефтехранилище — то, что принесет ему сразу конкретные деньги. А клуб — это довольно опасное мероприятие — не известно, как он "выстрелит". Почему-то многие думают, что в Даугавпилсе люди не рождаются, не взрослеют и не желают отдыхать. Не хотят играть в боулинг, вкусно кушать в ресторанах, культурно веселиться на дискотеках и так далее. Конечно, они рисковали, и я думаю — не ошиблись.

-- Вот ты затронул больную тему. Что возразить человеку, который говорит, что Даугавпилс -- это "полный отстой"?

-- Я бы сказал, что надо начинать с себя. Если ты хочешь, чтобы то, что тебя окружает, было достойным, постарайся сам что-то для этого сделать в конце концов. Получи хорошее образование, найди применение своим силам, помоги кому-нибудь. Если так сделает один, другой, четвертый, то и появится что-нибудь в Даугавпилсе. А если ждать, что тебе что-то дадут, — это глупо. Тебе никто ничего не даст. Надо попытаться самому что-то сделать.

-- С тобой, вечно к чему-то стремящемуся и ищущему острых ощущений, с тусовочно-неформальным образом жизни, семье, наверное, трудновато? Или тебе с семьей?

-- У меня чудесная жена. Мы оба осознаем, что партнер должен способствовать развитию другого, а не являться сдерживающим фактором.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form