Кризис в области европейской порноиндустрии, наблюдающийся уже на протяжении двух последних лет, громко аукнулся и в Латгалии. В Латвии мало кто об этом знает, но край голубых озер давно и хорошо известен всему миру как кузница кадров для специфического кино — так называемой "голубой клубнички".

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
К терпимости готовы?

В то время как в среде латвийских политиков не прекращают кипеть страсти вокруг обсуждения одной из активно навязываемых латвийскому обществу свобод европейской демократии — права на однополую любовь, на самом деле наше государство относится к секс-меньшинствам весьма лояльно.

Снимать ту же голубую порнографию в Латвии можно без проблем. Даже специального разрешения не требуется. Студии латвийского кино для взрослых официально относятся к Министерству культуры, сотрудники которого время от времени проводят лишь экспертизу продукции.

Жесткую эротику спокойно можно демонстрировать в кинотеатрах и по ТВ, а порнографические фильмы — только в секс–шопах. Единственное ограничительное условие — актерам должно быть больше 18–ти. А уж при наступлении совершеннолетия все желающие могут сниматься в порнокино сколько влезет. Кому как нравится и кто во что горазд.

Несколько лет назад, правда, по поводу голубого кино, снимаемого в Латгалии, разразился большой скандал. На уровне республики. С привлечением полиции нравов и десятков международных экспертов. Однако инкриминируемое даугавпилсскому модельному агентству Variants совершение преступления за отправку лиц для сексуального использования за границу не подтвердилось.

Иностранные эксперты объяснили "темным" латвийцам, что между порнографией и проституцией существует огромная разница. Европейские нравы намертво встали на защиту интересов латвийского порноискусства. И победили. Подозрения с агентства были сняты, а съемки студией Variants специфического кино продолжились. Несмотря на ударные темпы Variants, спрос все равно многократно превышал как местные возможности, так и предложения.

Латгальский почин

Сегодня директор эксклюзивной латгальской порностудии, пожелавший представиться Владиславом, вспоминает о тех временах с ностальгией. Он был одним из первых в нашей стране, кто понял, что на выпуске порнопродукции местного пошиба можно неплохо заработать. Его фильмы стали первыми официально зарегистрированными в Латвии.

— Когда семь лет назад мы только начинали работать на рынке порнобизнеса, то были ориентированы на массового зрителя, — вспоминает Владислав. — В числе моделей Variants были парни и девушки, мы снимали гетеросексуальное кино, наших моделей для съемок заказывали западные компании. Однако вскоре нам пришлось от девушек–моделей отказаться.

Дело не только в женских капризах. У самых красивых из них всегда имелась возможность податься за границу, в совершенно другой, более прибыльный бизнес, который с кино никак не связан. Оказалось, что с парнями работать намного проще. Даже если кто–то из них уезжал на заработки за границу, практически все возвращались. И мы их обратно в свою компанию охотно принимали.

— Возвращались потому, что работа их ждала непыльная?

— Смотря с чем сравнивать. Если с 16–часовым вкалыванием на западных фермерских плантациях или у ирландского станка — то, естественно, не особо пыльная. Хотя на самом деле она не так проста, как кажется со стороны. Вроде бы, с одной стороны, мы за своими моделями всячески ухаживаем. За их внешностью тщательно следят косметологи, парикмахеры лучших городских салонов и тренеры фитнес–центров. Мы исправно платим зарплату, все налоги, предоставляем социальные гарантии. Кстати, у многих наша студия была первым официальным местом работы.

Прежние работодатели, на которых парни много лет трудились, о них так не заботились. С другой стороны, один съемочный день — это 6–7 часов работы. Причем на постоянном взводе, перед камерой. Подобное может выдержать далеко не каждый. Были такие, кто со съемочной площадки просто–напросто сбегал. Чудодейственная виагра не помогала.

Кладезь колоритов

Тем не менее, по словам Владислава, с моделями у Variants проблем никогда не было. Даже несмотря на такой специфический вид деятельности, как откровенные съемки в кино не для всех. Заработки времен конца 90–х для Латгалии были фантастическими — актерам платили от 300 до 800 долларов за один съемочный день.

Желающие валом валили на кинопробы. Но подходящими для "голубой клубнички" признавались единицы. Как правило, вовсе не представители секс-меньшинств, а гетеросексуалы — те, кто в обычной жизни предпочитает женщин. Но чего только не делают некоторые современные молодые люди в охоте за длинным рублем…

— Это было по–настоящему золотое время, — сокрушается Владислав. — Желающих было столько, что среди кандидатов приходилось проводить жесточайший отбор. Ну и сам я постоянно искал красивые колоритные типажи, способные понравиться компаниям–производителям.

— Били часто?

— Как–то обходилось. Выручали профессиональные навыки. Без хвастовства: 70% приглянувшихся молодых людей удается уговорить. На кого–то больше приходится потратить времени, на кого–то — меньше. Но даже те, кто отказывается сниматься в порно, почти всегда готовы к сольным съемкам. И за вознаграждение с удовольствием позируют.

— И все это пользуется международным спросом?

— Своих фильмов под логотипом Variants мы выпустили не так уж и много. Но зато проводили съемки для многих известных зарубежных компаний, которые из нашего отснятого материала монтируют фильмы и затем распространяют их по всему миру. Дело в том, что наши модели всегда были для порноиндустрии интересными. Прибалтийский типаж сам по себе очень выразителен. А смешение кровей разных народов в Латгалии дало множество красивых людей. Они заметны и привлекают к себе внимание в любой точке мира.

— Порнозвезды местного пошиба имеются?

— Есть модели, у кого за плечами по нескольку десятков фильмов. Некоторые даже переиздаются. Афишировать свое участие в таком кино никто из наших моделей, конечно, не стремится. Продукция вообще на продажу в Латвии не рассчитана.

Но благодаря пиратам иногда в латвийских магазинах появляется. Причем продается не из–под полы, а открыто. Сам видел неоднократно. Если бы обнаружил фильмы с логотипом "Варианта" — обязательно бы судился. А так — ограничился предупреждением торговцев.

Кризис жанра

По словам владельца студии Variants — продюсера, сценариста, режиссера и оператора в одном лице, центр мировой порноиндустрии, еще недавно располагавшийся в старейших странах Европы, уже на протяжении двух лет стремительно сдает свои лидерские позиции. В частности, в Германии.

Так, недавние короли порно — немцы — уже даже не состоят в придворных. Во Франции — законодательнице жанра — тоже наметились серьезные проблемы. Как с актерами, так и со сценариями для новых лент. Заслуженные порно–пенсионеры уходят на покой, режиссеры ошарашено озираются по сторонам в поисках новых кинематографических историй и свежих талантов. И ни того ни другого не находят.

Старые сценарии и герои оказались настолько профессиональными и востребованными, что кино ХХХ в последние годы во Франции практически не снималось.

Британская порноиндустрия, по оценкам лондонского Института современного искусства, вообще находится в плачевном состоянии. На островах разучились не только снимать, но и потреблять продукцию "взрослого" жанра. Мешает британская чопорность. Уважаемые искусствоведы, обеспокоенные судьбой европейского специфического кино, даже предприняли отчаянную попытку его спасти.

На международной конференции лучшие порноумы решали, как же в подобных условиях им отныне жить и творить. Однако далее громких воздыханий по старому доброму времени (еще в 2003 году на порнобизнесе было заработано полмиллиарда евро!) дело не сдвинулось. Центры мировой порноиндустрии активно перекочевывают в новые члены ЕС.

В частности, в Чехию, в которой на сегодняшний день существует порядка двадцати порностудий, а в фильмах для взрослых переснималось чуть ли не полстраны. Большое будущее на этом поприще эксперты еще совсем недавно прочили и Латвии. Но, похоже, ошиблись. Хотя все предпосылки для процветания порнобизнеса в нашей стране вроде бы налицо.

Инфляция вместо морали

Полгода назад студия Variants вынуждена была приостановить свою деятельность. Главная причина — неконкурентоспособность из–за обрушившейся на Латвию после вступления в ЕС инфляции.

— Хотя заработки моделей вроде бы и не стали меньше, но за последние 6–7 лет уровень жизни в Латвии совершенно поменялся, — сокрушается Владислав. — Затраты в съемки вкладываются очень большие — плюс налоги. Продукция получается очень дорогая. Теперь в странах Западной Европы снимать порно получается выгоднее, чем в Латвии. Как компании–производители этого добиваются, для меня большая загадка. Думаю, не обходится без нелегальщины.

Знаю, что в Латвии имеется несколько агентов, которые набирают людей для порносъемок и везут их за границу. Поскольку деятельность таких агентов нелегальна, они ни за что не отвечают и очень часто моделей обманывают. Так, говорят, что придется сниматься в гетеросексуальном кино, а на самом деле везут их для гомосексуальных съемок. Перед фактом ставят уже на месте.

— Значит, легальному латгальскому порнобизнесу пришел конец?

— Думаю, нет. Я просто взял тайм–аут, чтобы посмотреть, как дальше будет развиваться ситуация. Наши модели готовы работать. Ведь даже сегодня те же 600–800 долларов — хоть и не фантастические деньги, но на дороге не валяются. Кстати, к нашим латгальским ребятам проявили большой интерес Япония и азиатские страны. Герои и сценарии наших фильмов настолько им понравились, что недавно в Америку к одному из наших партнеров по бизнесу приезжали на переговоры их представители.

— И с чем же связан, на ваш взгляд, подобный интерес?

— Понимаете, одно дело, когда во Франции или США в кино снимаются геи, делающие все профессионально и охотно, и совсем другое — наши парни. Они любители, которые впоследствии, может быть, и станут профессионалами, но они все–таки гетеросексуалы. И это сразу видно. А зрителя, как известно, не обманешь. Тем более нашего, которому нравятся настоящие мужчины. Это поднимает рейтинги нашего латвийского кино. К тому же наши фильмы не сплошное порно. В них есть сюжет, красивые пейзажи. Мы часто выезжали для съемок за границу. Хотите взглянуть?

— Нет уж, спасибо.

— Нет уж, посмотрите, раз проявили интерес. Хотя бы заставку (прелюдия к фильму, вступительная часть).

Итак, Красная площадь. Мавзолей. Двое караульных в форме отдают друг другу честь. То есть руку к голове прикладывают. Этот фрагмент повторяется несколько раз, благодаря чему создается впечатление, что караульные друг другу весьма понравились. С продолжением… Заставка к другому фильму: покрытые снегом холмы, на которых растут сосны, у подножия стоит загородный дом, во дворе которого с собакой играют молодые люди. Действительно очень красивые ребята. На вид — около 20…

— А вас не мучает совесть за то, что вы, в общем–то, развращаете мальчишек? — спрашиваю у Владислава.

– Я считаю, что развратить совершеннолетнего человека невозможно в принципе. Я просто даю информацию, а каждому дано право самостоятельно решить, воспользоваться ли ею. Сейчас у многих моих первых моделей уже имеются собственные семьи. Они нормальные семейные люди, и их единственное отличие — они перестали бояться того, чего боятся практически все без исключения мужчины.

— Латгалия к "голубой революции" готова?

— По крайней мере те, кто снимался у меня, относятся к секс-меньшинствам намного терпимее. А это более 600 человек! Такое вот кино.

Людмила СТОМА, Даугавпилс.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form