close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
В результате в нашей маленькой Латвии, где чуть более 2,3 млн. жителей, на сегодняшний день проживают 500 тысяч неграждан, имеющие позорную кличку ALIENS PASSPORT, различия в правах, визовые проблемы при выезде за рубеж, скрытые и явные запреты на ряд профессий, незачет в пенсионный стаж проработанных в бывших республиках СССР лет и множество других проблем. За годы независимой Латвийской Республики гражданством осчастливлены, естественно, после уплаты госпошлины, сдачи экзаменов и клятвы, всего лишь 60 009 сынов и дочерей нашей страны.

Или то, что мы, как стадо баранов, без малейших возражений проходили унизительную аттестацию (сдавали экзамены) по латышскому языку? И по этому параметру нас разделили на категории с выдачей "аплиецибы" когда–то — I, II, III, сейчас выдают аж шести категорий.

Даже советский режим, который обвиняют во всеобщей русификации, до такого не додумался. И никто никого никаких экзаменов сдавать не заставлял. Или то, что в 1999 году наших детей тихой сапой лишили возможности на русском языке обучаться в государственных вузах? Голь на выдумки хитра — латышский худо–бедно мы сдали, а многие и просто купили "аплиецибу"; в вузах тоже наши дети учатся — кто в государственных, а кто и в частных на великом и могучем. Ведь плата за образование в них почти одинакова, и даже в вузах более 70% студентов ныне учатся за деньги. Автор убежден, что, разделив нас на граждан и неграждан, введя ряд других унизительных ограничений, Латвия упустила уникальную возможность согласия в обществе и строительства благополучного, процветающего, экономически сильного государства.

Может, и прав К. Шадурскис: если мы разрешим с 01.09.2004 года обучать наших детей в средней школе только на латышском языке (так в законе. — Я. П.), то действительно сдадим последний рубеж и превратимся в Иванов, не помнящих родства?

Кому она нужна, русская школа?

В 1995 году Сейм внес поправки к Закону об образовании и обязал преподавать не менее двух учебных предметов на латышском языке в основной и не менее трех — в средней школе нацменьшинств. Мы смолчали. Без подведения итогов этого "эксперимента" МОН с 1999 года ввело насильственный перевод этих школ на билингвальное образование. Мы тоже побежали выполнять. Без науки, без методик, без учебников, без хорошо подготовленных учителей результаты не могли быть позитивными. То, что из четырех предложенных МОН билингвальных моделей три даже зарубежные эксперты признали ассимиляционными, особо не афишировали — дети–то ведь не свои. Да и то, что даже в США после 30–летнего эксперимента по билингвальному образованию от него отказались, для нас тоже не указ.

О том, что двуязычие порождает полуязычие и полукультурность, сказал эстонский исследователь Хильд. В мире всего 4% людей одинаково владеют двумя языками — те, кто родились в двуязычных семьях и которых с рождения грамотно обучали обоим языкам.

Автор этих строк утверждает, что навязанный, неподготовленный билингвизм, а тем более обучение детей на неродном языке — это насилие над психикой ребенка. Многие ученики — до 40% — вообще не смогут учиться в средней школе, а многие выйдут из нее полузнайками. При такой учебе и латышский язык не будет совершенным, ведь дети будут нацелены на изучение предмета. Очень мало в последние годы МОН говорит о качестве преподавания самого латышского языка, не объясняет, куда ушли те почти 10 млн. долларов, которые выделили на эти цели зарубежные "доноры" и Латвия. Значит, власть имущим не нужен наш латышский язык, им нужно, чтобы мы знали свое место. Декларация: ученик должен знать латышский как родной, по мнению профессора ЛУ Н. Клочковой, абсолютно невыполнима с точки зрения психолингвистики, но свободное владение можно обеспечить, если преподавать язык правильно, грамотно, психологически корректно и по хорошим учебникам. МОН навязывает билингвизм; закон предписывает обучать в средней школе на госязыке — в результате получим поколение полуграмотных, полуязычных людей, неконкурентоспособных на рынке труда. Такой ли судьбы мы хотим для своих детей?

По мнению британского специалиста Колина Бейкера, степень билингвального обучения — это только политический вопрос. По мнению финских исследователей, билингвизм является фактором, осложняющим психологическую ситуацию человека, и, как правило, сопровождает политическую специфику в государстве.

Так кто же политизирует педагогическую, психологическую и даже психолингвистическую проблему? Кто определил, как это безобразие уже сказалось и еще скажется на здоровье наших детей? Как бы там ни было, человек всегда думает на родном языке, а известный писатель Сергей Довлатов как–то сказал, что на иностранном языке человек теряет 80% своей личности. Возможно, художник и несколько преувеличил, но и родители, и учителя не желают, чтобы был потерян даже 1% личности ребенка. Так или иначе, но усредненный показатель качества знаний детей Латвии в прошлом учебном году был всего лишь 5,63 балла по десятибалльной системе, то ли еще будет…

Кто виноват и что делать?

Виноват Сейм, который, идя на поводу у нацрадикальных политиков, принял в 1998 году недемократичный, противоречащий Всеобщей Европейской конвенции по защите прав нацменьшинств Закон об образовании.

Виновато МОН, ведь там все же в основном педагоги работают. Какое право они имели цинично проигнорировать исследование, проведенное в 2002 году Балтийским институтом социальных наук, согласно которому "реформу 2004 года" не поддерживают 52% учителей, половина директоров школ, 48% родителей; считают, что билингвизм негативно сказывается на психологическом самочувствии детей, 62% учителей и 72% директоров школ; убеждены, что билингвальное обучение негативно сказывается на качестве знаний детей, 51% учителей и 64% директоров.

В феврале нынешнего года Госинспекция образования анкетировала школы нацменьшинств, 89% ответили, что имеют проблемы и на сегодняшний день к реформе не готовы! Разве это не основание для демократизации закона? Ведь закон не священная корова. Законы пишут люди, и переписать их могут тоже люди.

Что делать? Мы, депутаты Сейма от ПНС, довели до сведения правозащитных организаций Европы и мира, посольств, ЕС, ОБСЕ… о ситуации с образованием нацменьшинств в Латвии; в очередной раз внесли поправки к пресловутому закону, но этого мало.

Русскую школу могут защитить только сами школы — учителя, директора, родители. Нужно писать письма протеста президенту ЛР, спикеру парламента, президенту министров, министру образования, министру интеграции — коллективные и индивидуальные. Нужно поддержать референдум, над проведением которого начали работать молодежное движение "Солидарность" и ее лидер Иван Стальной. Кстати, номер благотворительного телефона 9006688, позвоните, и вы пожертвуете на эти цели 1 лат. Нужно вести диалог с политиками и чиновниками МОН. Приглашайте нас на педсоветы, родительские собрания, и мы придем. Считаю, что лучше всего решить проблему посредством диалога и парламентским путем. Но если власти на это не пойдут, то допускаю и другие меры, разрешенные законом. Ведь и учителя, и медики, и крестьяне хоть каких–то уступок от правительства до сих пор добивались только предупредительными забастовками. И пусть нас не обвиняют в нелояльности. Мы хотим быть лояльными к нашему государству, но оно не хочет быть лояльным к нам. Я на днях получил письмо от опытнейшей и мудрейшей учительницы: "В нашей школе прошли проверки на предмет готовности к работе 2004 года. Конечно, отметили, что подготовка идет неудовлетворительно. А как этот маразм можно "удовлетворить"? У учителей настроение паническое, боятся 2004 года, как конца света. Многие боятся безработицы…"

Хватит бояться! Нужно защищать всеми разрешенными законом способами свои права, права наших детей. Ведь сам министр утверждает: это последний бастион!

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form