Время от времени раздаются обвинения в адрес "Вести Сегодня" в "искусственном нагнетании национально–этнических страстей". Нет чтобы способствовать интеграции.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Но когда приходит в редакцию вот такая очередная Даце (это могла бы быть и русская, и украинка, и кто угодно, но в данном случае — латышка) да еще с младенцем на руках — сразу это модное слово начинает звучать пустым звоном, становится синонимом слова "лицемерие". Женщине по имени Даце нет решительно никакого дела до интеграции и даже до Интернета. Даце, нарожавшая для страны кучу будущих солдат, существует не в виртуале, а в суровом реале, и просит о помощи. Объяснений, что здесь не собес, а всего лишь газета, слушать не хочет. "Действительность, говорите, отражаете? Вот и отразите, — приказала Даце. — А в собесе я уже была, спасибо…"

Первая серия. Завязка

Семье Барановских — это Даце, ее муж (строительный рабочий) и трое их сыновей — всегда нравилось жить в Болдерае. Место тихое, зеленое, воздушное, школа рядом, речка, 20 минут до моря. Особенно хорошо в теплое время года. Как только у отца семейства выходной, все айда на остров Любви. Есть такой в Болдерае, там флора и фауна, грибы и дичь. Да–да, дичь, то бишь косули, зайцы и другое зверье (эх, махнуть бы на остров Любви навсегда!). Семейная надувная лодка умудрялась вместить всех — даже небольшую лохматую собачку, в принципе не злую, но скрывающую свою родословную. Ежедневный быт этой ячейки общества был скромен и нелегок, но "семейная лодка" (выражаясь на сей раз фигурально) была крепка и не разбивалась о быт. Жили на улице Миглас, в старом–старом деревянном 2–этажном доме без удобств за номером 3: вода только холодная, туалет на улице, печное отопление и баллонный газ. Обитали в доме, кроме Барановских, несколько семей: в основном пенсионеры, дети. Есть один инвалид.

Первым хозяином дома был молчаливый одинокий мужчина, и звали его Раймонд Чапа. В 1999 году он предложил жильцам составить с ним договор о бессрочной аренде. Правда, не бесплатно. Барановские, например, заплатили 4800 долларов. А что было делать? Дом простоял 100 лет, авось еще 100 простоит. То есть буквально. Гарантией в ближайшие 99 лет (это срок бессрочного договора) не остаться на улице казался сам договор. В договоре было все сказано про ремонт (внутренний делают жильцы, наружный — хозяин), также про сад, огород и кладовки, но ни слова о главном — что хозяин не имеет права ни продавать, ни закладывать дом, раз уж сдал его в бессрочную аренду да еще получил за это очень хорошие деньги. Странно, но никто из жильцов не обратил внимания на это "главное", жили себе и жили, платя 32 сантима за квадратный метр (плюс минимум коммунальных услуг) — так до 3 сентября 2001 года. Раймонд Чапа продал дом — по своему обыкновению молча. "Обстоятельства", — кратко ответил он на вопросы жильцов.

Вторая серия. Развитие

Купила дом цыганская семья, хотя основного человека в ней зовут Атис Сунитис. Оказалось, что на момент покупки дом уже был заложен в банке за 6500 долларов, но Чапа не смог в оговоренный срок отдать банку деньги с процентами (15,44% в год, однако!), поэтому Сунитис выкупил дом из банка. 29 августа 2001 года Сунитис погасил долг Чапы в банке, а через 4 дня, 3 сентября, составил договор с Чапой о купле–продаже. Новые хозяева, как мы уже догадываемся, захотели перезаключить договор с жильцами, но жильцы дружно отказались. Это и понятно — Сунитис с супругой захотели иметь в 2002 году 80 сантимов за кв. м. На Миглас, 3, воцарились ссоры и брань. Хозяева пообещали устроить несговорчивым жильцам сладкую жизнь и, надо им отдать должное, сдержали слово. Они отключили жильцам воду, и люди всю зиму ходили за водой в колонку через дорогу, но не сдались. Что бы вы сделали на месте Сунитиса? А он, человек простой, как песня, взял топор и перерубил кабель. У жильцов исчез и свет. Им стало так грустно, что они обратились в Курземское отделение полиции. И. о. начальника Лукасс сделал все, как положено: на хозяина был составлен административный протокол за самоуправство, а на его жену Лигиту — за нецензурную брань. Оба протокола были направлены в Административную комиссию районной управы. В результате жильцы, вновь обретя воду и свет, чуть не закричали "Ура!", однако за этой серией типично латвийского бесконечного сериала про драматические отношения хозяина и жильцов последовали другие.

Сунитис решил сделать так, чтобы жильцам некуда было платить свои 32 сантима за кв. м. Он в ноябре 2003 года закрыл свой счет в банке NORD LB. Жильцы, посовещавшись, начали пересылать квартплату просто по домашнему адресу хозяина, а за коммунальные услуги платили конкретным поставщикам — "Ригас уденс" и "Хоэтике". Так длилось год, потому что хозяева уехали в Англию. Приехав в сентябре 2003 года, они подали иски в суд на выселение всех жильцов. Сунитисы упирали на то, что бессрочные арендные договоры были составлены прежним хозяином, Чапой, в тот период, когда на дом уже был наложен арест из–за его долга банку. Тут–то все и поняли, насколько отпетым мошенником был Чапа, как он всех обобрал и подставил.

Плакали все сбережения семьи Барановских — 4800 долларов. Много ли получает строительный рабочий? О покупке квартиры не может быть и речи. А Чапа, кстати, сейчас сидит в тюрьме за махинации с недвижимостью, поэтому мы можем называть вещи своими именами без всякой боязни самим попасть под суд. По банковскому договору, Чапа не имел права ничего делать с домом — ни закладывать, ни делить, ни заключать договоры с жильцами. Но мошенник жаден. Бедные подставленные жильцы! Надо ли сомневаться, что Курземский районный суд принял решение в пользу Сунитисов: все бессрочные договоры АННУЛИРУЮТСЯ. Даце с детьми и вещами (так и написано в решении суда) надлежит IZLIKT (выставить) в двухнедельный срок и без предоставления другой жилплощади.

"Господи! Что это за люди! Что это за государство! Как можно так легко выкинуть на улицу нормальную семью с тремя детьми!" — негодует Даце, и в этом вопле, который я слышу много лет, едины люди всех национальностей, которым нечего терять, кроме своих цепей. Полнейший интернационал и интеграция — на уровне отсутствия работы, хлеба, крыши над головой.

Ну а Сунитису благоприятное судебное решение развязало руки: он опять отключил воду и свет, снес туалет, запер калитку на ключ и т. д. и т.п. Никакая полиция больше над ним не властна.

Третья серия. Кульминация

Вроде бы все по закону. Однако сопоставим некоторые даты. Чапе был приговор С КОНФИСКАЦИЕЙ ИМУЩЕСТВА. Прокуратура наложила на дом арест, который до сих пор не снят. Справка из рижского регионального отдела Государственной земельной службы говорит о дате этого ареста — 6 июня 2001 года. А через 3 месяца, 3 сентября 2001 года, когда Чапа и его дом были уже арестованы (!), Сунитис покупает у Чапы дом (договор купли–продажи, согласно справке из Земельной книги, датирован именно этим числом!). Почему же суд от 6 февраля 2004 года, выселивший Барановских, абсолютно не обратил на это внимания? ДОГОВОР КУПЛИ-ПРОДАЖИ МЕЖДУ ЧАПОЙ И СУНИТИСОМ НЕЗАКОНЕН! Стало быть, и решение суда от 6 февраля 2001 года с его идиотским IZLIKT — незаконно. Вторая странность — арестованный Чапа не просто продал дом Сунитису, а через доверенное лицо. КТО бы вы думали это доверенное лицо? Это… гражданская жена Атиса Сунитиса, Лигита Марцинкевича. Даце подала апелляционную жалобу в Рижский окружной суд и отправилась в коммунальный департамент — встать на очередь социального жилья. И. о. председателя департамента Курземского района г–жа Звиедре оказалась доброй чиновницей: поставить семью Барановских на очередь не составляет проблем, но для этого Даце должна… отозвать свою апелляционную жалобу. Что Даце и сделала. Однако после этого жилкомиссия отказалась поставить самью Барановских на очередь: "Вы не подходите ни к одной категории социальных очередников". За такие СОВЕТЫ добрых чиновников надобно бы публично СЕЧЬ РОЗГАМИ на Домской площади!

Ни в Министерстве семьи и детей, ни в Сиротском суде Даце не оказали поддержки (в Министерство интеграции она, правда, не обращалась). У нее оставался выбор: или идти в семейную ночлежку, или снимать квартиру. Ведь Сиротский суд предупредил: если останетесь на улице — детей отдадим в детдом. И тут Барановские совершают роковую ошибку: снимают квартиру, тем самым сжигая за собой все мосты. Ни судиться, ни чего–то требовать от Рижской думы они больше не могут, потому что как бы "имеют жилье". Правда, хозяева снятой квартиры потребовали от Барановских освободить ее через 3 недели. У семьи осталось единственное пристанище в бурном жизненном море — их надувная лодка. Где помещются пятеро. Не считая собаки.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form