Роберт Иделсон — президент компании Parex Asset Management, которая является крупнейшей инвестиционной компанией в странах Балтии с активами под управлением свыше 600 млн. USD.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
"Вести Сегодня" часто обращается к нему как к эксперту в области управления деньгами, однако сегодня мы беседуем с господином Иделсоном о жизни вообще, а не об экономической ее составляющей. Выяснилось, например, что он, золотой медалист школы, мог стать инженером–программистом и/или шахматным гроссмейстером. А еще… Вот об этом вы и прочитаете в интервью.

— Существует мнение о том, что жившие в советское время люди добивались успехов "не благодаря, а вопреки". Можете ли вы сказать о себе то же самое?

— Не могу, поскольку я слишком молод, чтобы сделать такое заявление. Процесс моего становления пришелся на период независимого государства. Моя карьера — то есть первое рабочее место — началась в 1994 году.

— Но это карьера, а формирование взглядов в подростковом и юношеском возрасте?

— Если говорить о зрелом восприятии действительности, способности к объективной оценке процессов, то такие взгляды у меня появились к концу 80–х — началу 90–х годов, чему я очень рад, так как на них практически не влияла так называемая "советская пропаганда". Все, что было раньше — это детские воспоминания, которые по определению не могут быть плохими. Хотя я прекрасно помню и очереди за дефицитом, и забитый общественный транспорт. Я не отношусь к тем людям, которые, собираясь вместе и вспоминая былое, начинают идеализировать прошлое.

— Неужели вас, как это было принято в советских семьях, родители не заставляли стоять в очередях вместо себя?

— Что значит — "заставляли"? Скорее, просили. И я, как воспитанный ребенок, как правило, не отказывался. Приходилось, например, стоять за сосисками в магазине "Минск". Это же когда–то было в порядке вещей. И, к счастью, закончилось. Говорят, что люди очень быстро привыкают ко всему плохому, но, думаю, что к хорошему привыкаешь не менее быстро.

— Какие предметы любили больше всего в школе?

— Математику. Я был сторонником точных, а не творческих наук. Мне нужно четко понимать, что и как нужно сделать для достижения определенного результата. Хотя многое зависит от преподавателей — математику нам преподавали очень хорошо, поэтому этот предмет мне нравился больше других.

— В комсомол не собирались вступать?

— Пионером, конечно, был, а в комсомол уже вступить не пришлось. Поскольку к тому времени, когда я учился в 8–м классе, членами этой организации становились только персоны, придерживавшиеся довольно радикальных взглядов — активисты Интерфронта, например. Даже собрания родителей на эту тему устраивались. Но я к тому времени имел определенное понимание того, чего я хочу и чего не хочу, и вопроса о вступлении в комсомол передо мной не возникало.

— Фильм "Легко ли быть молодым?" произвел на вас впечатление?

— Не особенное. Никогда не относил себя к числу неформалов, эпатировать — не в моем стиле. Предпочитаю стандартную одежду и панком никогда не был. Кстати, в школе даже не курил. По всей видимости, меня просто правильно воспитали родители. К тому же была компания, в которой никто не собирался ставить сомнительных экспериментов над своим здоровьем — поэтому и не курили, и не выпивали.

— А на дискотеки ходили?

— В школьное время — очень редко. Проводил свое свободное время по–другому. Например, тогда появились первые компьютеры, которые меня очень заинтересовали. Играли с друзьями в компьютерные игры, в карты играли много, в том числе и "на интерес". Говоря же о дискотеках, видимо, одной из причин того, почему меня они практически обошли стороной, стало то, что в пионерских лагерях я ни разу не был — летом всегда отдыхал с родителями на даче.

— Когда вы заканчивали школу, то столкнулись с проблемой выбора вуза или факультета?

— Там была весьма интересная история. Я заканчивал школу в 1992 году. Имея склонность к математике и вычислительной технике, я, естественно, полагал, что должен в будущем работать в сфере программирования, и собирался поступать на соответствующий факультет РТУ. Когда же я был близко к завершению школы, отец подкинул мне мысль, что, может быть, более перспективным направлением является экономика. Так как я окончил школу с золотой медалью, в РТУ меня взяли без экзаменов. В свою очередь, в Латвийский университет я вступительные экзамены сдал и начал учиться там на экономическом факультете. А из РТУ меня отчислили, после того как обнаружилось, что я не посещаю лекции и не сдаю контрольные работы. Но я об этом, как вы понимаете, не жалею.

— На что тратили свою стипендию?

— Ее размер составлял, по–моему, 12 латов. Точнее, сначала эта сумма выдавалась "репшиками". Небольшие, в общем, деньги. На них разгуляться было нельзя. Я тогда увлекся музыкой, и практически вся стипендия уходила на обеды и кассеты.

— Что за группы вам были близки в то время?

— Представители "новой волны" — Alphaville, Falco, Pet Shop Boys, Depeche Mode. Тогда в Риге стали появляться студии звукозаписи, где за определенную сумму можно было записать песни практически любого коллектива. Потом они исчезли, а на их место пришли польские кассеты с цветными вкладышами. Ну и, наконец, помню первый музыкальный магазин M–Daile на Кришьяна Барона. Но там было очень дорого.

Помимо музыки я увлекался шахматами. Считаю, что они сильно помогают развивать логическое мышление. Еще в школьные годы занимался ими в шахматной школе Кобленца, дошел до 1–го разряда. Потом, правда, ушел из кружка, поскольку понял: для того чтобы добиться серьезных результатов, нужно уделять шахматам много времени. Мне же в первую очередь нравится игра как таковая, а тратить время на подготовку для достижения серьезных результатов не хотелось.

— Было ли для вас студенчество тем, что многие называют "счастливейшим временем в жизни", когда можно "оттягиваться в полный рост" и т. д?

— Когда я поступил в университет, совместные поездки в колхозы на уборку картошки уже отменили. Не было такого, чтобы мы дни и ночи проводили в компаниях, пели песни под гитару и постоянно совершали безрассудные поступки. Началось другое время. Все были озабочены тем, что делать дальше: определенности, существовавшей в советское время, уже не было, и большинство моих сокурсников рассуждало о том, например, каким заняться бизнесом.

— А вы не стали молодым предпринимателем?

— Нет. Как показывает практика, люди, начинающие делать бизнес в молодом возрасте, склонны больше рисковать, либо начинают бизнес вместе с партнерами. Хотя идей было много, они не доходили до реализации. Во–первых, из–за отсутствия одержимых какой–либо бизнес–идеей партнеров, а во–вторых — из–за моего жизненного кредо: я не люблю риск. Мне не была присуща позиция "бросить учебу — начать бизнес".

— А что за идеи были?

— Я люблю спорт, и была мысль организовать свой тотализатор. Я тогда и сам иногда посещал тотализатор, ставил там деньги.

— Много проиграли?

— Не очень. Больше просадил, когда эта услуга стала доступна в Интернете.

— А сейчас спорт вас увлекает?

— Очень. Если есть возможность, обязательно езжу на крупные мероприятия — чемпионаты мира, Европы. И по футболу, и по хоккею. Это непередаваемые ощущения. Одна из моих любимых — футбольная команда "Милан", и одно из грандиозных впечатлений — это посещение матча с мюнхенской "Баварией" на стадионе Сан–Сиро в Милане.

— Музыка и кино вас интересуют?

— Очень люблю кино. Я с таким нетерпением ждал появления в Риге современного кинотеатра! Вот дождался, более–менее часто посещаю Forum Cinemas. Самое большое киновпечатление? Первая "Матрица", наверное. Еще люблю комедии с Брюсом Уиллисом, фильмы братьев Коэнов. В музыке же я остался приверженцем того же стиля и тех же исполнителей, что и раньше.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form