На правозащитной улице Латвии праздник — чистятся перышки, надуваются шарики. В страну едет главный правдолюбец Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе Рольф Экеус, которому поручено "разобраться с русскоязычными".

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Позвольте, но разве г–н Экеус у нас раньше не бывал? Помнится, в этом феврале он обнаружил в Риге "значительные достижения в области прав человека, развитии экономики, а также укреплении идей демократии". "Мы совершенно определенно поддерживаем ситуацию, когда в Латвии ЕДИНСТВЕННЫЙ государственный язык, — заявил Экеус в марте 2004 года. — Также ясно, что в соответствии со стандартами ОБСЕ мы поддержим УСИЛЕНИЕ этого государственного языка". А когда у него поинтересовались — возможно ли возобновление в Латвии миссии ОБСЕ, то Рольф отмахнулся: "Это уже история".

Стоит ли удивляться? Кажется, не 130 лет назад, а вчера писал по этому поводу Федор Михайлович Достоевский в "Дневнике писателя": "Даже нарочно изучавшие нас европейцы, для каких–нибудь целей (а таковые были), и положившие на это большой труд, несомненно уезжали от нас, хотя и много изучив, но все–таки до конца не понимая иных фактов, и даже, можно сказать, долго еще не будут понимать, в современных и ближайших поколениях по крайней мере".

Как про Экеуса ведь сказано — да и не одного него. Ведь всю латышско–русскую разборку можно и нужно рассматривать в контексте отношений России и Европы. При чем здесь русские Латвии? Да при том, что от России мы отделены разве что сами — своими синими и фиолетовыми паспортами, а ни ЛР, ни ЕС нас "пятой колонной" считать не перестают. И именно на фоне очевидного охлаждения отношений Москвы и Брюсселя трудно ожидать какого–то соучастия в ситуации с русскими школами, языком и гражданством.

"Все это намекает на долгую еще, может быть, и печальную нашу уединенность в европейской семье народов; на долгие еще в будущем ошибки европейцев в суждениях о России; на их видимую наклонность судить нас всегда к худшему, и, может быть, объясняет и ту постоянную, всеобщую, основанную на каком–то сильнейшем непосредственном и гадливом ощущении враждебность к нам Европы; отвращение ее от нас как от чего–то противного, отчасти даже некоторый суеверный страх ее перед нами и — вечный, известный, давнишний приговор ее о нас: что мы вовсе не европейцы… Мы, разумеется, обижаемся и изо всех сил таращимся доказать, что мы европейцы…"

Таращимся, Федор Михайлович, чего греха таить. Говорят ведь, что самой большой проблемой русских является то, что они БЕЛЫЕ. Были бы чернокожими или с узкими глазами, то тогда можно было бы нашу инаковость смелее списать на "конфликт цивилизаций". А так даже внешне не отличишь. Автор помнит реакцию посла одной богатой нейтральной страны ЕС на Балканах, когда шутя обсуждался вопрос "Что есть самая большая страна Европы?" Посол назвал Германию, а я — Россию. Ответом был веселый заливистый смех, хотя, собственно, географическая правда (до Уральских гор) была абсолютно на моей стороне. Но у ЕС есть своя версия.

Так, стало быть, приедет Экеус и рассудит? Не дай–то бог — ведь еще Достоевский писал: "То, что они ничего не понимали в нас до сих пор, — в этом была наша великая сила. Но в том–то и дело, что теперь, увы, кажется, и они начинают нас понимать лучше прежнего, и это очень опасно".

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form