24 февраля депутаты Европарламента рассматривали вопрос о статусе русскоязычного меньшинства в Латвии: образование и гражданство. Особенно острую критику со стороны европейских депутатов вызвало наличие почти полумиллиона неграждан в ЛР. "Если бы я был членом Еврокомиссии, то я бы никогда не принял такую страну в ЕС!" — заявил депутат от Испании Игнаси Гуарданс.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Заседание интергруппы ЕП длилось полтора часа, выступление каждого докладчика было расписано буквально по минутам. Точку зрения официальной Латвии представляли советник министра интеграции И. Межс, советник министра образования А. Гейжанс и первый секретарь миссии Латвии при Совете Европы Я. Мажейкс (прибывшая на заседание Э. Папуле — глава отдела интеграции МОН — слова не брала). Альтернативный доклад о ситуации в ЛР сделал сопредседатель Латвийского комитета по правам человека А. Димитров.

Гармоническое общество?

Официальная Латвия явно решила поменять риторику "на экспорт". Агрессивный тон и стоны об оккупации, которыми наши VIP–персоны на ноябрьской встрече надеялись разжалобить евродепутатов, вызвали у тех обратную реакцию. В этот раз все было иначе. Вы удивитесь, но, оказывается, "истинная цель нашей государственной политики не латышская Латвия, а построение гармонического общества, где нет лидерства одной этнической группы над другой"! Г–н Мажейкс даже признал, что в аргументах русской общины тоже есть своя правда. Нет, конечно, совсем без оккупации обойтись было нельзя. Ведь именно этим наши власти объясняют наличие неграждан и необходимость школьной реформы.

"В результате советской оккупации в Латвию прибыли тысячи рабочих и военных со своими семьями, что резко увеличило количество русскоязычных в стране. До сих пор многие солдаты латвийской армии не понимают команд на латышском языке!" — посетовал советник министра интеграции г–н Межс. Хотя какое отношение к оккупации имеют эти солдатики, если в армии сейчас служат лишь потомственные граждане ЛР, а дети, рожденные после восстановления независимости и получившие гражданство автоматически, еще не достигли призывного возраста?!

В советское время, по словам г–на Межса, русский язык в Латвии превалировал, а сейчас занял свое истинное место — как язык нацменьшинства. Козырная карта наших властей, естественно, тоже была выложена на стол: в Латвии работают государственные школы на семи языках нацменьшинств! Реформу образования г–н Гейжанс обрисовал весьма оптимистически: вместо сегрегационной советской системы образования, при которой автономно существовали латышские и русские школы, сейчас введены билингвальное обучение и языковые пропорции в старших классах школ нацменьшинств. Благодаря чему существенные отличия между латышскими и нацменьшинскими школами постепенно стираются. При этом блок предметов на родном языке учащихся позволяет им сохранить свою национальную идентичность. Упомянуты миллионы, потраченные на реформу, успешный диалог с нацменьшинствами через консультативный совет МОН и открытость нового министра к продолжению этого диалога.

Дурной пример заразителен

Юрист от ЛКПЧ Алексей Димитров аргументы официальных лиц разбил в пух и прах: тезис о необходимости реформы для повышения конкурентоспособности выпускников школ нацменьшинств не имеет доказательной базы, поскольку данных о низкой конкурентоспособности наших выпускников в МОН нет. Реформа проводилась без консультаций с нацменьшинствами. Нет никаких исследований о риске ассимиляции в результате реформы, а также об эффективности билингвального образования. А ведь даже международные исследователи критически отзываются об этом методе обучения. Не готовят латвийские вузы и учителей для школ нацменьшинств, которые ведут предметы на госязыке.

Билингвальное образование как переходный этап к переводу старшей школы на госязык обучения было введено в 1999–м, следовательно, к этому эксперименту теоретически могли бы быть готовы лишь нынешние шестиклассники. Весомость докладу придали данные Министерства образования. Опрос МОН в мае 2004 года показал, что только 16% родителей девятиклассников поддержали реформу, 59% высказались категорически против, остальные — частично "за" (кстати, после введения реформы такие данные почему–то не собирали! — Ю. А.).

Другой опрос МОН наглядно показывает, насколько велик риск маргинализации: только 13,7% девятиклассников считают, что могут учиться на госязыке, не могут — 42,2%. Остальные — частично. Подтверждают это и данные госэкзамена по латышскому языку: на категории А, B, C в прошлом году сдали только 48% девятиклассников. Следовательно, успеваемость по предметам, переведенным на госязык, резко падает почти у половины (!) десятиклассников, и как результат — часть из них не может получить даже среднее образование.

— Происходящее в Латвии — плохой пример для новых стран Евросоюза — Румынии, Болгарии, Турции, поэтому рекомендации интергруппы были бы очень важны, — заявил А. Димитров. — Возможное решение — это принятие специального закона о школах нацменьшинств, который бы гарантировал более широкую свободу выбора языка обучения с учетом особенностей каждого региона и каждой школы.

Неграждане — позор Европы

Когда официальные лица ЛР пытались объяснить наличие в стране полумиллиона неграждан, многие евродепутаты не могли скрыть своего возмущения и качали головами. "Темпы натурализации растут, особенно после вступления в ЕС!" — бодро заявил г–н Мажейкс. По его словам, этот процесс тормозили "вредные силы", которые уверяли нацменьшинства в том, что с таким количеством неграждан Латвию не примут в ЕС. А вот оставшиеся полмиллиона неграждан — это те, кто до сих пор хочет получить гражданство Латвии автоматически.

Чиновнику парировал ученик 12–го класса 75–й рижской школы Иван Енгашев. — Я родился в Латвии, мои родители — тоже, но мы значимся в паспорте как aliens, — сказал Иван и показал свой фиолетовый паспорт. — Я не могу понять, почему я чужой? Может быть, я действительно похож на инопланетянина? Население Латвии поделено на граждан и неграждан, на своих и чужих, на хороших и плохих. Я живу в стране легально, ходил в один детский сад с латышами, играл с ними в одном дворе. Но почему я другой? Почему я должен идти натурализоваться и доказывать свою лояльность к государству, в котором я родился? Это объясняется какими–то историческими фактами. Но я не жил тогда. Я живу сейчас. Разве я должен расплачиваться за исторические обиды?

Почему в Латвии смешиваются вопросы гражданства и языка? Этот вопрос неоднократно звучал из уст европейцев. Почему всего 8% представителей нацменьшинств в министерствах и других госструктурах? Депутат от Италии г–н Эбнер сообщил, что немецкое меньшинство в Южном Тироле имеет свои школы, а в последнее время сами итальянцы отдают туда своих детей, чтобы те знали немецкий язык. Депутат от Швеции Х. Лакс, представляющий интересы финского меньшинства, обратил внимание на то, что если государство уважает интересы нацменьшинств, то и оно уважает законы государства, поэтому очень важно найти самый правильный в психологическом отношении метод освоения языка. Так, как это делается в Швеции, например. Самым резким было выступление И. Гуарданса из Каталонии. — Конечно, меньшинство должно учить язык большинства, — сказал он. — И я считаю, что при существующих языковых пропорциях в школах русским не грозит ассимиляция, но 400 тысяч людей, лишенных гражданства, — это вопиющее безобразие! За 14 лет Латвия не смогла решить эту проблему! Если бы я решал в Европейском совете вопрос о принятии Латвии в состав ЕС, я бы никогда не включил эту страну в состав Европейского союза. Ведь 400 тысяч граждан второго сорта теперь проживают не только в Латвии, но и в Европейском союзе.

Итоги

Председатель интергруппы Чаба Тобайди, подводя итоги встречи, сказал, что все признают трагическую историю ЛР, но современная Латвия не должна строить свою политику на основе исторической ревизии. Почти полмиллиона неграждан и 40% русскоязычных — это реальный факт, и с этим надо считаться. Ограничение в гражданских правах и пользовании своим родным языком не соответствует европейским униям. Все меньшинства на территории Европы должны иметь право учиться на своем родном языке.

В конце заседания интергруппы к школьнику Ивану Енгашеву подошел вице–президент Европарламента Джеральд Онеста и передал записку. "Спасибо вам за ваше эмоциональное выступление. Я многое понял. За время своих полномочий я постараюсь помочь вам и национальному меньшинству, которое вы представляете".

В марте состоится закрытое заседание интергруппы, где латвийский вопрос будет обсуждаться уже среди самих депутатов ЕП. Вопрос о негражданах, очевидно, будет вынесен на рассмотрение комитета ЕП по гражданским свободам и правосудию. Это означает, что русская община стала субъектом европейского диалога. И надежды наших властей на то, что сам факт принятия страны в состав ЕС автоматически снимает с повестки дня все больные вопросы, не оправдался. Чтобы зараза не распространилась по Европе, латвийскую болезнь будут лечить иностранные врачи.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form