Седа — крошечный городок, затерявшийся где-то среди вязких торфяных болот. Правда, в отличие от Гримпенской трясины, где, как известно, обитала собака Баскервилей, местечко оказалось совсем не зловещим. Дети в Седе рождаются, работа есть. А еще, на торфяных болотах живут милые и приветливые люди, которые, похоже, не собираются прогибаться под изменчивый мир.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Фотоальбом на DELFI Foto

Но обо всем по порядку. Нередко приходится слышать истории о том, что Седа — это «островок СССР», своего рода идеальный, в представлении советских властей середины XX века город. Действительно, Седу начали строить в начале 1950-х годов буквально на ровном месте. Людей на новое торфяное месторождение свозили со всей страны.

image

В итоге в этом типично латышском регионе за несколько лет вырос городок с мощной промышленностью и преимущественно русскоязычным населением. Бытует мнение, что на стройку в Седе свозили заключенных, но эта версия, по словам руководителя волости Ирины Андреевой, не имеет ничего общего с действительностью.

image

На Седе советские архитекторы обкатывали проект советского города «будущего»: массивные здания и широкие, геометрически безупречные проспекты, ведущие к центральной площади, до сих пор напоминают о былом величии. Впечатляет своими огромными колоннами и местный дом культуры. Теперь, правда, здание запущено. Денег на его содержание у самоуправления пока нет, уникальная внутренняя роспись в стиле соцреализма скромно доживает свой век в заколоченных досками танцевальных залах.

Седа производит впечатление города с большим прошлым и непростым настоящим. Огромное торфяное производство не ушло в небытие вместе с советской эпохой. Правда, местный завод в результате странных, по мнению местных властей, махинаций перешел в руки хозяина-голландца. Теперь контрольный пакет принадлежит уже финской государственной компании. По словам Ирины, многие местные жители до сих пор не могут понять, как «наш» завод в одночасье стал «не нашим». Капитализм, батенька. Причем буквально в соседнем здании.

image

Вообще, иностранцы в Седе — частые гости. Причем, едут сюда не только предприниматели, но и любители дикой природы. В окрестностях поселка расположен Северо-Видземский биосферный заповедник, гордостью которого является одно из крупнейших в Латвии болот. Экологи прогнозируют, что лет через 20 в итоге слияния разбросанных по округе водоемов здесь образуется самое большое в Латвии озеро.

А еще иностранцы любят давать советы — мол, «у вас под ногами лежит золото, но вы не умеете его взять». Они даже готовы регулярно приезжать сюда на отдых. Дело за малым — построить дорогу, создать инфраструктуру и т.д. Но пока все это больше похоже на воздушные замки. У волости своих забот полно — надо думать, как содержать пансионат и чем кормить «социальные дома», или попросту «бомжатники», куда приходится переселять тех, кто опустился на дно.

Тем не менее, благодаря нескольким действующим промышленным объектам в городе есть рабочие места. А после замораживания части строек в Валмиере, в город стала возвращаться местная рабочая сила — нет худа без добра. Хорошие работяги, правда, и так при деле. Но их не так много: за прошлый сезон на должности кочегара сменилось 17 человек. Всех пришлось уволить за профнепригодность.

Молодежь понемногу тоже возвращается. В свое время в школу ходило по 6500 ребятишек, сегодня только чуть больше сотни, но их с каждым годом все больше. Бессменный директор школы, учитель физики Дмитрий Томашевич рассказывает, что через год ждет 18 первоклашек, причем все — мальчики. Может, открыть для них секцию верховой езды или фехтования?

image

Основательные мужчины в городе, которым руководит женщина. Да руководит так, что диву даешься.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form