На улице Мукусалас хорошо думать по–японски. Взглянешь в окно — гейши парами идут; второй раз взглянешь — самураи шествуют (а может, и полицейские). Бабочка нежная крылышками поскрипывает по моему лбу. А я все жду, когда сакура на Луцавсале зацветет. Выхожу туда — одни голые вербы. Надежда есть. Сукоси нэдан–га харимас нэ.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
На этой неделе прошел я по местам былых сражений. На улице Упырей остался один "Папагайлис", где провели мы смутные 90–е годы. Там другие морды сидят со своими мечтами, а от нас даже тени не осталось. Где вы, где вы, незабытые други?! Где ты, дядя Паша Р., старший Петрович, домовой Афанасий, кот Василий? Коно хон–о емимасита ка?

Грустно возвращаться туда, где никто не ждет. Ручеек вздыхает… Смеюсь от души и плачу. Первого апреля взял ящик водки и — поехали в "Колотиловку"!

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form