Элина Пулкстеча работала дизайнером в салоне "Рамона" по изготовлению мебели на заказ. Положив руку на сердце, можно сказать, что там ее не очень любили: дизайнер трудилась без вдохновения, и клиенты редко обращались к ней за помощью. Поэтому сначала Пулкстече дали самую низкую квалификацию, а потом поставили ультиматум: или она активнее привлекает покупателей, или пишет заявление об уходе. Этого ранимая душа художницы вынести не смогла…

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Коллектив не принял

Работа не задалась у Элины с самого начала. Что было тому виной: ее недостаточные профессиональные навыки, или между нею и директрисой Еленой Пярковской пробежала черная кошка, остается только гадать. Факт тот, что сначала ее долго не хотели оформлять, а затем, после официального вступления в должность, почти сразу же уволили. Причем расставание с работой, казалось бы, протекало вполне благополучно: ни у одной из сторон не было претензий материального характера. Правда, потом на фирму приходили какие-то люди и искали Пулкстечу, чтобы получить должок в 900 латов. Узнав, что эта дама здесь больше не работает, люди испарились. Директриса Елена Пярковская вздохнула было с облегчением, как вдруг…

Темным январским днем в контору на Виенибас гатве зашла какая-то бабушка. "Письмо вот, начальнице передайте", — сказала пенсионерка секретарше и двинулась к выходу. Утром следующего дня конверт оказался в руках адресата. "Любопытно, что за анонимка. Наверное, кто-то из своих прислал", — подумала Пярковская и вскрыла письмо. Ой, лучше бы ей никогда не видеть того, что находилось в конверте… На обычной белой бумаге был распечатан текст пренеприятнейшего содержания, в котором в довольно язвительной манере неизвестный доброжелатель докладывал о некоторых финансовых делах и на фирме.

В конце стояла приписка приблизительно следующего характера: "Чтобы эти сведения не попали в руки представителей прессы и Службы госдоходов и полиции, переведите 30 тысяч латов на счет № ХХХХ до 12.00 следующего дня… Конечно, на "мерседесы", на которых выездите, этого не хватит, но на какую-нибудь "ауди"…"

"Шантаж!" — подумала директриса. Судя по приложенному к письму бумажкам — копиям некоторых бухгалтерских документов, Пярковская поняла: вымогатель имеет доступ к конторской документации.

Полиция выходит на след

Вечером того же дня аналогичное послание получил муж и по совместительству владелец фирмы Рамон Пярковский. Только ему письмо доставила не бабушка, а какой-то бомжик, забежавший к вахтеру на производственном цехе в Рижском районе. Супруги сели за стол и предались грустным размышлениям…

Признаться, ничего такого криминального в письме не содержалось. Вымогатели писали о вполне привычных для латвийских предприятий нарушениях, тянувших, максимум, на административное наказание и штрафы. А именно: выплата зарплаты в "конвертах", нелегальное трудоустройство и "неучтенка". На основании этого вымогатели делали вывод, что фирма платит налоги только с 10-20% доходов. Мол, исключительно благодаря этому вам, редискам, удалось построить дачку в Юрмале и жить припеваючи. Ситуация, что и говорить, неприятная. Для начала супруги решили связаться с преступниками, предусмотрительно указавшими номер телефона. Трубку на другом конце поднял некий мужчина, говоривший по-русски с латышским акцентом и представившийся Карлисом. Он дал понять, что деньги требуются все и сразу. Однако того наглого напора, тюремной фени и других верных признаков братков они не услышали. Голос был интеллигентный, мягкий и усыпляющий. Поэтому деловая чета решила, что это какая-то шутка.

Через пару дней на мобильник директрисы пришло жесткое послание: "Если не хотите трагедии в своей жизни… перечисляйте деньги немедленно!". Пошли намеки на врача, который лечил детей, и знакомства в среде политических деятелей Латвии. Пришлось супругам идти в полицию.

Дело на неделю, возни — на год

С точки зрения полиции, дело яйца выеденного не стоило: преступники оставили столько следов, что вычислить их не составило никакого труда. Например, через банковский счет в банке, на которых жертвам надо было перечислить деньги. Счет принадлежал близкому другу вымогателя Юрису Поколову. Дружба дружбой, но когда тебя прижимает полиция… Поэтому первым сел Валдис Пейнбергс, а за ним последовала и главная зачинщица скандала — Элина Пулкстеча. На всю операцию, собственно, ушла всего одна неделя.

После короткой и поучительной беседы с сотрудниками органов парочка решила написать чистосердечное признание. Будучи людьми интеллигентными и порядочными, Пейнбергс и Пулкстеча написали все, как было, не утаив ни одной детали и четко обозначив роль своего товарища во всей этой истории. Показания совпали на 100 процентов! А дальше для полиции началось самое неприятное — бумажная работа. Экспертиза и выписки телефонных разговоров, посланий, текста, писем и прочих вещдоков заняли два пухлых тома. Собиралось все это больше года, и дошло до суда лишь минувшим летом. Согласно чистосердечным признаниям, полностью подтвержденным документальными доказательствами, дело складывалось следующим образом.

Знакомым не откажешь

После увольнения в жизни Пулкстевичи началась черная полоса. У нее возникли проблемы с одним из клиентов, которому она проектировала мебель. Этот клиент потребовал вернуть деньги — около двух тысяч латов. Пулкстевиче пришлось занимать денег у знакомых. О помощи она попросила также у делового партнера своего мужа Валдиса Пейнбергса (муж, кстати, в то время находился в России с целью заработка).

Размышляя как-то раз о своих долгах, она вспомнила про своего бывшего работодателя — фирму "Рамона". "Вот кому придется заплатить за те все гадости, что они мне сделали!" — решила Пулкстевича. В качестве сообщника она решила привлечь своего знакомого Пейнбергса. Тот, взвесив все обстоятельства, согласился помочь. В планы стремительного обогащения парочка решила посвятить также мужа Гунара Пулкстевича. "Да вас возьмут, как младенцев! Выбросите эти глупости из головы!" — порекомендовал он супруге и своему деловому партнеру.

Однако страшный маховик женской мести уже был запущен, и остановить его никто не мог. Более того, аппетиты у Пулкстевиче росли прямо таки в геометрической прогрессии. Сначала она хотела "взыскать" с обидчицы Пярковской 10 тысяч латов, а уже на следующий день все 50. Пришлось вмешаться Пейнбергсу, который сказал: "Слушай, 50 тысяч — это нереальная сумма. Давай потребуем хотя бы 30 тысяч…". Забегая вперед, отмечу: после переговоров вымогатели снизили свои требования до пяти тысяч латов. Пейнбергс уговорил знакомого пенсионера Поколова открыть на свое имя счет в банке, пообещав в случае успеха весомую прибавку к пособию в размере пяти тысяч латов. Затем он купил карточку "Золотая рыбка" для связи с жертвами, распечатал угрожающее послание в Интернет-кафе и нанял двух бомжиков за один лат, согласившихся отнести письма в кантору. Вот, собственно, и весь преступный план.

Вместо эпилога

Состоявшийся недавно суд дал парочке по пять лет условно каждому. Месть Пулкстевичи удалась лишь отчасти: фирма действительно привлекла внимание компетентных инстанций. Правда, о наказании предпринимателей уголовное дело умалчивает.

(Фамилии главных героев изменены по этическим причинам)

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form